НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №12(69)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№12 (69), спецвыпуск
Ноябрь

логотип газеты "Личное дело"

Факт

Жестокая опека

В конце ноября в рамках общественного контроля детских интернатских учреждений мы посетили приют "Дом надежды". Совершая обычную процедуру инспектирования учреждения, беседуя с детьми и сотрудниками приюта, мы столкнулись с историей, которая высветила многие прорехи в системе опеки сирот. Это история одной девочки двенадцати лет, мама которой умерла, когда ей было девять. Последовательно Насте назначали трех опекунов, каждый раз неудачно, и в каждом случае нарушений прав подопечной можно было избежать, если бы органы опеки и попечительства подходили к своей работе более ответственно.

Сначала Насте и ее сестре назначили опекуна в Верещагинском районе. По недосмотру органов опеки девочки попали в очень пьющую семью, откуда их вскоре пришлось изъять. Затем сестер взяла под опеку знакомая матери, но через какое-то время обнаружилось, что собственные семейные трудности не дают ей возможности осуществлять задуманное. Женщина решила оставить у себя только одну девочку, а Настю передать ее родной тетке. В нарушение правила о том, что нельзя разлучать братьев и сестер, органы опеки позволяют это сделать. Впоследствии обнаруживается, что у тетки тяжелое заболевание, и по медицинским показаниям Настя не может находиться у нее. Ей подыскивают нового опекуна - очень уважаемую женщину-педагога, с отличными рекомендациями. Настя переезжает жить в Добрянку. Сначала все идет неплохо, но потом девочка начинает все чаще вызывать у опекуна раздражение и неприятие, та бьет девочку. Начинаются постоянные придирки, упреки и одергивания. "Говорить с ней надо было ласково, ей все время казалось, что я грублю", - объясняет сейчас девочка. Педагог бьет все сильнее, и всем, что попадется под руку. Обо всех случаях девочка тайком рассказывает подруге и матери подруги, которая хорошо к ней относилась.

Во время беседы с общественными инспекторами девочка, по нашей просьбе, рассказала про конкретные случаи жестокого с ней обращения. Сам ребенок производит впечатление тихой, домашней и застенчивой девочки. Истории свои она рассказывала чуть срывающимся голосом, и каких-либо сомнений в их достоверности не оставалось. Однажды Настя не успела выполнить задание на уроке и получила четверку, что сильно разозлило опекуна-учительницу, дома женщина стала все сильнее раздражаться по поводу разных мелочей, в конце концов взяла скакалку и стала бить девочку, "она меня очень долго била, она сказала, что может до смерти забить, она так шибла меня скакалкой, что та даже порвалась, палец мне вывернула". В этот день Настя должна была ночевать в гостях у подружки, к этому девочка готовилась заранее, выучила все уроки. Но поскольку вся спина и руки у нее были исполосованы, на лице была царапины, ночевать опекун Настю не отпустила, чтоб ее подопечная ничего не рассказала. Мама Настиной подруги, когда она зашла в гости, все же заметила полосы на руках девочки и осмотрела исполосованную спину. А в другой раз учительница стукнула свою подопечную солдатским ремнем по губам, про синяк велела говорить, что упала в огороде. За полтора года таких случаев накопилось достаточно. И Настя убежала от опекуна, ей посоветовали обратиться в органы опеки и попечительства. Чиновница, инспектор по охране прав детства, выслушала девочку, пообещала снова отдать в приют "Вера". С жалобами на опекуна Настя обращалась не один раз. Тем не менее девочку оставили у учительницы, вероятно, поверив, что все жалобы подопечной - сплошные выдумки, то ли сделав вид, что поверили.

В августе 2003 года Настя убежала от опекуна в Пермь, в семью, где живет сестра. Девочку привели в "Дом надежды". За ребенком приехала опекун со всеми бумагами, чтобы забрать ребенка. Но когда за Настей пришли, она вцепилась в стол и стала умолять не отдавать ее, категорически отказываясь возвращаться. Сотрудники "Дома надежды" девочку не отдали и стали выяснять причины. Со слов Насти выяснилось, что женщина не раз жестоко избивала ребенка, запугивала, а однажды "прищемила ей язык плоскогубцами". В соответствии с законодательством сотрудники "Дома надежды" передали информацию о жестоком обращении с ребенком в прокуратуру, управление внутренних дел, органы опеки и попечительства, Комиссию по делам несовершеннолетних и Комитет социальной защиты населения Добрянки. По ответам из этих органов стало понятно, почему жалобы девочки на избиения остались без внимания уполномоченных органов и служб. Органы опеки отрапортовали, что опекун - прекрасная, уважаемая в районе женщина, к ней нет претензий со стороны органов опеки, а девочка состоит на учете у психиатра и словам ее верить не следует. Комитет социальной защиты населения сослался на положительную характеристику опекуна из школы и о том, что она регулярно отчитывается по расходованию назначенных средств. Комиссия по делам несовершеннолетних отреагировала и вовсе оригинально: в ответ на жалобу на жестокое обращение с подопечной вынес постановление - "подростка предупредить", а ниже также указал, что подопечная состоит на учете у психиатра. О каком предупреждении могла идти речь, тем более что девочка в это время девочка находилась в "Доме надежда"? Специалисты обратились с запросом в медицинские учреждения Добрянки. Им пришел ответ, что Настя на учете у психиатра никогда не состояла. В конце сентября из Добрянской прокуратуры поступило сообщение о том, что в отношении опекуна возбуждено уголовное дело. По словам специалистов, само по себе заведение уголовного дела по 116 статье УК РФ (побои, жестокое обращение с несовершеннолетними) большая редкость. В девяноста процентах случаев подачи заявлений о жестоком обращении с несовершеннолетним в возбуждении уголовного дела отказывают, так как фаты не подтверждаются. В октябре с учительницы были сняты обязанности опекуна. Однако, ощущая моральную поддержку всего Добрянского района, вплоть до органов опеки и попечительства, женщина перешла в наступление: принялась активно писать разные жалобы и протесты во все инстанции на "несправедливый поклеп" со стороны девочки и "неуместную" помощь "Дома надежды", который, кстати, сейчас пытается устроить девочку в семью - надежда на счастье у Насти еще остается.

Ольга Кочева,
менеджер проекта по общественному контролю
Размещено 01.12.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №12(69)