НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Сотрудничество

"Возвращение домой…"

Татьяна Ивановна МарголинаВице-губернатор области Татьяна Марголина недавно вернулась из командировки в Москву, где выступала в Доме правительства перед Межведомственной комиссией по делам несовершеннолетних о пермском опыте устройства детей в семью. Сегодня Т.И. Марголина отвечает на вопросы корреспондента "ЛД".

- Татьяна Ивановна, в чем ценность пермского опыта и почему о нем пришлось говорить на федеральном уровне?

- Это не столько, наверное, опыт, сколько подходы к решению проблем. У нас за последние два года обозначилась положительная динамика в устройстве детей, которые по разным причинам не могут находиться в своей родной, кровной семье, в другие семьи. Теперь мы ребенку, которому не повезло с родителями, который оказался несчастен по факту своего рождения именно в данной семье, должны создать такие условия, чтобы у него, несмотря ни на что, сложился позитивный образ семьи, чтобы когда этот ребенок вырос, он сам мог определять, какую ему создавать семью - такую, где родители пьют, жестоко относятся к своим детям, не заботятся о их воспитании и развитии, или такую, где все вместе проживают интересную жизнь, где есть такие понятия, как забота друг о друге, уважение друг к другу. Вот это, с моей точки зрения, главный результат.

Идея воспитания ребенка в замещающей семье оказалась настолько жизненной, что стала приоритетом в политике преодоления социального сиротства детей в Пермской области, на эту идею живо откликнулась и общественность. Эту идею приняли люди самого разного достатка. Ведь те, кто берет ребенка в семью, не всегда очень хорошо обеспечены, среди этих людей очень много бюджетников, которые живут достаточно сложно в финансовом смысле. Тем не менее, они откликнулись. Они почувствовали, что нужны детям, оставшимся без родителей. Поэтому задача власти - создать условия, чтобы ребенок получил эту практику жизни в нормальной семье.

Чтобы эти условия были действительно благоприятными, у нас в области создана законодательная база, позволяющая это делать. Есть региональный закон о приемной семье, закон о патронатном воспитании. Региональным законом принята целевая комплексная программа "Семья и дети Прикамья", которая также определяет приоритет воспитания детей в семье. Кроме того, очень важно, создать финансовые условия. Отсюда: внимательно рассматриваются размеры пособия на государственного ребенка, воспитывающегося в некровной семье. В состоянии ли семья что-то приобрести для него на это пособие, не получится ли так, что ребенок пришел, а хотя бы минимальных средств на его содержание и воспитание у семьи не нашлось? Ведь для патронатных воспитателей это не спонсорство, а очень серьезная и ответственная работа. И нам удалось за два года совместно с депутатами Законодательного собрания сделать так, чтобы размеры пособия стали достигать величины прожиточного минимума, а в этом году даже превысили его на 10 процентов. Третье условие - методическое сопровождение семьи, то есть помощь специалистов. Допустим, человек всей душой расположен к тому, чтобы ребенок воспитывался у него. Но встает вопрос, как? Ведь оставшиеся без семьи дети чаще всего неблагополучные. Они либо больны, либо у них начинаются психические, психологические проблемы. Поэтому очень важен вопрос методического сопровождения, создания образовательных центров, которые помогли бы замещающим семьям работать с каждым ребенком индивидуально. Это очень серьезный вопрос. И то, что у нас в области есть специальная лаборатория в институте повышения квалификации работников образования, а в этом году создана кафедра психолого-педагогической реабилитации детей, нуждающихся в государственной защите, что в детских домах, которые занимаются патронатным воспитанием определены научные руководители, - это тоже очень важно.

Наконец то, что еще отличает Пермскую область от других регионов, это необычайная общественная активность. У нас создалась целая серия общественных организаций со своими социальными проектами, и эти некоммерческие организации конкретными делами решают проблемы устройства и жизни детей в замещающих семьях. Очень важно, что у нас средства массовой информации начали (не побоюсь этих слов) формировать общественное мнение в защиту ребенка. Газеты посвящают этой теме целые странички. Причем, первыми стали заявлять себя в этом газеты не областного центра, а районные и городские. Я помню, например, чердынскую газету, которая начала публиковать снимки - пронзительные снимки очень приятных детей, с короткими аннотациями о том, что этот ребенок ищет тех взрослых, которые о нем позаботятся. Стали появляться короткие ролики на телевидении по незащищенному детству... Мы приходим к пониманию того, что такое социальная реклама.

Кстати, сейчас наша известная общественная организация "Мемориал" начинает пиар-компанию в защиту прав ребенка на семью. Я уверена, что эта инициатива будет подхвачена многими средствами массовой информации.

А почему обо всем этом понадобилось рассказывать в правительстве... Сегодня устройство детей в патронатные семьи по большому счету нелигитимно. Потому что нет федерального закона о патронатном воспитании. И ни в одном документе, касающемся устройства детей в замещающие семьи, - ни в семейном кодексе, ни в подведомственных актах, патронатного воспитания и патронатного воспитателя как таковых нет. Формально, согласно закону, ребенок должен быть в детском доме как органе, ответственном за опеку и попечительство, а по факту ребенка там нет. Для легитимности нам действительно необходимы совершенно конкретные поправки в Семейном Кодексе. Это нами было заявлено, сформулировано на заседании Межведомственной комиссии. Сразу же были даны поручения двум министерствам в течение двух недель внести эти поправки на рассмотрение Государственной Думы. Кроме того, Межведомственная комиссия, приняла решение, чтобы пермская практика, наши подходы, возможные варианты решений проблемы сиротства детей были публично представлены на ярмарке-форуме в Нижнем Новгороде.

- Что для вас, как для представителя власти, важно в "Детском мегапроекте", над которым работает коалиция общественных организаций "Пермская ассамблея"?

- Я бы сделала немного другой акцент: мы вместе работаем. Но в чем уникальность проекта... На мой взгляд, впервые в России общественность попыталась и сделала весьма критический и по факту жесткий анализ системы профилактики сиротства в Пермской области. Проекту предшествовала общественная экспертиза. Однако его уникальность не в этом. Экспертиза - это нормально. У нас много таких инициатив было. Допустим, ассоциация родителей детей-инвалидов, проанализировав один из наших проектов, заявила: проект, может быть, и хорош, но для наших детей с их ограниченными возможностями здоровья, он не подходит: формально все есть, а по факту система отторгает этих детей (в данном случае с Даун-синдромом). Я к тому, что примеры анализа, общественной экспертизы были и раньше в каких-то конкретных случаях. Здесь же, авторы "Детского мегапроекта, взяли на себя ответственность за анализ управленческой системы в преодолении социального сиротства детей. Причем, использовали технологии анализа, которые практикуются в бизнесе. То есть они представили, что есть большой регион, в этом регионе - несколько ведомств как субъектов конкретной деятельности, каждый из них имеет свои обязанности, что-то делает, это законодательством определено... Но какой результат этого? Авторы мегапроекта посмотрели на технологическую цепочку преодоления сиротства детей с точки зрения ее эффективности, результата. Это совершенно новый подход к анализу деятельности государственных структур.

- Это, наверное, универсальный подход?

- Как сказать... Представлялось, что бизнес - это одно, а социальная деятельность несколько иное. Причем, по всем существующим сегодня государственным отчетам, каждый из этих субъектов отчитывается положительно! И вся-то проблема состоит в том, что когда сделан анализ с точки зрения эффективности и результата, вся система переворачивается: оказывается, что люди, работающие много, делающие очень много, на самом деле работают... в пустоту. Они работают не на результат. Поэтому количество детей, которые имеют статус социальных сирот, не сокращается. И вот когда был сделан анализ именно с такой точки зрения (почему я и говорю: он был жестким), пришло понимание, что внимание к неблагополучному ребенку в общем-то было, но не было, как мы сейчас говорим, восстановительных технологий в отношении к семье. Если у ребенка фиксировалась проблема, его чаще всего изымали из этой семьи. А кто проанализировал причины, почему семья такой стала? Что заставляет сегодня, допустим, пить отца? Или не берем во внимание, что мама одиночка, и у нее не хватает времени на ребенка... Ведь изначально понятно, что у матери-одиночки времени на воспитание ребенка меньше, чем в полной семье. Почему мы не начинаем работать с причинами? Почему не вникаем в то, отчего взрослым трудно? Ведь, смотрите, в отдельные годы у нас до 48 процентов детей рождается от мам-одиночек. Тогда мы заранее должны быть готовы к тому, что матери будет физически трудно, что это семья группы риска. Значит, надо этой маме помочь, чтобы она могла элементарно найти работу, устроить ребенка в дошкольное учреждение, то есть создать самые необходимые условия для сохранения ребенка в кровной семье.

Когда анализ, сделанный Пермской гражданской палатой, был представлен областной комиссии по делам несовершеннолетних, мы согласились, что с точки зрения результата система управления неэффективна. И мы стали "Детский мегапроект" делать вместе. И это, кстати, тоже новое во взаимодействии власти и некоммерческого сектора. Если действительно хотим добиться необходимого результата, то в достижении этой цели одной власти ничего не сделать, в этой работе есть конкретная роль и ниша для общественных организаций, для средств массовой информации. И вот тогда-то и родился "Детский мегапроект", который включает в себя много составляющих. Одна из них уже публично заявлена: это помощь ребенку в виде направления его в замещающую семью. Это одно из решений. Есть второе: по-другому начинать работать с кровной семьей. Не сразу отторгать ребенка, а смотреть сохранился ли в ней потенциал, можно ли там возродить отношения, которые были бы безопасны для ребенка. Для него это важно. Недаром из детского дома ребенок, уже давно лишенный родителей, бежит не куда-нибудь, а в свою семью. Возвращение домой - это и есть второе направление в технологиях преодоления социального сиротства. Но эта технология требует другой работы узких специалистов. Ведь что такое начать работать с таким явлением, как семейный алкоголизм! Что такое работать с агрессивными отношениями в семье? Для наших психологов, социальных педагогов это очень сложная задача. Во всем мире это нормально. Эти специалисты в других странах говорят: "А мы для чего? Мы - для того, чтобы работать именно с этими семьями. Мы для того, чтобы 20 раз туда прийти с целью вызвать доверие родителей и только на 21 раз мы начинаем устанавливать с ними какой-то профессиональный контакт".

Наконец очень важное направление - ранняя профилактика сиротства. Сделать так, чтобы еще не родившийся ребенок явился на свет в здоровую, безопасную для него среду. Наша задача - еще до рождения ребенка работать с семьей. Опять повторяю: с семьей. Об этом можно говорить бесконечно. Отмечу только, что все эти направления предусматривает "Детский мегапроект". Кстати, в нескольких районах области все это уже делается в режиме эксперимента. Работа большая, серьезная, о результатах говорить рано. Один лишь пример приведу. Пермский приют "Надежда" осуществляет пилотный проект "Возвращение домой". Работа ведется с семьями, из которых дети убегают из-за невыносимых условий жизни. (Семьи живут в Индустриальном районе Перми и в Березовском районе). Первые результаты - 70 процентов семей изменили свое отношение к ребенку после общения со специалистами. Тут вообще непочатый край работы, благодатная почва. Ведь никто никогда с неблагополучными семьями по-настоящему не работал, не пытался понять, что в данной конкретной семье происходит. Все это делается по линии администрации области. Но повторяю: у нас с пермскими общественными организациями распределены отношения. Мы взяли на себя обязательство проводить управленческие решения, работать с кадрами, с учреждениями. А некоммерческое партнерство формирует общественное сознание.

- Татьяна Ивановна, общаясь с коллегами из других регионов страны, вы где-нибудь еще встречали такое же взаимопонимание между властью, общественными организациями и бизнесом?

- Встречала, но в очень немногих территориях: Нижнем Новгороде, Тольятти, Саратове и, пожалуй, Архангельской области. Недаром наш, пермский опыт настоятельно рекомендовано обнародовать и по возможности тиражировать.

- В таком случае, чем бы вы объяснили тот деятельный и плодотворный диалог гражданских структур, который характерен для нашей, Пермской области?

- Это некая культура отношений. Прикамье - область, где умеют договариваться. Мне кажется, у нас присутствует аналитичность во взглядах людей, конструктивизм и ответственность в их позиции. Есть понимание, что никому нельзя в одиночку решить никакие большие проблемы.

Беседу вела Нина Бондаренко
Размещено 08.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)