НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №12(69)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№12 (69), спецвыпуск
Ноябрь

логотип газеты "Личное дело"

За гранью

Какого цвета будет жизнь?
(с точки зрения психолога)

Известно, что дети, лишенные родительского очага, отличаются от своих "домашних" сверстников тем, что у них за плечами - тяжелый жизненный опыт. И негативное прошлое может сопровождать ребенка всю жизнь, если на помощь не придут взрослые. Когда ребенка устраивают на воспитание в семью, патронатные воспитатели или приемные родители подробно знакомятся со всеми его особенностями, в том числе психологическими, чтобы помочь освободиться от вредного груза и войти в жизнь уверенным в себе человеком.

О том, каковы особенности детей, лишенных родительского попечения, рассказывает семейный психолог Уполномоченной службы по охране прав несовершеннолетних муниципального образовательного учреждения "Центр психолого-медико-социального сопровождения" г. Перми Елена Тютюгина:

Фото Веры Сидоровой- В наш Центр приходят дети с так называемой депривационной симптоматикой, то есть с глубоко не удовлетворенными базовыми потребностями, в том числе потребностью в эмоциональных привязанностях, прежде всего, - в материнской любви. Лишившись родителей, можно сказать, обманутый ими, ребенок чувствует, что он никому не нужен. Он, к сожалению, внутреннее настроен так, что никому не доверяет. И вот это отсутствие базового доверия к миру определяет всю его дальнейшую жизнь. Если, конечно, этого доверия не вернуть.

Кроме того, для детей - социальных сирот свойственно чувство безграничного страха. Дети рисуют страх. Их рисунки темны: темно-синие, черные или кроваво-черные. В рисунках никогда нет образа семьи, даже людей почти нет, если и появляются, то где-то в отдалении, мелко. Если не преодолеть эти страхи, они потом перейдут в стойкую неуверенность, которая чаще всего оборачивается неумением строить отношения с другими людьми. Ребенок боится выстраивать эти отношения, он с недоверием относится к слову, неадекватно воспринимая и слово, и смех, и взгляд собеседника. Каждая мелочь ранит ребенка, потому что душа его ранена. И если доверие ребенка было обмануто два-три раза, то потом его можно вообще не восстановить. Этим и объясняется неуспешность выпускников детских домов в их взрослой жизни.

Кстати, опросы, которые мы проводим среди старшеклассников в детских домах, показывают, что уходя из детского дома, они больше всего боятся даже не того, где будут жить, учиться или работать, а как будут складываться их отношения с людьми - на работе или в училище. И этот страх - тоже психологическое наследие того прошлого, которое ранило их когда-то. Ведь посмотрите: родительский ребенок, который с пеленок жил в открытой семье, где были родственники, друзья, соседи, знакомые, в семье, которая с кем-то встречалась, куда-то ездила, научился общаться с людьми. Он видел разные жизненные сценарии, разные модели поведения, у него исподволь, потихоньку вырабатывался адаптационный механизм. В детском доме этого нет, потому что в нем живут дети с похожими судьбами. С одной стороны, им легче друг друга понять, легче наладить контакт между собой. Они привыкают к одному коллективу и привыкают находиться под постоянным контролем взрослого (воспитателя). Но когда выходят в окружающий мир, где людей много, и все они разные, не такие, как в детском доме, выпускнику очень сложно. Он испытывает растерянность и не всегда правильно ориентируется в окружающей обстановке, ищет сближения с теми, с кем ему проще, понятней, кто похож на него. Поэтому он, как правило, создает вокруг себя привычную для него среду, ему трудно вписаться в окружающий мир.

И второе, что тоже очень волнует ребят: смогут ли они создать хорошую семью. Действительно, может быть они этого даже не сознают, но то негативное психологическое прошлое, которое никуда не ушло ("стереть" его может семейное воспитание), не дает большинству из них создать полноценную семью. Вот это очень важно. Выпускники интернатных учреждений стоят перед этой проблемой, потому что в семье тоже надо общаться, и этому тоже надо научиться. А как же! В семье люди разные, они приходят с работы усталыми, может, с плохим настроением, когда не хочется ничего делать, или у кого-то из них появляются проблемы со здоровьем... В семье надо уметь приспосабливаться друг к другу. Надо уметь понять другую точку зрения. Надо научиться доверять партнеру, детям... А поскольку этого доверия нет, и этой привычки к длительному индивидуальному проживанию тоже нет, семейная жизнь и не складывается.

То есть мы можем ребенка из детского дома научить готовить еду, платить за квартиру в сберкассе... Все бытовые навыки и умения можно дать. Но воспитать в нем умение жить в семье - можно только в семье.

Поэтому когда мы устраиваем воспитанников детских домов в семьи, то проводим с членами этих семей психологические и педагогические занятия. Причем, это не лекции, а тренинги, в которые входят сюжетно-ролевые игры на семейные темы, психогимнастические упражнения с обязательной видеозаписью и дальнейшим анализом... В конце занятий я часто спрашиваю участников тренинга, чему новому они у нас научились. Мне отвечают, что если бы они раньше прошли такие занятия, то и своих детей воспитывали бы лучше и тоньше. Заметьте: это говорят родители, уже воспитавшие очень хороших детей, прошедшие строгий отбор, ибо в плохие семьи мы ребят, оставшихся без родителей, не отдаем.

Нина Бондаренко
Размещено 01.12.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №12(69)