НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Расследование

Липовое дело

Корпорация властиКонтратака браконьеров началась неожиданно. Все происходило в деревне Усть-Тунтор, у пилорамы, в ноябре 2002 года. Ильфат Яппаров, недавно назначенный лесничим Шермейскоего лесничества Бардымского сельского лесхоза "Пермсельлеса", приехал с лесником и водителем изымать, как он утверждает, украденный лес. Вскоре на своей машине появился Салават Акбашев, начал угрожать лесничему, который не собирался уступать. Тогда Акбашев схватил лом и нанес Ильфату три удара. Яппаров, высокий тридцатилетний мужчина, ответил нападавшему - началась схватка.

Бригада браконьеров шабашила - рубила и грузила липовые и другие стволы на машины. Ильфат Яппаров уже знал, что этот лес свален на его участке незаконно, без лесорубочного ордера. Знал и то, что спилен он уже не в первый раз, что работа шла и до него, пока здесь не было лесничего.

После этого случая он около месяца провел на больничном. Мировой суд взыскал с Акбашева, начальника производственного участка СПК им. Ленина, в пользу Яппарова 578 рублей. При этом в приговоре ни слова не было сказано о том, что во время нападения последний находился при исполнении служебных обязанностей.

В заявлении директора Бардымского сельского лесхоза М.М. Котельникова начальнику РОВД И.Н. Якупову написано, что в ходе проверки 21 ноября лесничий И.Х. Яппаров и лесник М.Н. Набиулин обнаружили хвойный лес в хлыстах около пилорамы в деревне Усть-Тунтор. Было установлено, что эта древесина самовольно срублена Салаватом Акбашевым. Ущерб лесному фонду составил 98 095 рублей.

В этом году события разворачивались так. Когда редакция получила информацию о происходящем, Ильфат Яппаров находился уже в камере пермского СИЗО. После его освобождения мы обратились за помощью в Главное управление природных ресурсов по Пермской области. Начальник отдела государственного контроля Дмитрий Александрович Клейн пошел нам навстречу. В результате совместного расследования редакцией нашей газеты и управления, которое представлял инспектор Николай Егорович Шохин, выяснилось, что нападение на лесничего было звеном давнишнего, скрытого от посторонних глаз процесса незаконной добычи леса в Бардымском районе. И этот процесс стал таким угрожающим, что последние два года до Яппарова никто не соглашался возглавить Шермейское лесничество, самое большое в районе - 26 000 гектаров. По утверждению директора лесхоза, возможные кандидаты на должность отказывались, уже зная, какому риску они подвергают себя и семью. За последние десять лет один лесничий лесхоза пропал, никто не смог его отыскать - ни живого, ни мертвого, у другого сгорел дом. И не успел Яппаров начать работу, как получил ломом по спине.

Осенью 2002 года в район регулярно приезжали лесовозы из Екатеринбурга: раз в неделю появлялся КАМаз, а позже, в ноябре-декабре - по две-три машины. Бригада шабашников, известная в округе всем по именам, вырубала липы, выбирая деревья по своему усмотрению, отбирая для продажи только треть, лучшие из них. Дело в том, что пока липу не спилишь, не узнаешь, какого она качества. Только когда дерево раскрыжовывается, видно - белая древесина или нет. Если темная сердцевина была более пятака, дерево бросали.

- У нас лесонарушения происходят почти ежедневно, - сказал главный лесничий Бардымского сельского лесхоза Ильдус Лотфуллович Кучумов, - незаконная рубка приобрела такие масштабы, что жители деревень начали возмущаться.

По словам Кучумова, в лесу активно работает бригада шабашников, которой руководят подставные лица. Но кто реальный хозяин "липового дела"? Имя знают все, но мало кто не боится назвать его вслух. Директор лесхоза Марат Котельников и лесничий Ильфат Яппаров называют - это заместитель прокурора района Анас Суфизянович Зайнышев.

Липу валят в урочище "Павловка", там, где находится делянка для местных жителей. Это подтверждают жители Шермейки. Прокурор выписывает себе лес на дрова, на сруб, выписывают родственники, а потом начинается рубка в неограниченных объемах и в необозначенных границах - и липы, и хвойных пород. Жители же говорят: обычно работает пять-шесть человек, приезжающие из села Искирь, а руководит ими местный, из Шермейки - называют фамилию. Один из наших собеседников рассказывал, что однажды наткнулся в урочище на штабели липы объемом, примерно, сто кубометров. Он же называл места в районе, где браконьерская рубка идет уже не первый год.

Как выяснилось, подрабатывает заместитель прокурора не только лесом, но и полуфабрикатами. Вот, например, письменное свидетельство одного из жителей района: "…зимой этого года, в январе месяце, я по просьбе Зайнышева Анаса Суфизяновича ездил в леса ООО "Шермейское" в урочище "Павловка" за срубом 6 на 6. С двумя "Уралами" и рабочими. Деньги мне за перевозку этого сруба платил Зайнышев А.С. После он мне этот сруб продал за 10 000 рублей".

Директор лесхоза Марат Марнович Котельников обращается в местную милицию регулярно - о незаконной рубке леса, с указанием сумм материального ущерба. Но не все заявления принимаются: в 2002 году было около тридцати, в нынешнем милиция приняла двадцать шесть. "Речь идет о сотнях кубометров древесины", - говорит он о добыче браконьерской бригады в урочище "Павловка".

Прикамье покидают машины с незаконно добытым хвойным и липовым лесомДело дошло до того, что возмущенные жители села Шермейка решили обратиться в областные природоохранные органы. Люди писали, что в урочище "Павловка" до сих пор лежит брошенный липняк, что покосы захламляются, что рубится деловой лес и увозится по ночам. Увозится туда, где из него делают европейскую вагонку для отделки помещений. Мне показывали номера сотовые номера телефонов и номера машин тех, кто приезжал за лесом. Люди сами неоднократно видели машины со свердловскими номерами.

Особенно возмущаются происходящим те жители села, которые занимаются разведением пчел. Известно, что липы являются медоносными деревьями, соседний Башкортостан на всю страну прославлен своим липовым медом. А Прикамье, похоже, станет известно "липовым делом". Было время, липу рубили на мочало, много рубили, пока не поняли, какой вред наносится этим пчеловодству. Потом прекратили. А теперь снова - на колу мочало, начинай сначала.

За "липовым делом", в конце концов, последовало уголовное. По жалобе жителей села Шермейка была проведена проверка, в ходе которой выявлены факты незаконной вырубки леса в урочище "Павловка" Шермейского лесничества. Проверку проводил прокурор Уинского района И.В. Чураков. Были опрошены сотрудники лесхоза, в том числе Ильфат Яппаров и Марат Котельников, директор лесхоза, сам Анас Зайнышев и рабочие бригады шабашников. Как было сказано в протоколе о лесонарушении, составленном государственным инспектором ГУПР МПР по Пермской области Н.А. Полозовым в апреле 2004 года, сумма ущерба от порубки деревьев в 14 квартале Шермейского лесничества составила 123 603 рубля. Это значительно меньше тех сумм, что указывались в заявлениях директора лесхоза в милицию. Поскольку браконьерство в районе приняло тотальный характер.

В постановлении о прекращении уголовного дела сказано: руководство сельского лесхоза не отрицает, что для значительной части сельских жителей хищение леса стало главным источником доходов, также в районе отсутствует нормативно-правовой акт, определяющий порядок приобретения населением права на лесопользование для собственных нужд из лимита администрации. Лесник А.В. Черников не имел права выдачи ордеров, поскольку это делать уполномочен только лесничий. Кроме того, лесник по ошибке отвел под рубку деревья не в том квартале. А лесничий И.Х Яппаров после того, как обнаружил переруб леса, сразу не составил перерасчетной ведомости, и освидетельствование данного места было произведено с большим опозданием.

Да, а в чем оказался виноват сам Зайнышев? По этому документу - в том, что он как житель села Барда не имел права на лесозаготовку по ордерам на мелкий отпуск древесины на корню из лимитов Шермейской сельской территории без распоряжения органа местного самоуправления. Не прокурор виновен, а лесники! Вот основной пафос постановления. В адрес директора лесхоза было вынесено соответствующее представление. Уголовное дело по факту незаконной порубки леса в Бардымском районе, в квартале 14, прекращено за отсутствием состава преступления.

Поэтому дальнейший ход событий представляется логичным: пусть отвечают виновные. Не успел Яппаров узнать о том, что, по выводам следствия, прокурор ни в чем не виноват, как было возбуждено другое уголовное дело - против него самого. До этого его несколько раз вызывали в прокуратуру. 25 июня он приехал в Пермь - жаловаться в областную прокуратуру на давление, которому подвергался со стороны районной. Объяснил ситуацию дежурному прокурору. Тот ответил, что необходим адвокат, чтобы "я вместе с ним написал заявление на имя прокурора области". В тот день Ильфат не успел найти адвоката, а 26-го утром его вызвали в районную прокуратуру, к 10. 00, но уже не к прокурору, а к следователю М. Иткинову. "Вы будете допрашиваться в качестве подозреваемого…" Допрашивали до трех часов, а потом арестовали, с дежурным обвинением в незаконной рубке леса. Основой для задержания и заключения под стражу стало то, что он оказывал давление на свидетелей. Да, и суд быстро, в тот же день, с этим согласился.

Как оказалось, в начале июня сотрудники районной прокуратуры выехали на делянку Шермейского лесничества, где заготавливает лес население местных деревень, по лесорубочным билетам. Представителей лесхоза не пригласили. И посчитали пеньки, которые там были, с понятыми. После чего было возбуждено уголовное дело против лесничего - ага, срубленные деревья повесили на него.

Яппарова отправили в пермское СИЗО №1, где он провел полтора летних месяца. В камере было шестнадцать человек, в конце осталось восемь. "Что это за статья такая - 260-я? - с улыбочками спрашивали сокамерники. - Не встречали раньше здесь…" - "Незаконная порубка", - отвечал Ильфат. - "Иди домой, кому ты здесь нужен с такой статьей", - шутили подследственные. Никто из правоохранительных органов к Ильфату не приходил, не допрашивал. Он сидел в камере и знал, что бригада продолжает рубить лес в его лесничестве. Да, его посадили в жаркую, душную камеру, чтобы не мешал.

Ильфат Яппаров - выпускник железнодорожного техникума, работал в колхозе, был участковым и оперуполномоченным уголовного розыска в милиции, потом уволился, заниматься коммерцией, лесничим стал год назад. В нынешнем августе, сразу после ареста, поступил на заочное отделение лесотехнического института. Женат, воспитывает сына.

3 июля, когда Япаров находился в камере, в Шермейское лесничество приехала проверочная комиссия - по просьбе самого директора Бардымского сельского лесхоза, на предмет возможного нарушения законодательства РФ. Осмотрев делянку, за которую отвечает Яппаров, комиссия пришла к выводу: "Имеющиеся нарушения лесного законодательства причиной для возбуждения уголовного дела являться не могут". Подписали бумагу государственный инспектор главного управления природных ресурсов и окружающей среды МПР по Пермской области М.В. Ширинкин и начальник лесохозяйственного отдела управления ФГУ "Пермсельлес" В.М. Семенов.

Адвокат Яппарова, Алим Хакимович Якубов, с которым жена арестованного заключила договор в день задержания мужа, подал жалобу в областную прокуратуру. В жалобе он отметил абсурдность заключения под стражу под предлогом давления на свидетелей по делу, поскольку лесничий в принципе не мог оказать давления, потому что был арестован тут же, в день обвинения. А те объяснения, которые он требовал от людей, рубивших лес, до того, он вправе был брать как лесничий. И добавим к аргументам адвоката: более того - обязан был это делать. Адвокат просил изменить меру пресечения.

После того, как Яппарова освободили из СИЗО по настоянию областной прокуратуры, его никто никуда не вызывал, не допрашивал, как будто задача была уже выполнена. Какая же это задача? Может быть, ответ подскажет следующий факт: о 2 сентября Бардымская прокуратура ходатайствовала в суде об отстранении лесничего от должности. Суд отклонил ходатайство, но постановление еще не вынес. При этом та же бригада продолжает работать и рубить лес - на границе Шармейского лесничества и гослесхоза. Яппаров нашел то место, где лес был вырублен за время его ареста.

Местные рассказывают: браконьеры грузят лес ночью, чтобы никто не видел. Понятно, мы записали свидетельства опрошенных жителей на пленку, но пока решили не называть имен наших собеседников, чтобы не подвергать их излишнему риску.

Понятно, мы обязательно вернемся к этой теме, поскольку уголовное дело против лесничего не прекращено, и браконьерское - тоже. Более того - возможно, нам придется обраться с жалобой в Генеральную прокуратуру, если липовые дела не канут в Каму, а другие не обернутся реальными.

    О результатах поездки с точки зрения государственного инспектора по контролю за состоянием, использованием, охраной, защитой лесного фонда и воспроизводством лесов Н.Е. Шохина.
    В ходе проверки ранее выявленные сельским лесхозом факты незаконных порубок леса в Бардымском районе подтвердились. Количество зарегистрированных случаев незаконных порубок леса - 31, с общим объемом древесины - 1183, 95 кубометров. Из них 14 случаев совершено невыявленными нарушителями (сумма ущерба - 2 513 874 рубля). Количество выявленных лесонарушений - 17 (сумма ущерба - 958 027 рубля).

Юрий Асланьян
Размещено 08.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)