НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №11(68)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№11 (68)
Ноябрь

логотип газеты "Личное дело"

Бытие

Абсурд фантаста сбылся

Вот у меня на столе жалоба лежит. "Помогите! Помогите! Помогите!" - эта строка там три раза кричит. Жалоба не в органы. Давайте вместе разберемся, в чем дело. Кричать вообще стоит?
Мачеху, как и маму, не выбирают. А разница порой гигантская. Это как в сказке. Послала мачеха падчерицу зимой в лес подснежники искать. А на дворе мороз. Январь. Ну, понятно, погубить захотела девочку. Да тут попались случайно двенадцать месяцев у костра. Помогли девочки месяцы. Спасли. Мачеха в нашей истории лицо не главное. Однако началось все с нее.

Жили вместе в двухкомнатной квартире отец, дочь и два совершеннолетних внука. Бывало, ссорились. Обычная, в общем, семья трех поколений. Дочь давно жила без мужа. Наверное, и не искала больше. А вот папа удивил. Женился. Жену в квартиру привел. Прописал. Если б знал, как после его смерти получится, не прописывал бы. Да, уж, видно, "уболтала" старика…

И вот Капитурова (мачеху так звали) продала свою 1/3 доли квартиры (у старика было две дочери, по 1/3 на каждую) некоей Мельник. Было это осенью 2001 года. А в декабре Мельник продает долю госпоже Балмашевой. Последняя оформляет по 1/6 доли на своих несовершеннолетних детей. Сама прописывается в квартире. Начинается противостояние, не закончившееся и по сей день, а, скорее, развившееся в драму с уголовщиной.

Наговицына, дочь умершего старика, узнав о предстоящем вселении нежданных соседей, врезает в наружные двери новые замки, и Балмашева не может попасть в квартиру. Недолго думая, она вызывает аварийную службу. Спецы вскрывают двери, и владельцы вселяются на купленную жилплощадь.

Есть одно "но". Когда входишь в квартиру, попадаешь в коридор. По правую сторону совмещенные ванная и туалетная комнаты. Слева вход в большую комнату. В этой комнате (проходной) опять же слева вход в меньшую комнату. Балмашевы, мать и двое детей, поселяются в меньшей комнате. В ней часть вещей семьи Наговицыной. Попасть на общую площадь можно не иначе, как пройдя через проходную комнату.

В августе 2002 года суд по гражданскому иску Наговицыной вынес такое решение: обязать Наговицыну и ее дочь Андрееву устранить препятствия в пользовании Балмашевой, ее мужем (тоже вот откуда-то взялся) и двух детей "жилым помещением по улице Плеханова…". Суд отметил, что "квартира состоит из смежных комнат, что создает неудобства в пользовании жилым помещением разными семьями". Молодец судья, замечательно сказано. Верно подмечено.

Проживание двух не имеющих родственных отношений семей в двух смежных комнатах Жилищным Кодексом допускается. Просто люди должны быть признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий и поставлены в очередь на жилье. У нас все гораздо хуже. Соседи - участники одного процесса со взаимными претензиями и встречными исками.

Как не была доля выделена в натуре, так и остается невыделенной. И Балмашевы занимают меньшую комнату. По-прежнему их путь проходит через комнату соседей. И вот тут-то госпожа Балмашева, наверное, вспомнила, что работает в милиции, и решила самостоятельно выделить себе долю. Лопнуло милицейское терпение. 3 октября 2002 года Балмашева подает в Дзержинский ОВД заявление. О чем оно? Неизвестно. Наговицыной и сейчас не дают посмотреть ни его, ни вообще материалы этого дела. И вот 11 октября по заявлению возбуждено уголовное дело № 2937. В нем говорится, что "Наговицына препятствует свободному доступу гражданки Балмашевой", ну и так далее. Дело возбуждено по статье 330 УК РФ: самоуправство. Молодец следователь, замечательно сказано. Неверно подмечено. И не только.

Почему же не дают Наговицыной посмотреть материалы дела, касающиеся ее интересов, ее детей, ее внучки? В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 25 сентября 2003 года сказано, что "в период с августа 2002 г. по 13.05.2003 г. Наговицына и Андреева незаконно уклонялись от передачи ключей квартиры по ул. Плеханова 61-2, Балмашевым…". Коли виновата она, так дайте посмотреть на бумаги. Она их съест, что ли? А может действительно сведения фиктивные, а дело сфабрикованное?

Помимо этих остается еще много вопросов. В данной ситуации проживание двух семей в смежных комнатах невозможно. Жилищным законодательством предусматривается перепланировка жилья. Если собственников в квартире несколько, то последнее возможно по соглашению сторон, либо в порядке, установленном судом. Передо мной лежит план этой квартиры, выданный БТИ Перми. Со слов Наговицыной (поскольку документа я не видел) в суде была представлена справка компетентного органа о том, что перепланировка исключена - при любом переделе комната Балмашевых оказывается без окна. Получается так, что ни в порядке мирового соглашения, ни в судебном порядке достичь хоть какого-то положительного результата нельзя.

Настораживает в этом деле вот что. Балмашева оформила собственность на сына (сейчас ему 11 лет) и дочь (сейчас ей 5 лет). С ними она переехала из квартиры по улице Технической, где она занимала в пяти-комнатной квартире две комнаты. Жилищные условия семьи существенно ухудшились. При любом изменении условий проживания детей нужно ставить об этом в известность органы опеки и попечительства. Существует постановление главы администрации Мотовилихинского района Перми, разрешающее семье Балмашевой переезд из квартиры по улице Технической в новую жилплощадь. Однако "с последующим оформлением всей квартиры в собственность членов семьи Балмашевой О.Г.…" И вроде бы есть бумага - уведомление о продаже 1/3 доли от Балмашевой, которая предлагает Наговицыной выкупить у нее долю за 170 тысяч рублей. Последняя этого не делает. Продать же свою долю реально можно только соседям. Ну кто добровольно поедет в жилье с подобными, совершенно ненормальными, условиями существования? Тупик, из которого нет выхода.

Ведь не могут же люди хотеть жить коммуной. Этакая страшная картинка от Евгения Замятина. Помните, где в его романе "Мы" в домах все стенки прозрачные (даже внешние!), а на интимную близость выдается желтый билетик. И на время этой самой близости стенки шторками занавешиваются. Смотрите, мол, сограждане, нам скрывать от вас нечего… Как, тошнота к горлу не подступает? Замятин-то, оказывается, не так уж ошибся. А ведь фантаст он…

Создается впечатление, наверное, не у меня одного, что Балмашева и не собиралась выкупать жилье. Так на что рассчитывала работник УВД, не имея никаких материальных ресурсов? Или желания? Вопрос получается риторический.

Сейчас в квартире прописано семь человек: Наговицына, ее сын, дочь, внучка и Балмашева с двумя детьми. Муж последней, не прописанный там, время от времени в квартире появлялся. Жилищные условия, сами понимаете, ужасные. Хуже, чем в коммуналке.

А Наговицына достучалась до власти. 14 октября 2003 года из администрации Пермской области пришел ответ на ее обращение в отдел по защите прав детей. Обещают разобраться в ситуации совместно с администрацией города Перми и прокуратурой Мотовилихинского района. Остается надеяться, что будут конструктивные результаты.

На данный момент ситуация такая. Балмашевы в квартире не проживают. Пока. Их вещи стоят в меньшей комнате. И вот еще кое-что. Собственники квартиры задолжали в МУ "ЖС" Дзержинского района больше 15 тысяч рублей за коммунальные услуги. Если бы квартира была муниципальная, то жильцов за неуплату могли переселить принудительно. Драма абсурда какая-то. С другой стороны, радоваться надо, что Булгаков пока не поставлен в Театре Жизни. Хотя, все возможно…

Антон Путинцев
Размещено 28.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №11(68)