НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №11(68)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№11 (68)
Ноябрь

логотип газеты "Личное дело"

Идея

Территория человеческого духа

Прошли Вторые Осоргинские чтения, в рамках которых состоялось заседание круглого стола, посвященного теории и практике использования культурно-исторических ресурсов территории в целях ее эффективной репрезентации. Тема, поднятая Пермской гражданской палатой, уже полгода обсуждается в прессе и на различных мероприятиях, что, наверное, нормально - вопрос назрел, созрел и уже упал в руки.

Вел круглый стол доцент ПГУ Владимир Абашев, литературовед, общественный деятель, возглавляющий фонд "Юрятин", человек, уже достаточно сделавший для создания имиджа региона. Первым выступил профессор Института философии РАН Алексей Алексеевич Кара-Мурза, рассказавший много интересного о Михаиле Осоргине, его жизни в Италии, вдали от "еловой родины", хотя патриотизм писателя "вне подозрений".

Затем начался тот самый разговор, ради которого в аудитории собрались хозяева и гости из Москвы, Екатеринбурга, Челябинска, Тюмени. Как сделать образ нашего региона привлекательным. Мне запомнилось выступление Марии Аркадьевны Литовской из Уральского госуниверситета, которая поведала о том, как в Екатеринбурге использовали творчество своего земляка писателя Павла Бажова: каменные скамейки в городе, образы прикладного искусства (вспомните, как Путин дарит Шредеру статуэтку Хозяйки Медной горы) и, наконец, создание идеологии уральских камнерезов как представителей творческого мира. Это действительно удачная идея, как мне кажется. По крайней мере, мировой опыт здесь использован на все сто.

Московский гость, писатель Анатолий Королев, высказал мнение, что сказы Бажова строятся не на фольклоре, а относятся к сфере советского мифотворчества, как и повести Гайдара. Пожалуй, что это так. Получается, нынешние мифы создаются на основе старых, а потребители продолжают пребывать в мире современной фантастики. Хотя мифы - это реальность сознания и факт литературы, все равно забавно и немного грустно.

Но особенно развеселились участники стола, когда речь зашла об "экстремальном туризме", западные любители которого могут позариться на Прикамье, где опасные дороги, смертоносные гостиницы. Апогеем смеха сквозь слезы стало упоминание о том, что эти туристы перед опасным отпуском подписывают завещания. Хорошенький фундамент для положительных мифов. Другой участник стола вспомнил, что какой-то немецкий журналист просил помочь ему попасть в российскую деревеньку, где нет ни света, ни газа, ни унитаза. При этом апологеты "экстремального" туризма ни разу не подумали вслух, что наши люди живут и будут жить в этих условиях реально, рискуя здоровьем и жизнями своих детей. Я не говорю уже о том моральном унижении, которому подвергают пермяков авторы подобных замыслов: демонстрировать нищету за деньги в стране великодержавных традиций.

Вообще, меня смущают проекты с минимумом накладных расходов, до неприличия ориентированные на окупаемость. Мне кажется, образ нашей Территории должен создаваться в первую очередь для внутренних нужд, чтобы наш человек приобретал материальные блага, не страдал провинциальной ущербностью, ощущал самодостаточность, собственную значимость, чувствовал прямой выход к миру, вселенной, богу.

Вице-губернатор Татьяна Марголина рассказала, что на гражданском "Форуме-2003" в Нижнем Новгороде выяснилось: о Пермском области в стране знают как о регионе, где "умеют договариваться", потому что здесь власть и гражданское общество осознают свою ответственность перед будущим. Это реальность, которая вызывает оптимизм.

Действительно, власть и общество договариваются, власть и бизнес - тоже, а вот общество и бизнес - нет. Не поддерживает пермский бизнес общество. Поэтому понятна ответная реакция: большинству пермяков плевать на маркетинг Территории. И пока бизнес не поймет, в чем дело, не вытащить из нищеты сельское хозяйство, не запустить на полную мощь конвейеры, не заработать на жизнь. Представьте себе, что в Чикаго во время Великой депрессии начинают говорить об "экстремальном туризме". Мифологизация в бедствующей стране похожа на очередную мистификацию. А надо, чтобы в стране и мире знали, что Пермь - это регион, где человек может реализовать себя: опубликовать книгу, записать лазерный диск, создать ферму, построить дом или космодром, наконец. Сегодня многое упирается в управленческие решения бизнеса, который поглощен печальной думой о нале на черный день и созданием личной инфраструктуры за рубежом.

Литературоведы и культурологи, участники круглого стола, не раз вспоминали, что образ регионов зачастую создается хорошей книгой. Санкт-Петербург, Москва, Одесса, Петушки, Париж… И это правда.

Участники говорили о Пастернаке и Чехове, а тут же, в зале, за пределами круглого стола сидел замечательный писатель Роберт Петрович Белов, который сорок лет назад написал повесть "Я бросаю оружие", изданную только в 1990 году пятитысячным тиражом. С того времени книгу ни разу не переиздавали, хотя в магазинах ее нет уже давным-давно. Почему не провести исследование о возможностях новых изданий и реализации этой книги за пределами региона? Почему не организовать ее перевод на английский язык, чтобы Пермь зазвучала во многих странах мира? Рядом с Беловым сидел Владислав Дрожащих, стихи которого издают в Москве, Екатеринбурге, Челябинске, но не в Перми. А у него в рукописях лежит десяток книг. И тут же находился другой пермский писатель, Владимир Киршин. Сколько у него неопубликованных рукописей? В наших магазинах не найти "Зернышка спелых яблок", собрания сочинения Алексея Решетова. А где книги Льва Давыдычева? Это все можно ор-га-ни-зо-вать. Талантов у нас много, нет бизнесменов, менеджеров, способных реализовать серьезный издательский проект. Заказать пермским специалистам проведение литературного конкурса, найти деньги на издание десятка крупных книг десятитысячным тиражом каждую - и Пермь зазвучит на всю страну как "территория человеческого духа", какой она является реально, а не мифически. Почему в Перми не издан антироман Варлама Шаламова "Вишера", гениального писателя, который реально воссоздал Территорию в мировой литературе? Территорию уголовных и политических зон, зэков, чьи имена сегодня звучат на весь мир, царских аристократов, казаков, поволжских немцев, крымских татар, армян, болгар, поволжских немцев! Пермь Великая - это не адрес лагерей, а Территория, которая стала центром самой великой из когда-либо существовавших в мире империй периода ее величественной агонии, страны, которая сохранилась благодаря силе человеческого духа, преодолевшего машину беспощадных репрессий, идеологическких стереотипов и запредельных условий жизни. Это и есть Пермский период. Так почему у нас не издают антироман Варлама Шаламова? Потому что наши специалисты по "маркетингу" до сих пор находятся в плену столичных и западных шаблонов, концепций, доктрин. Именно это делает нас "провинциальным городом". Потому что столица - это первородность, самобытность, уникальность. Почему московское издание книги Алексея Иванова "Чердынь - княги гор" выглядит прилично, а наше - дерюжно? Почему столица сразу издает его вторую книгу, а наши - нет? Потому что наш "маркетинг" вторичен! Поэтому посмертная книга поэта Бориса Гашева выходит в Москве, а не в Перми. Мы не способны самостоятельно оценить рукопись, найти деньги, издать и раскрутить автора на всю страну! Несамостоятельность сознания, мышления, поведения. В этом наша провинциальность, а не в том, есть у нас деньги или нет. Эти деньги никто и не ищет. А если находит, то распоряжается ими удивительно. Высказывается идея: надо бы заказать писателю Алексею Иванову книгу о Перми. Но у нас уже много незначительных книг о Перми и замечательных рукописей о ней, которые еще не опубликованы! Того же Киршина. Может быть, просто назначить Иванову городскую стипендию, чтобы он мог спокойно творить на благо страны и Прикамья? И, Киршину, кстати, тоже. И нашему замечательному поэту и эссеисту Семену Ваксману, писателю Виталию Богомолову.

Вот мое предложение: необходимо создать уникальную серию книг наших писателей. Творцы, отобразившие Пермь Великую в контексте мировой литературы, авторы возможной серии "Территория человеческого духа" - вот они: Михаил Осоргин, Варлам Шаламов, Аркадий Гайдар, Виктор Астафьев, Лев Давыдычев, Алексей Решетов, из ныне здравствующих - Роберт Белов, Алексей Иванов, Юрий Беликов, Дмитрий Ризов, Нина Горланова, Татьяна Соколова, Александр Корабельников, другие авторы, имена которых может назвать экспертный совет. Издать для начала серию общим тиражом сто тысяч экземпляров, провести презентации в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске. И уже через год Пермь Великая будет известна всей стране как "Территория духа"! Это будет культурный прорыв региона, равный столичному. Сделать так, чтобы серию имели все пермские семьи.

Конечно, скажут мне, все хорошо, но размах пугает, гнетет неуверенность в будущем, мутит от интеллигентских интриг, потеют руки от слова "деньги", томит субъективность эстетических оценок… Провинция.

Поэтому остается гордиться великими писателями за то, что они быстро бежали отсюда. Гайдар, Шаламов, Астафьев, Решетов. Потому и стали великими, что бежали - кто в Магадан, кто в Италию, а кто - на тот свет. Надежда на тех, кто остался. И тех, кто появится. Может быть, организатором, менеджером амбициозного проекта станет один из участников этого круглого стола или кто-нибудь из молодых читателей нашей газеты. Через год-два-три, но это обязательно будет. Движение неизбежно.

Юрий Асланьян
Размещено 28.11.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №11(68)