НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Память

А он и не знал, что станет героем

Последний бой

фото Игоря Катаева 26 октября 1999 года в составе батальона 506-го мотострелкового полка Приволжского военного округа рядовой Алексей Жаров участвовал в штурме высоты Терского хребта. Бандиты встретили федералов сильным пулемётным огнем многоярусной обороны на склонах господствующей высоты. Дальше идти было невозможно, солдаты вынуждены были залечь и окопаться. Командир - майор Эдуард Жуков - принял решение обойти бандитов и нанести удар с фланга. Выполнить этот приказ должно было подразделение, где служил Алексей. Под пулями противника Жаров первым ворвался в траншею, столкнувшись лицом к лицу с боевиками. Огнём в упор из автомата положил четырёх бандитов, проложив путь для своего подразделения.

Автоматная очередь боевика, оставшегося в окопе, предназначалась комбату. Но Алексей грудью закрыл своего командира…

Кому нужна эта война?

К небольшому домику мамы Алексея Марии Ильиничны Жданковой мы подъехали уже совсем поздно. У калитки нас встречает вислоухий щенок, радостно тявкает, ластится к людям. "Старого, который Алёшу в армию провожал, в эту зиму бомжи украли и съели", - говорит Алёшин дядя.

Двери открывает сама Мария Ильинична: "Ой, да в такую даль! Обидно, что банька остыла, попарились бы…" Быстро собрала на стол: "Кушайте шаньги да молоко, Алёша стряпню домашнюю любил, всё в письмах писал, что по домашней пище соскучился".

Прошло три года. Журналистская судьба вновь забросила меня в те края. Зашел проведать Марию Ильиничну, справиться о житье-бытье.

Мария Ильинична сама поднимала семью. Семья у Жданковых большая, пятеро детей, работящая. Прокормить такую ораву большого труда стоит. Раньше, когда помоложе была, Мария Ильинична и скот держала, и сено косила. Двух-трех коров, пару свиней, козочек. Дети во всем маме помогали, на огороде копались, дрова рубили, сено стоговали, по грибы да ягоды в лес бегали. Мария Ильинична на двух работах успевала: сторожем в лесхозе и прачкой в рейдовском общежитии. За 80 рублей обстирывала лесозаготовителей.

Пришлось коз держать, носки вязать и продавать городским. Отец на рейде работал, в лесу сторожил.

"Он всегда добрый был…"

Об Алёше в доме говорит буквально всё. На полке с книгами - его портрет в рамочке. Мария Ильинична достаёт альбом с фотографиями, старые школьные тетрадки. Бережно перелистывает страницы. Вот малыш Алёшка сидит на капоте "Жигулей", вот с ребятами на рыбалку собрался. "Он беленький был, как сметанка…- на глаза матери наворачиваются слёзы. - И добрый, всегда с малыми пацанами возился… Когда в школе учился, девчатам всегда нравился. Но в армию провожали его только одноклассницы. Робкий был с ними. Говорил: "Отслужу в армии, потом обязательно учиться пойду. А любимую - встретить надо".

После девятого класса Алексей поступил в строительный техникум, но учёба не заладилась. Вернулся в школу, получил права тракториста.

Домой писал часто, обстоятельно по два-три листа каждую неделю. Мария Ильинична достает бережно собранные сыновние письма.

Письма из Тоцка

Письмо первое
… Соскучился я по вам, по деревне, ужасно, хотя и прошла всего одна неделя. Сейчас КМБ, присяга ориентировочно назначена на второе воскресенье этого месяца, т.е. на 13 декабря, но ни чего не известно точно. Даже кем я буду служить - и то не известно (солдатом конечно).
P.S. По домашним пирожкам уже соскучился.
Анка, не ругайся с родителями.

Письмо второе
Еще раз здравствуйте!
Пишет вам уже по праву, носящий звание гвардейца, рядовой Леха.
Вчера состоялась присяга. В нашем взводе я принимал ее последним и представьте себе, когда я ее рассказал и расписался ко мне, как к представителю молодого пополнения, подошел командир полка полковник Гусев, пожал руку и поздравил меня с вступлением в ряды армии. Фотограф стоял рядом и не сфотографировал момент рукопожатия. Я готов был автоматом его долбануть. Полковник еще так долго тряс мою руку, а парни говорят, что он так упорно в это время поглядывал на фотографа, тоже видимо хотел сфотографироваться со мной. Вообще-то у нас удачный призыв - через 2 недели после приезда в часть мы встречались с командующим ПриВО генерал-полковником Сергеевым. В то время как из тех, кто отслужил года по полтора и больше, ни разу не видели его. Не то, что беседовали.
Ну ладно, наверняка надо закругляться. Еще раз поздравляю с новым годом, а тебя мама, с днем рождения. Будьте счастливы и здоровы.
21.12.98 года.

Письмо третье
… Интересно, что тут летом твориться будет, если сейчас на солнце жарища, правда ветер весенний, холодный - как подует, озноб пробирает…
Перешли на летнюю форму одежды, выдали майку трусы, кепку. А что у нас в Лысьве происходит? Снег растаял? Наверное, уже огороды обрабатывать начали?
Папа, ты рыбачишь или нет?
Апрель 1999 года.

А после учебки выяснилось, что служить их часть будет в Чечне.

Письмо четвертое
Лес состоит в основном из одних сосен, есть осины, дубы. Берез-то почти нет. С ума можно сойти - ни одной елки не видел. Зато цветов много разных - такие у нас в палисаднике цветут. Нарциссы в лесу видел, спаржу - вроде так елочка называется. Интересная конечно природа, красивая. У нас я многих трав и цветов не видел, и наоборот - у нас растет то, чего здесь нет. Например черника, клюква - таких ягод тут почти ни кто не видел.
На полигоне гадюки, ужи, ящерицы всякие ползают - ходить осторожно надо.
Скоро,1 июня - начало нового учебного периода. Опять стрельбы, учения…
Май 1999 года.
18.06.99 года

Последнее письмо
Сестренка, привет!
Ух и обрадовала ты меня своим письмом, вестей из дома давненько не получал. А сейчас буду получать еще реже, по крайней мере, в ближайшие 3 месяца. Теперь я снова в полку, нас срочно вызвали из командировки…
А вызвали нас потому, что наш 506 полк завтра, вернее, уже сегодня, откомандируют в Дагестан. Так что сестренка, придется немного повоевать. Наш батальон прямого участия в боевых действиях принимать не должен. Мы будем стоять на блокпостах. Так что сестренка к Новому году вернусь в Тоцк.
Эти три месяца буду загорать, кушать фрукты, пить вино. Правда, вино пить опасно, война все же.
Сказать или нет родителям, решись сама, если они ,конечно, раньше тебя не прочтут это письмо.
Крепко тебя целую, твой брат Алеша.
До свидания, сестренка.
18.09.99 года

Вещий сон

Уходя в армию, он насолил 50-ти литровую бочку рыбы. Это вам, чтобы ели и меня вспоминали" А когда водку впервые на вокзале в Берениках при отправке выпил, так все извинялся: "Ты не подумай плохого, мамочка! Это я так, для сугрева".

В армию провожали из поселка тогда троих. Отправляли всем миром, желали отслужить, не посрамить Урала. Алексей в этой тройке выделялся - рослый сильный.

Как и все ребята, обещал вернуться. Домой писал часто, обстоятельно по два-три листа каждую неделю.

- Ночью приснился сон - сидим с Анютой дома и плачем… Вдруг Алеша заходит. "Что вы плачете… Я же домой в отпуск приехал", - Мария Ильинична смахивает слезу. - А утром птички стучат в стекло и грудками бьются. Я спрашиваю: "Что милые принесли - беду или радость в дом?" А к обеду похоронка пришла из военкомата. Дальше я уже и не помню… Домой привезли на тринадцатый день. Я гроб приказала открыть. А он как живой… Только в пороховой копоти и руки в машинном масле, в земле. Неужели в Ростовском госпитале обмыть не смогли? Мыла я его, своего Алешеньку…

В мае 2000 года. Весь посёлок Усолье собрался в Доме культуры. Матери их земляка Алексея Жарова вручали высшую награду России - Звезду Героя. Только вот сам Алексей никогда не увидит её…

Награду Марии Ильиничне вручал командующий ВО генерал-полковник Анатолий Сергеев. Именем Алексея Жарова назвали одну из улиц поселка Лысьва. Говорили, что не забудут и семью. Даже посулили дать квартиру. Командующий обещал матери организовать поездку в Тоцк, где дислоцируется полк, в котором служил Алексей. Чтобы мать своими глазами увидела, как в части увековечена память о Герое. Свое обещание боевой генерал выполнил, Мария Ильинична в прошлом году побывала в гостях у мотострелков.

Мария Ильинична старалась сдерживаться, а когда было совсем невмоготу, кусала губы. И все же осталась у нее обида на армейское начальство. Когда доставили скорбный "груз 200" в Лысьву, сопровождавший тело Алексея капитан передал пакетик с личными вещами: жетон с номером, три бирочки погибшего и брючной ремень. Недоумевает Мария Ильинична: "Неужели больше ни чего не осталось - ни писем друзей и сестер, ни фотографий, ни личных вещей?"

Александр Ковылков
Размещено 05.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)