НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №11(68)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№11 (68)
Ноябрь

логотип газеты "Личное дело"

Слово и дело

Исчезающая Пермь

В начале июля к памятнику архитектуры конца XIX века - даче городского головы Синакевича (Танцорова, 24), красивейшему, хотя и запущенному зданию, одной из последних знаменитых нижнекурьинских дач, прибыл депутат Законодательного Собрания и президент ООО "Дар" Давид Болквадзе. Побродив по-хозяйски по участку, он бросил обитателям исторического дома, чтобы они готовились убираться отсюда, поскольку в скором времени всю эту старую рухлядь он снесёт. И построит здесь, на высоком камском берегу, солидные коттеджи для солидных людей. Удивлённые жители поделились этой информацией с общественностью, с представителями движения "Анархо-Экологическим Сопротивление", которая при поддержке СМИ развернула кампанию протеста. Памятник удалось пока отстоять. Правда, впритык к нему, в нарушение охранной зоны, планируется строительство коттеджа для главы Кировского района Анатолия Николаева. Но сам памятник вроде бы обрёл право на существование, официально подтверждённое Областным центром охраны памятников (ОЦОП).

Роман ЮшковИ эту историю можно пока считать счастливой, поскольку уничтожение в последние годы в Перми государственных памятников - явление отнюдь не уникальное. ОАО "Мотовилихинские заводы" разрушили - совершенно сознательно, для освобождения места, - государственный памятник градостроительства и архитектуры: дом главного механика Пермских пушечных заводов (ул. 1905 года, 22). Фирма "Санта" (по приказу директора - экс-депутата Городской думы Дмитрия Чумаченко) разломала другой памятник: флигель пермского мещанина Березина (Ленина, 26) - пермяки и по сей день созерцают рядом с Главпочтамтом одинокий кусок стены. Уголовные дела, заведённые в обоих последних случаях милицией по заявлениям ОЦОПа, были быстро и бесславно закрыты "за отсутствием состава преступления": не смогли доказать злой умысел вандалов. Переписка общественных организаций с прокуратурой не дала никаких результатов.

Минувшей осенью в результате производимого трестом № 14 строительства нового дома по Кирова, 63 нанесён ущерб государственному памятнику архитектуры конца XIX века - особняку К.Ф. Токаревой (Кирова, 67). Вследствие грубого нарушения технологии в известном многим пермякам памятнике-теремке возникли трещины на потолках, произошло осыпание наружной покраски, а, главное, в результате просачивания воды из траншеи произошли набухание и подмыв фундамента исторического здания, сложенного из бутового камня.

Под угрозой уничтожения находится ещё один памятник - Пивоваренный завод Ижевского товарищества (Сибирская, 35), интересный и даже уникальный образец промышленной архитектуры. Собственники здания - фирма "БСТ", - первоначально закрыли дом занавесом, демонстрируя, казалось бы, серьёзность намерений относительно реставрации памятника. Однако, планы и расчёты, по-видимому, изменились. Уже несколько лет здание не ремонтируют, не консервируют, а лишь ожидают его окончательного разрушения под воздействием природных стихий. Между тем, в прессе началась кампания, призванная подготовить общественность к "неизбежному" разрушению и сносу памятника.

Впрочем, в Перми применяется и гораздо менее шумный способ получить желанную территорию, занятую памятником: предварительное снятие со здания статуса памятника. Деревянный одноэтажный дом постройки рубежа XIX-XX веков (Кирова, 88) с довольно изысканной резьбой в советское время всегда был памятником истории как дом руководителя пермской группы Союза борьбы за освобождение рабочего класса Пузырёва. Дом не реставрировался последние 15-20 лет, не контролировалась его сохранность. Некоторое время назад приют революционеров потихонечку вывели из состава памятников. На протяжении нескольких месяцев дом дважды загорался. Последний раз - сразу с двух сторон. Сейчас он не только не похож уже на памятник, но и человеческое жильё напоминает мало. Скоро его снесут, и на участке воцарится новый хозяин - строительно-монтажный трест № 14.

Выведено из списка исторических памятников и здание на углу улиц Газеты "Звезда" и Большевистской (Большевистская, 72) - очевидно, что углы улиц особенно лакомы для застройщиков. Этот последний в Перми хорошо сохранившийся дом с мезонином, деревянный, в приличном состоянии, стоит на каменных фасаде и подвале - раньше именно такие дома определяли лицо города. Дом с большой историей: первоначально это Последняя вольная почта Афанасия Сесюнина постройки середины XIX века, потом - ресторан Трутнева, затем, в годы 1-й мировой войны, - Главный лазарет, в революцию - штаб Красной гвардии, где заседал Борчанинов. По последней причине дом и сделали памятником. Недавно его совсем без шума тоже лишили этого статуса: из последних опубликованных "Государственных списков памятников истории и культуры Пермской области" (2002) он вдруг просто исчез. Мемориальная доска потихоньку тоже пропала. Жильцов расселили и отдали дом фирме "Проминформ". На сегодня дом обит безобразным жёлтым петушиным пластиком, сделаны пристрои и прорублены новые двери, короче, исторический облик здания полностью искажён.

Вообще же, говоря серьёзно, надо вести речь даже не о сохранении памятников. Одинокие здания-памятники, торчащие посреди безликого стекла, бетона и пластика - это модель, давно оставленная позади. Современные подходы к градостроительству (в том числе, программные документы ЮНЕСКО) и европейская практика ориентированы на сохранение и использование целостной историко-архитектурной среды, освоение её современной экономикой, насыщение городской инфраструктурой - торговой, рекреационной, жилой. Всё это происходит в русле общемировой тенденции на формирование культа старины, историчности, корней. Что в свете этого сказать про Пермь? Ничего не сказать, только горько хмыкнуть. До осознания вышесказанного у нас в городе, увы, не скоро дозреют. Во-первых, слишком тонка культурная плёнка на челе управленца, во-вторых, слишком доминирует у него психология временщика, не озадаченного долговременной судьбой своей малой Родины. Не секрет, что большинство в политической и бизнес-элите Прикамья уже научилось воспринимать регион как подлежащую расхищению колонию, а применительно к личной карьере - лишь как ступеньку на лестнице с западным вектором ориентации (московским ли, европейским, американским…). Но это - отдельная тема.

Тут, кстати, уместным будет сказать, что в Перми есть, что сохранять. Посетившая наш город ещё в 70-е гг. известный учёный-культуролог, византолог, автор многих книг Гали Владимировна Алфёрова была потрясена архитектурой рабочей и мещанской Перми, в частности, Мотовилихой. Кто бы нашёл способ потрясти на этот же предмет отцов города…

Итак, если о памятниках у нас кто-то ещё ведёт разговор, то сохранившиеся кусочки историко-архитектурной среды и даже официально разработанные охранные зоны памятников разрушаются без оглядки и без трепета. Первый приходящий в голову пример - чудовищное искажение в последние годы архитектурной среды пермских культовых построек. Сначала фирма "Альянс-Строй" разрушила исторически сложившуюся архитектурную среду вокруг мечети: деревянные дома татарских купцов Галимовых и Иббатулиных, а затем возвела прямо напротив неё гигантскую махину с никелированными кухонными крышками для сыпучих продуктов поверху (Осинская, 6), в результате чего мечеть растворилась в ландшафте, стала маленькой, жалкой и никчёмной. Затем ОАО "СК Австром" взялось за православный Вознесенский (Феодосиевский) храм. Вознёсшаяся за ним беловерхая стена (Борчанинова, 3) отсекла его от эспланады и полностью закрыла при просмотре с Камы, а при взгляде со стороны рынка церковь сейчас просто затерялась на фоне могутного австромовского творения. В настоящее время уже печально известный нам "Дар" возводит очередной 10-этажный жилой элитный дом (Кирова, 124-в) не просто в охранной зоне другого культового памятника архитектуры - пермской синагоги, - а в 7 метрах. По потолкам синагоги ползут зловещие трещины. Никакого предварительного согласования с ОЦОПом в этом случае опять не проводилось.

Таким образом, не просто искажается облик Перми, лелеемый десятком старых краеведов, уничтожается туристический, рекреационный потенциал города, подрезается на перспективу его инвестиционная привлекательность. Именно о таких сугубо прагматичных аспектах проблемы говорят те европейцы, что бывают в нашем городе относительно регулярно и наблюдают происходящие с ним изменения. Да, представьте себе, вследствие нынешних мировых тенденций историчность облика города вполне может оказывать влияние на инвестиционную привлекательность! Но как докричаться с этим до временщиков, редко заглядывающих за 4-летнюю перспективу в жизни города…

Само по себе примечательно то, что в Перми существует программа сноса так называемого ветхого жилья, под марку которого подгоняется немало ценных исторических зданий. И при этом напрочь отсутствует программа реставрации и использования историко-архитектурного наследия, то есть никому не приходит в голову сколько-нибудь систематически заниматься этой темой, вкладывать сюда силы и средства. И это в городе, уже не один год носящем титул исторического…

ул. Ленина, 26В итоге месяц за месяцем на наших глазах возникает "Город правильной архитектуры" - именно такой идеал обозначил для Перми Юрий Трутнев, ещё будучи мэром. Кстати, отношение к исторической застройке характеризуется полной преемственностью в политике этой и предыдущей горадминистраций. К примеру, на совести трутневской мэрии в союзе с фирмой "БСТ" - разрушение усадьбы ректора пермской духовной семинарии протоиерея Добронравова (магазин "Народные промыслы" с прилегающей территорией) - последней относительно целостной пермской деревянной усадьбы, располагавшейся по улице Газеты "Звезда". Не помогло тогда и экспертное заключение университетских историков, установившее высокую культурно-историческую значимость построек. Каменевская администрация в свою очередь взялась железною рукой за улицы Ленина, Советскую и Кирова - заповедную, между прочим, улицу, согласно решению Пермского горисполкома № 453 от 2.06.1988 г., смысл которой был в том, чтобы сохранить дух и атмосферу старой купеческой Перми. Целый ряд сокрушительных артударов был нанесён этой улице на отрезке 25 Октября - Компросс, - вы можете видеть сейчас на этих местах свежие новостройки, преимущественно совершенно не вписывающиеся в исторический архитектурно-ландшафтный контекст.

Фигурой, во многом воплощающей в себе эту преемственность, явился Сергей Шамарин - главный архитектор города, затем области, на сегодня смещённый. Именно он, являясь председателем Пермского отделения Союза архитекторов, практикующим архитектором и издателем журнала "Проект Прикамье", постоянно выступал и выступает с демагогическими рассуждениями в духе: "В дисгармонии и эклектике тоже есть своя красота!..", и успешно реализует свои идеи на практике, украшая город дисгармонией и эклектикой.

Сохраняется подобная преемственность и на уровне Городской Думы и Законодательного Собрания: там и там существует мощное строительное лобби, заинтересованное в Большой Зачистке старого и максимальном размахе нового строительства, особенно в историческом центре Перми. Напоминание о том, что этот центр составляет всего-то около полутора процентов площади города - и уж его-то можно было бы поберечь, успеха среди этой аудитории не имеют, в чём автор этих строк убеждался не раз. Да, маленький, но зато как может возвращать вложенные денежки! И как быстро!..

Наше описание ситуации будет также неполным, если мы не упомянем и о том, что в пермской градостроительной сфере вопросы решают Большие Деньги. Периодически то на того, то на другого чиновника архитектурных подразделений администрации заводятся уголовные дела, только как-то не добираются до суда. Вообще же нарушение законов здесь - дело самое что ни на есть распространённое. Сносы и строительства ведутся без разрешений и постановлений. Сами постановления главы города сплошь и рядом принимаются вопреки градостроительным и экологическим требованиям, СНиПам и СанПиНам. О предварительном опубликовании и согласовании новых строительных проектов с населением, чего требует Градостроительный Кодекс РФ, вообще не идёт речи - соответствующие демократические механизмы в городе вообще не разработаны. На мнение ОЦОПа - главного государственного органа, в компетенцию которого входит контроль за исторической застройкой и выдача разрешений, - сплошь и рядом плюют. Какое-нибудь ООО "Проектстрой" без всяческих разрешений на снос от горадминистрации (которое, как водится, было получено задним числом) и согласований с ОЦОПом может взять и снести двухэтажный каменный дом Баландина, купца по колониальным и бакалейным товарам (Пушкина, 80), - историческое здание, находившееся в зоне регулирования застройки памятника "Пермь Губернская". А затем затеять здесь, в самом центре города, на углу Пушкина и Компросса, незаконное строительство.

ул. Ленина, 33Или вдруг, без согласования с ОЦОПом, без постановления главы города, без разрешения госархстройнадзора уничтожается 2-х-этажный жилой особняк второй половины позапрошлого века купца Терентия Кисарова (Ленина, 8). Здание исчезло, будучи даже незафиксированным - не промеренным, не отснятым на фото (как требуется для всех зданий исторического города, каковым Пермь является). И что интересно, никто не взял на себя ответственность за этот снос: ни трест № 14, ведущий застройку в данном квартале, ни муниципальный комитет по архитектуре и градостроительству, ни другие причастные организации. Естественно, разрушителей никто и не ищет: люди исчезают, а тут какой-то дом…

Правда, и сам ОЦОП иногда совершает странные и противоречивые действия. Так, сначала по результатам натурных исследований устанавливает для деревянного здания (25 Октября, 18), действительно очень красивого, "…наличие… несомненных признаков объекта культурного наследия - конструктивные особенности здания, отделка фасадов, ценные элементы интерьеров", отмечает, что "… отсутствуют технические основания для его сноса" и даёт "Камтрансстрою" предписание прекратить все незаконно начатые работы. А затем, через несколько недель, вдруг… выдаёт этой же фирме разрешение на снос здания!.. Которым "Камтрансстрой", естественно, тут же воспользовался и прикончил старый дом.

Недавно у радетелей исторической Перми забрезжила надежда. В настоящее время для города разработан "Проект зон охраны памятников истории и культуры" (Санкт-Петербург, научно-проектная фирма "Энко", 2002). В него включён и так называемый "Перечень ценных средовых объектов". На взгляд пермских культуроохранных организаций, это не панацея для Перми, но всё-таки некий шажок к осознанию значимости целостности архитектурной среды, и, помимо этого, просто правовая защита для нескольких десятков исторических зданий. Тех, что не имеют статуса памятника, то есть не обладают архитектурной уникальностью, но как раз сохраняют городскую целостность в пространственном и временном аспектах, тех домов, в которых живёт душа города. Да вот беда - "Проект…" и входящий в него "Перечень…" никак не утверждаются. Зато владельцы участков (строительные фирмы) не теряют времени: на всех парах они стремятся максимально расчистить свою территорию от объектов исторической застройки с тем, чтобы последние не успели получить статус охраняемых с принятием "Проекта...". Чтобы построить на этих местах свои новостройки. И никого не волнует, что, согласно статьи 36.2 Закона РФ "Об объектах историко-культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" от 25.06.2002 г. № 73-ФЗ "…в случае обнаружения на территории, подлежащей хозяйственному освоению, объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия..., в проекты проведения… строительных… работ должны быть внесены разделы об обеспечении сохранности обнаруженных объектов до включения данных объектов в реестр в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, а действие положений землеустроительной, градостроительной и проектной документации, градостроительных регламентов на данной территории приостанавливается до внесения соответствующих изменений". По мнению специалистов, здания, включённые в перечень, однозначно должны подпадать под действие данной статьи, но… Зачистка домов из "Перечня…" набирает обороты. "Пермская финансово-строительная компания" уничтожила дом купца Белова (Кирова, 68), где во второй половине 19 века размещалась одна из первых в Перми зубных лечебниц, принадлежавшая врачу Мовшовичу. "Группа индивидуального домостроения" снесла два исторических здания на углу улиц 25 Октября и Кирова: хорошо знакомое историкам и краеведам переплётно-футлярное заведение "Ш.Абрамович с сыном" (Кирова, 39), и соседний с ним жилой полукаменный мещанский дом (Кирова, 37). Фирмой "Альянс-Строй" разрушено здание, где в 1899-1916 гг. размещалось важное для Перми социальное учреждение - Центральная библиотека-читальня им. Д.Д. Смышляева, а в последние годы - ортопедическое отделение стоматполиклиники Пермской медакадемии (Осинская, 10). По соседству ЗАО "Пермь Билдинг ЛТД" произвело незаконные сносы ещё двух исторических зданий из этого же "Перечня…": жилой каменный дом, принадлежавший крупному купцу Звездакову (Советская, 72), и жилой полукаменный дом известного пермского купца Черемисина (Советская, 74)… Кстати, снос последних трёх домов подвёл черту под уничтожением знаменитого Осинского спуска, описанного Пастернаком в "Докторе Живаго". Фирма "Камтрансстрой" сносит в настоящее время один за другим дома почётного гражданина Перми Василия Сорокина и провизоров Кестер (Ленина, 33/1, 33/2, 35, 35а), не имея ни заключения историко-культурной экспертизы, ни разрешения на сносы, ни согласованного проекта того нового архитектурного шедевра, что появится на этом месте. И так далее. И тому подобное. Ещё раз напоминаю, что с принятием "Проекта…" все эти и многие другие разрушенные дома встали бы на государственную охрану. Уже не встанут. Недавно Департамент культуры и искусства Пермской области обратился к Пермской городской думе с предложением принять решение о временном прекращении сносов ценных средовых объектов из "Перечня…" до момента принятия "Проекта…" в окончательной редакции. Дума послала в ответ полстранички абсолютно невразумительного текста. Единственное, что из него понятно, так это то, что прекращать снос ценных средовых объектов Дума нужным не считает.

Перекресток улиц Орджоникидзе и "Газеты Звезда"Излюбленный аргумент сторонников великого сноса, то есть инвесторов и застройщиков, звучит примерно так: "А кто за нас людей будет из этих трущоб расселять? Кто их из-под дырявых крыш и от крыс спасать будет? Вы, что ли?!!" Часто это лукавые игры. В крыше одноэтажного дома начала прошлого века на углу улиц Газеты Звезда и Орджоникидзе (Газеты "Звезда", 3) не было никаких дыр. Он был сделан из вековых лиственниц, приватизирован хозяевами и находился в отличном состоянии, люди холили и лелеяли его уже не одним поколением семьи, и никуда выезжать из него не хотели. Дом стоял в окружении садика из сиреней и ёлок и выглядел последним островком старой Перми среди нового архитектурного разгула. Трест № 14 судился с хозяевами, чтобы выжить их оттуда, поскольку тресту надо со стороны Комсомольского проспекта вдоль Орджоникидзе продолжать дальше свою огромную красно-стеклянную стенку. Победа, естественно, осталась за трестом. Аналогичные судебные истории с аналогичным концом происходили при расчистке от исторической застройки улицы Островского ОАО "Камская долина", когда жильцы никуда не хотели уезжать из своих родовых гнёзд и вполне справлялись с внешним и внутренним поддержанием своих жилищ. Мэрии надо было бы давать таким семьям почётные подарки в знак признательности от пермяков за сохранение историко-культурного наследия города, а их выставляли из домов через суды.

Но, конечно же, часто история, воплощённая в дереве и камне, действительно ветшает и нуждается в поддержание и в восстановлении, и город должен прикладывать к этому специальные усилия. Именно поэтому необходимо собирать вместе интеллектуальные силы, разрабатывать и вводить специальные финансовые схемы, через которые можно привлекать к исторической застройке инвесторов, реставраторов, покупателей, арендаторов. Ежу понятно, что снести два этажа и построить на этом месте десять при отсутствии прочих ограничений конкретному лицу и фирме очень выгодно. Именно поэтому и необходимо создавать экономические рычаги, которые будут стимулировать и поощрять восстановление архитектурного наследия и включение его в хозяйственный и культурный оборот. Озаботится ли кто-нибудь этим в пермской власти? И будет ли что спасать к тому моменту, когда это, наконец, произойдёт? С каждым днём Пермь истаивает апрельским сугробом и исчезает на глазах.

Роман Юшков,
доцент географического факультета ПГУ,
руководитель группы "Зелёная Эйкумена"
Размещено 28.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №11(68)