НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№10 (67)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Новации

Темный лес в белых халатах

"В результате неправильного наложения гипса на правую руку возникло повреждение нервов предплечья… В пользу пациента взыскано 2000 рублей". Так буднично зафиксирован в ряду других сообщений самый рядовой случай, каким пришлось заниматься вершителям "врачебных дел". Но за каждым таким случаем тревога, а подчас боль и судьба, жизнь человеческая. И не все тут измерить величиной денежной компенсации. Как же порой темна, корпоративна и закрыта медицина, страна спецов в белых халатах. Темный лес в белых халатах. И блуждать бы в этом темном лесу... Если бы не пермский прецедент.

Пермский медицинский правозащитный центр. Создан в 1997 году как независимая общественная организация по защите прав граждан в здравоохранении, в первую очередь это касается прав пациентов и медицинских работников.

Организация по-своему уникальная: по числу судебных исков и сумме реальных выплат в пользу пациентов Прикамье занимает ведущее положение в стране. Пермскими правозащитниками завершено 77 судебных дел по искам граждан к медицинским учреждениям, 74 процента дел выиграно. Общая сумма взысканного ущерба составила 1 миллион 380 тысяч рублей.

Козьминых Евгений ВикторовичОсновные направления работы: судебная защита граждан в качестве их представителей, бесплатные консультации, проведение лекций и семинаров по правам граждан в здравоохранении для медицинских работников и населения. Возглавляет организацию кандидат медицинских наук Евгений Козьминых, по образованию юрист и врач.

- К нам обращаются пациенты с просьбой защитить их в суде, когда в результате врачебной небрежности наступает ухудшение здоровья, - рассказывает Е. Козьминых. - Так после прививки от клещевого энцефалита у двенадцатилетнего Андрея Волкова возник паралич нижней половины туловища. Это произошло в 1996 году. И только в 2000 году состоялось судебное решение, по которому все-таки признана вина медицинских работников и взыскана компенсация морального вреда в пользу мальчика, вреда по утрате заработка отцом ребенка в виду постоянного ухода за ним, по лечению. Общая сумма превысила 100 тысяч рублей. Буквально недавно мы выиграли еще одно дело в его пользу по ежемесячному возмещению заработка. Раньше он получал 500 рублей как пострадавший. А сейчас будет получать 2000 рублей.

Недавно завершилось дело по иску к городской больнице №21 в Закамске. Там у ребенка возник пупочный сепсис, произошло заражение крови, что повлекло смертельный исход для новорожденного. Женщина попросила защитить ее права в суде. Сейчас решение вступило в законную силу, по нему взыскано морального вреда на сумму 50 тысяч рублей.

Вообще в России подобный медицинский правозащитный центр не единственный. Есть Лига защиты пациентов в Москве, которая существует около четырех лет. Аналогичная организация создана в Санкт-Петербурге. Но нигде нет такой большой и успешной судебной практики, как у пермяков.

Решение занять именно эту правовую нишу созрело у Евгения Козьминых так. Сначала он проработал десять лет врачом. Для него была очевидна незащищенность в юридическом плане и медработников, и пациентов. Как правило, за защиту медиков и пациентов брались адвокаты, которые не занимались подобными делами. Им нужно по десять раз объяснять что к чему, какие-то медицинские термины, элементарные для самого врача. Раньше все процессы в этой сфере носили уголовный характер, что в общем-то никому не нужно, ни врачу, ни пациенту, ни родственникам пациента. Нужна была специализированная организация, которая бы занималась вопросами медицинского права. Так появился Пермский медицинский правозащитный центр.

За шесть лет в Пермской области сложилась профессиональная система судебной защиты гражданских прав пациентов и медицинских работников. Самое большое в России количество судебных дел по искам пациентов, самая большая сумма реально взысканного с лечебных учреждений ущерба за моральный вред, впервые предложенная практика организации независимой судебно-медицинской экспертизы в ином, чем министерство здравоохранения, ведомстве. Экспертизу организует теперь государственное судебно-экспертное учреждение "Пермская лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ", причем к работе привлекаются ведущие специалисты, профессора из других регионов, тем самым обеспечивается коллегиальность, независимость и чистота экспертного заключения.

Козьминых признается, что сложно доказывать вину медработников, потому что медицинская отрасль сама по себе такая запутанная вещь, что непосвященному, непрофессионалу в ней трудно разобраться. Порой и медикам сложно сделать это в одной и той же конкретной ситуации, они могут оценивать ее по-разному. Поэтому в медицинском правозащитном центре пользуются консультациями и заключениями независимых экспертов.

Но, во-первых, прежде надо найти экспертов, которые могут говорить правду о своих коллегах, о том, что они действительно допустили ошибку, причинили вред. А во-вторых, необходимо, чтобы заключение было обосновано, грамотно, мотивировано. Потому что его пытаются опротестовать представители противоположной стороны. Они также защищают свои интересы, им проще это сделать, они являются специалистами в той области действий, где правозащитники пытаются их уличить в недобросовестности.

Практика показала, что не стоит доверять каждому встречному эксперту или экспертному учреждению. Сотрудникам центра в начале своей работы приходилось обжигаться на том, когда они поручали провести проверку местному бюро судебно-медицинской экспертизы, которое подчиняется облздраву. И получали заключение в пользу коллег-медиков, что и понятно. А поскольку иски идут к учреждениям здравоохранения, в том числе к государственным и областным, то проводить экспертизу в этом же ведомстве нелогично. Поэтому в центре очень тщательно выбирают экспертное учреждение, желательно подальше от Перми или же из другого ведомства. Например, обращаются за экспертизой в Минюст.

Но и сами медики нуждаются в правовой защите. В первую очередь они страдают от своей администрации, от работодателя: это и незаконное ущемление в зарплате, это и попытка возложить на них полную ответственность по искам пациентов. Допустим, пациентом выигрывается иск на 40 тысяч рублей, а по закону врач может оплатить сумму в размере только одного своего месячного заработка - 4-5 тысяч. А главный врач в свою очередь, порой совсем не разбираясь в вопросах трудового законодательства, пытается взыскать с работника всю сумму - 40 тысяч рублей.

- Подобные случаи у нас были, когда врачи приходили к нам и говорили, откуда у них такие деньги, достаточно большие для физического лица, - отмечает Козьминых. - И мы защищаем их интересы. В суде одно дело было, когда с врача пытались взыскать всю сумму, которую выплатила больница пострадавшему пациенту. Да, врач виноват в том, что допустил ошибку. Но по закону он не должен выплачивать всю сумму за причиненный ущерб. Более того, взыскание с работника не производится, если его ошибка ни что иное, как проявление обычного производственно-хозяйственного риска. А поскольку медицинская деятельность это всегда риск, то мы считаем, что врач вообще не должен оплачивать такие риски. Это дело медицинского учреждения. Но если больница не желает оплачивать такие риски, тогда можно застраховать свою гражданскую ответственность.

Существует понятие "автогражданской ответственности". В случае неумышленного причинения вреда другому лицу причиненный ущерб возмещает страховая компания, а не тот, кто ошибся. Можно застраховать больницу, частного врача. Допустим, повреждается во время операции какой-то орган у пациента, то за причиненный ущерб платила бы не больница, а страховая компания. Но ситуация такова, что пока больницы не идут на данный вид страхования, потому что считают, что их обманут в страховой компании, зря потратят свои деньги. Логика руководителей медицинских учреждений проста: мол, лучше раз в три года проиграть дело в суде, нежели три года платить страховой компании.

В апреле 2003 года на гражданских переговорах с участием администрации Пермской области, областного здравоохранения и общественной организации ПМПЦ обсуждался вопрос страхования медицинских учреждений Прикамья. Достигнуто соглашение, что из областного бюджета будут выделяться деньги для самых крупных больниц Пермской области на страхование своей гражданской ответственности. "Пока же каких-то явных шагов в этом направлении не видно, - говорит Е. Козьминых, - хотя медицинские чиновники уже понимают, что страховаться нужно. В чем положительная сторона страхования. Во-первых, быстрее будут проходить судебные процессы, потому что больница не будет так отчаянно сопротивляться, как это происходит сейчас. Во-вторых, больнице это выгодно, потому что за ее проигрыш заплатит страховая компания".

И здесь вновь можно говорить о пермской новации: впервые в России у нас разработан механизм страхования гражданской ответственности лечебных учреждений на случай причинения вреда пациенту, или страхование от врачебной ошибки. Причем в договор страхования включена наряду с возмещением имущественного вреда компенсация морального вреда - она определяется судебными решениями. А это особенно важно, поскольку сумма выплачиваемая за причиненный моральный вред составляет 86 процентов всех судебных выплат по искам пациентов, а по смертельным исходам 98 процентов.

    Работа ПМПЦ складывается из еженедельных консультаций, делается это бесплатно и проводятся они в Пермском региональном правозащитном центре, по адресу ул. Куйбышева, 14, офис 203 (тел. (3422) 657-286). Чаще всего обращаются за консультациями по поводу причинения вреда здоровью и неблагоприятного исхода медицинского вмешательства. При необходимости права граждан будут защищены в суде. Адвокатские услуги платные, но оплата производится из суммы возмещения ущерба ответчиком. Иногда адвокатские услуги предоставляются бесплатно, приоритетная помощь оказывается неимущим гражданам.

И все-таки работа в судах самое интересное, ответственное и действенное направление в деятельности ПМПЦ, считает Е. Козьминых. Иные органы, кроме судов, не обладают такими властными полномочиями, как суд. Решение суда подлежит исполнению всеми заинтересованными органами. Если оно не исполняется, то судебный исполнитель в принудительном порядке взыскивает компенсацию, назначенную судом. Но и здесь есть свои сложности. Если медицинское учреждение не местного подчинения, то взыскание по иску может затянуться надолго. Было бы страхование гражданской ответственности, то дело бы упростилось, оплатила бы страховая компания. Из этого следует такой вывод и еще одна инициатива пермских правозащитников. Касается она предложения в законодательство. Предлагается в бюджете государственных органов, в том числе больниц, воинских частей, следственных изоляторов предусмотреть статью расходов на выплату по судебным искам. К примеру, пострадал солдат в воинской части, и суд выигран в его пользу, а деньги он взыскать не может, потому что казначейство, откуда должна быть выплачена компенсация, находится в Москве, а Министерство обороны не уполномочено выплачивать по таким искам. Дела длятся годами. Решаются они, как правило, с вмешательством высокопоставленных чиновников, но с элементами телефонного права. Кто-то попросит в индивидуальном порядке и в качестве исключения - выплатят. "И такие случаи были в нашей практике, - констатирует Козьминых, - Но ведь это ненормально. Такие случаи загоняют болезнь внутрь. Надо принимать закон, по которому любой государственный орган будет отвечать своими деньгами за причиненный вред.

На перспективу должны сработать и другие предложения ПМПЦ в действующее законодательство. Суть одного из них: предоставить истцам, по искам о возмещении вреда, причиненного государственными (муниципальными) органами и организациями право выбора суда иного района (не на территории, где располагается ответчик). Подоплека данного шага вполне житейская: в небольших населенных пунктах, где практически все основные учреждения расположены чуть ли не на одной улице, невозможно обеспечить правосудие полностью независимое от местной власти. Другое предложение: ввести в действующую законодательство правовую норму, согласно которой все судебные экспертизы по так называемым "медицинским делам" должны проводиться экспертными организациями, не входящими в то же самое ведомство, которое причинило вред.

А чем обернуться на практике многочисленные начинания медицинских правозащитников? Судебная практика будет увеличиваться. Сегодня в работе находится 30 дел. И эта практика будет расширяться - не потому что врачи чаще станут ошибаться, а потому что правосознание граждан, пациентов и медиков, будет выше. Они поймут, что суд на самом деле защищает их интересы и обращаться в суды будут чаще.

- Свое предназначение мы видим не только в том, чтобы выиграть большое количество дел, но и в том, чтобы заниматься профилактикой проблемы, - продолжает Е. Козьминых, - чтобы к нам обращались на досудебной стадии и пациенты, и медработники, чтобы мы могли погасить этот конфликт или добровольной выплатой компенсации за причиненный ущерб, или грамотным оформлением договора, или той же страховкой. Так к нам обратился житель Перми с жалобой на московскую частную глазную клинику, где его пролечили с дефектом. Мы помогли составить грамотную юридическую претензию к руководству клиники, и гражданин получил большую компенсацию, оплату лечения дефекта здесь, в Перми. Никакого суда не потребовалось. Надо отметить, что на добровольную компенсацию идут почти исключительно частные клиники. В государственных медучреждениях рассуждают по-иному: пускай мы потратим огромные деньги на суд, но пока не будет судебного решения, мы ни копейки не заплатим. Боятся, что их уличат в нецелевом использовании средств.

В Горнозаводске недавно закончился процесс. Там был такой случай: погиб новорожденный ребенок из-за того, что его стали поить водой, молоком, когда он находился в бессознательном состоянии, в состоянии медикоментозного сна. В таких ситуациях запрещено категорически что-то давать, вливать через рот, таблетки или жидкости. Человек может захлебнуться в спящем состоянии, что и произошло. Суд длился два с половиной года. Главный врач больницы ни в какую не признавала ошибки. Мы предлагали заплатить 30-40 тысяч за моральный вред, включая судебные издержки, и на этом прекратить суд. Противоположная сторона не согласилась. В результате пришлось заплатить вдвое больше.

Частные клиники расплачиваются быстро. Дорожат своей репутацией. А в государственных больницах словно дела нет до государственных денег.

- Медики должны относится к пациентам как к своим кормильцам, потому что любой пациент, приходящий к врачу несет за собой деньги, по бюджетной линии, по медицинскому страхованию, все равно как, - подчеркивает директор ПМПЦ. - И пока они не поймут этой простой арифметики, будут относиться пренебрежительно к пациентам. А надо запомнить, что рабочие места в больницах обусловлены наличием пациентов. Это золотое правило. А пациентам можно адресовать следующее: медики - такие же люди, которым свойственно ошибаться. И чтобы ошибка не привела к плачевным результатам, надо помогать врачу в своем лечении.

Владислав Викторов
Размещено 24.10.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №10(67)