НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №13(70)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№13 (70)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Альтернатива

А этот выпал из "военки"

Илья Вилькевич в Пермской больнице №6Вот какое заявление поступило недавно в Пермское областное отделение общества "Мемориал" от ученика 11-"ю" класса школы № 70 Ильи Вилькевича:

"С 27.10 по 31.10.03 г. наш класс проходил обучение по курсу ОБЖ. Центр ОБЖ находится в Межшкольном учебном комбинате (МУК) № 6 Кировского района Г Пермь. Когда мы пришли в МУК №6, я узнал, что программа ОБЖ за 11-й класс - это курс НВП. Я согласился изучать только теоретическую часть курса, а от практической (обучение владению автоматом "Калашникова) отказался, исходя из своих убеждений. Преподаватель НВП сказал, что я не имею права это делать. Тем не менее, я не прошел практические занятия.

Во время зачета я сдал теорию на 5 и попросил преподавателя ОБЖ (НВП) в ведомости оценок нашего класса проставить мне оценку за теорию и сделать запись о том, что я отказался проходить практику, исходя из своих убеждений

Преподаватель выполнил мою просьбу.

Но директор нашей школы вызвал меня и сказал, что я обязан пройти практические занятия и сдать по ним зачет. Иначе он не может поставить мне в аттестат даже пропуск. И что вопрос о допущении или недопущении меня к выпускным экзаменам будет решать школьный педсовет. Директор оказывал также давление на мою маму, вызвав ее к себе на беседу.

Несколько лет назад в Перми уже случился похожий прецедент, только не с учеником, а с учителем ОБЖ школы №7 Павлом Владимировичем Миковым: когда зашла речь о том, что преподавателям Основ безопасности жизни вскоре надо будет обучать школьников владению оружием, он вообще отказался от преподавания этого предмета, но продолжил учить ребят правам человека. В том числе и их правам. В перечне этих прав есть и такое: каждый гражданин обладает правами иметь убеждения и действовать в соответствии с ними. Сие черным по белому записано в основном законе нашей страны Конституции Российской Федерации.

О том прецеденте с учителем, благодаря средствам массовой информации, узнала вся Россия. Думаю, что и поступку одиннадцатиклассника Ильи Вилькевича суждено то же самое, так как он, этот поступок, пока еще - из числа очень редких, если не сказать - единственный в нашем городе. А, может быть, и во всей России. Хотя не хотелось бы предполагать этакую уникальность. Ведь речь идет не о чем-то сверх естественном, а о самом простом: ну, имеет молодой человек убеждения, которые не позволяют ему брать в руки оружие, так не заставляйте его идти против этих убеждений.

С этим юношей мне довелось познакомиться сначала, если можно так сказать, в виртуальном мире. Сижу как-то минувшим летом за компьютером, читаю свежую почту. В электронной газете Уральского агентства социальной информации (АСИ) обнаруживаю сообщение о пикете, который провели участники движения "Анархо-экологическое сопротивление" против сноса архитектурного памятника в Кировском районе Перми. Под сообщением - подпись "Илья Вилькевич" и - контактный телефон.

Любопытно стало, что за анархисты такие "воюют" за сохранение старины. В моем тогдашнем представлении анархисты были, наоборот, страшными разрушителями всего старинного, устоявшегося. Раз есть номер телефона, почему не позвонить и не удовлетворить любопытство? Звоню. Илья все вежливо и подробно объяснил. А я ему в ответ рассказала, что сейчас мы набираем людей в наш волонтерский лагерь "Пермь-36", действующий в Чусовском районе в бывшей политической зоне. Оказалось, Илья давно знает о лагере и мечтал побывать в нем. Но вот, к сожалению, как раз на это время уже запланировал для себя участие в одной очень интересной экспедиции.

Кончилось все тем, что мой новый знакомый поменял-таки экспедицию на лагерь и целых две недели провел среди "мемориальских" волонтеров. Он оказался прекрасным человеком. Не смотря на то, что был один из самых младших по возрасту участников этой смены и далеко не самый сильный, работал наравне с остальными. А в часы отдыха жадно впитывал новую для себя информацию о диссидентах - поэтах, философах, историках, простых рабочих, которые за роскошь иметь и высказывать мнение, отличное от официального, сидели по пять, семь, десять лет в бараке особого режима.

Да и самому Илье было, что рассказать волонтерам. По-сути он тоже диссидент сегодняшнего времени, упорно воюющий вместе с друзьями по движению против такого монстра как "Лукойл-Пернефть", не желающего замечать страдания жителей маленьких поселков, от разливов нефти из порвавшихся трубопроводов. Против главы администрации района, который ничтоже сумняшеся затеял снос архитектурного памятника, чтобы на этом месте построить свой особняк. Против строительства комплекса по утилизации твердотопливных ракет под боком у пермяков...

Когда Илья повзрослел и начал задумываться над смыслом жизни, стал много читать, знакомиться с различными философскими направлениями, он создал свою теорию отношения к войне и миру. Это отношение и проявилось в отказе от практических занятий с "калашниковым". Обучению военному делу Илья предпочел изучение профессий санитара медицинского учреждения и социального работника на экспериментальных курсах подготовки к альтернативной гражданской службе, которые организовал Центр поддержки демократических молодежных инициатив.

Удивительно, что директор школы не захотел разбираться в причине отказа ученика от ненужного ему предмета. Удивительно, прежде всего, потому, что он сам преподает право в классе, в котором учится Илья. А номер класса потому и имеет добавку в виде буквы "Ю", потому что он - специализированный, для тех, кто собирается стать юристом. Так чему же можно научить будущего юриста, нарушая его права? Директор школы как правовед должен же знать, что начальная военная подготовка в гражданских образовательных учреждениях может преподаваться только на факультативной основе с согласия обучающихся или их родителей.

Правда, согласно закону "О воинской обязанности и военной службе" НВП должна проводиться на обязательной основе. Вот это противоречие, видимо, и сбивает многих образованцев с толку. Но ведь они должны, в первую очередь, подчиняться своему закону.

Конечно, военные хотят во что бы то ни стало устранить эту нестыковку в законодательстве в пользу своего ведомства и внесли в Государственную думу проект поправки в закон "Об образовании", в соответствии с которой НВП в школе становится обязательным предметом. 10 октября 2003 года послушное думское большинство (338 депутатов) в первом чтении проекта проголосовали за эти поправки, хотя профильный комитет ГД по образованию и науке высказался против их принятия.

Провести второе и третье чтения законопроекта этот думский состав, слава Богу, не успел. Этим предстоит заниматься новому составу депутатов, и необходимо попытаться убедить их не голосовать за поправки, противоречащие Конституции РФ, ведущие страну к еще одному витку милитаризации сознания россиян. Такую миссию взяла на себя Коалиция неправительственных организаций "За демократическую АГС!", выступившая с заявлением против поправок, потому что они не позволят школьнику сделать выбор между военной подготовкой и подготовкой к столь же законной и правомерной альтернативной гражданской службе.

Но необходимо, чтобы не только правозащитники, а все россияне поняли, насколько опасна тенденции сужать патриотическое воспитание молодежи до военно-патриотического.

Ирина Кизилова
Размещено 26.12.2003

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №13(70)