НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №13(70)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№13 (70)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Нравы

Ночная охота
(история противостояния, которая длится уже четвертый год)

Фото Игоря КатаеваТемной сентябрьской ночью у деревни Макаровка Карагайского района егеря и милиционеры задержали двух местных браконьеров. Был составлен протокол и заведено уголовное дело. Но кто на кого охотился в темную сентябрьскую ночь? Один из этих двух оказался героем публикации в нашей газете, в 2000 году. Напомним читателям краткое содержание того журналистского расследования Сергея Бородулина "Карагайское дело".

Два тамошних милиционера - Николай Югов и Валерий Мартынюк - привезли в Пермский региональный правозащитный центр видеокассету, на которой семь сельчан обличали в вымогательстве, угрозах и побоях своего соседа Петра Завьялова. Потерпевшие говорили о бездействии участкового милиционера села Рождественское Михаила Горбунова и руководителей Карагайского РОВД - начальника Алексея Васева и его заместителя Ивана Зубова, которые никак не реагировали на заявления пострадавших.

Казалось бы, все ясно. Но вот передо мной лежат жалобы бывшего милиционера Мартынюка и бывшего осужденного Завьялова в прокуратуру, где они пытаются досказать о старом и рассказать о еще неизвестном. И возникает такое ощущение, будто открывается новая глава романа об удивительных нравах, царящих в недрах и тайных органах российской милиции.

В июле 1999 года, писал осужденный Завьялов, мне принесли ружье ИЖ-12. Я купил его за 500 рублей и сразу же позвонил участковому Горбунову М.А. Он мне сказал, что оно в розыске уже четыре года. Это ружье я ему отдал, за что он мне дал 450 штук кирпича и предупредил, чтобы я никому про это не рассказывал. Спустя три месяца я узнал, что он неизвестно какими путями оформил это ружье на свое имя.

Примерно в то же время мой сосед сказал, что у него есть газовый пистолет и его нужно продать. Я тут же позвонил участковому. Горбунов и сосед в моем присутствии договорился, что Горбунов взамен газового пистолета отдаст мотопилу. Позднее Горбунов навел справки, узнал, что "этот пистолет находится в розыске в Мотовилихинском РОВД Перми и пояснил, что регистрировать его не собирается, что он пригодится ему в личных целях".

Сосед торговал водкой "из дому". Приехал Горбунов, просил меня, чтобы я взял у соседа ящик водки - к нему приезжает начальство… В данное время, кто торгует в нашем селе спиртом, платят Горбунову дань. Он их всех запугал, ездит на иномарке, как вор в законе.

Читаешь все это - дивишься нравам людей, причастных форме, оружию и нелегальной торговле спиртным. Но почему Завьялов с рвением кинулся против того, с кем, можно сказать, сотрудничал, продавая ему разного рода оружие и добывая водку? Потому, наверное, что его "сдали"… В том числе и тогда, когда он согласился "писать на Югова". Случилось это во время задержания, летом 1999 года.

Тогда поддатого Завьялова доставили в райотдел милиции. Говорят, будто в дороге ни одной волосинки с его головы не упало. Его привезли четыре милиционера во главе с Юговым. Завьялов кричал "корявые словечки" и нарывался, как многие пьяные, к чему в отделе, казалось бы, уже давно должны были привыкнуть. Но за него взялись два человека - помощник дежурного и дежурный водитель с резиновой палкой. После того, как избили, попросили Югова составить рапорт, будто задержанный оказал сопротивление, поэтому к нему применили физическую силу и доставили в отдел. Что удивительно: Югов согласился и написал о том, что была применена физическая сила. И тем самым "прикрыл" преступление коллег. Но вскоре все обернулось против него самого, он сразу угодил в подозрительную вилку - или избивал, или видел, что избивают. В любом случае ничего хорошего не светило. Завьялов указал на Югова - он избивал. Указал - в обмен на обещанную свободу? Сама милиция отвезла его в больницу, где были зафиксированы побои. Вы где-нибудь видели подобное? Перепуганные милиционеры из группы Югова тут же написали рапорты, что они не применяли физическую силу, а "предупреждали" о возможности ее применения и рассказали, как было на самом деле - кто, где и когда избивал задержанного. Но прокуратура Карагайского района возбудила уголовное дело против Югова, потом прекратила, возможно, реально оценив его неперспективность. Именно тогда милиционеры записали видеопленку, за что, вероятно, и попали в долгие счета руководства.

Петр Завьялов был арестован 30 сентября 1999 года, а 25 июля 2000 года осужден на пять лет лишения свободы по ст. 330 ч.1 (самоуправство), ст. 159, ч.2 (мошенничество) и 163 ч.2 (вымогательство). В 2002 году он освободился условно-досрочно, отсидев два с половиной года.

В январе Мартынюку предложили стать дознавателем в ОБЭП - отделе по борьбе с экономическими преступлениями. Начальник, переехавший в Карагай с юга СССР, ностальгически говорил ему: "Там, где я служил раньше, хороший обэпник в руках даже прокурора держал!" В общем, решили жить мирно. Правда, майор отказался от ОБЭП. Позднее его назначили и.о. начальника МОБ - милиции общественной безопасности, где он резко повысил уровень раскрываемости преступлений. Тут мир кончился: майора вернули на участок. Мартынюк утверждает, что кому-то понадобилась его должность, ему не могли простить помощь Югову, видеозаписи на Горбунова, любимчика начальства. Изумляет сам стиль работы органов, отношение друг к другу, к задержанным и арестованным. Как-то сама собой возникает мысль о том, насколько далеки они от народа и даже того "образа" милиции, что создан кино.

В прошлом году по ночам стали заправки грабить - рассказывает Мартынюк. Воровали бензин, чтобы покататься - молодежь отдыхала после дискотек, каталась на мотоциклах. Мы с товарищем, Мещеряковым, поехали ночью проверить одну заправку, возвращались через территорию заказника - взяли фонарь, кроме того, Мещеряков, которому преступники давно грозились убить, носил с собой ружье. Правда, патронов не было - их нам подбросили…

Дело возбудили 19 сентября 2002 года. Через пять месяцев направили в суд, который вынес обвинительный приговор, мы написали кассацию в областной, там изучили, сказали, что вина не доказана, отправили на новое рассмотрение.

Наконец 22 сентября этого года состоялось заседание Карагайского райсуда Пермской области. Подсудимые обвинялись по ст. 258 ч.2 УК РФ в том, что производили незаконную охоту в государственном биологическом охотничьем заказнике "Карагайский". Будто бы они выехали на территорию заказника и в течение трех часов выслеживали по полям диких зверей. При этом один из них управлял машиной, а другой стоял на сиденье, высунувшись в люк, и светил вокруг фарой-искателем. При возвращении из заказника они были задержаны у деревни Макаровка охотнадзором и милицией. Изъяты: ружье, две фары-искателя, самодельный фонарь с аккумулятором, пять патронов с пулями.

Но подсудимые вину в незаконной охоте не признали. На суде выяснилось, что изъятие осветительных приборов, патронов и ружья проводилось без понятых. Незаряженное ружье лежало в чехле на заднем сиденье. Егери подтвердили, что после последней чистки выстрелы из него не производились, следы от автомашины были нечеткими, размытыми. Еще один свидетель показал, что выстрелов в ту ночь в заказнике он не слышал. При осмотре автомашины выяснилось, что розетка для фары-искателя находится под капотом, чтобы ее включить, его надо поднять, что исключает использование фары при движении автомашины. Да, а люк в салоне вообще открывается только на 5-7 сантиметров.

Изучив материалы дела, выслушав свидетелей, суд пришел к выводу, что обвинение подсудимых в незаконной охоте подтверждение не нашло. Задержанные у Макаровки "браконьеры" таковыми не оказались.

Недавно Мартынюк обратился к прокурору области с просьбой привлечь к уголовной ответственности должностных лиц, которые умышленно, с нарушением закона, привлекли его к уголовной ответственности.

В сентябре, когда проходила "ночная охота", майор находился в отпуске. После выхода на работу узнал, что против него возбуждено уголовное дело. Вскоре майора отстранили от должности, забрали документацию, оружие, удостоверение. Он написал рапорт "по собственному желанию…". А Югова год назад отправили на пенсию.

Бывший майор милиции, участковый начинает обращаться в прокуратуру - сначала в местную, потом областную, затем Генеральную, и даже в приемную уполномоченного по правам человека России. Он описывает следующие факты.

Во время одного из ДТП в районе опрокинулся КамАЗ с лесом, погибли два человека, а третьего, собственника леса, увезли в больницу с травмами. С места ДТП лес был похищен, а заведенное по этому факту дело прекращено. Лес был увезен милиционерами на хранение. Тогда почему этот лес не хранили, а распилили? Куда его увезли? Почему лес в объеме десять кубометров стоимостью 7000 рублей уже более года не возвращается собственнику?

Еще один факт. У гражданина Д. Асланова карагайской милицией было отобрано 90 кубометров леса, на сумму около 60 тысяч рублей, и распилено. И почему после решения суда этот лес собственнику возвращал лесхоз?

В своих обращениях в прокуратуру Мартынюк перечисляет не только эти, но и на другие незаконные действия со стороны милиции.

В последнем отказе областной прокуратуры Мартынюку сказано, что "…правом обжалования действий и решений органов дознания, следователя-прокурора и суда обладают участники уголовного судопроизводства…либо иные лица в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые решения затрагивают их интересы. Мы попросили прокомментировать этот ответ юриста Пермского регионального правозащитного центра Захара Жуланова - и вот что он сказал: "В соответствии со ст. 123 УПК РФ и иным лицам относится заявитель. Более того, согласно ч. 4 и ч. 5 ст.148 УПК РФ заявитель обладает безусловным правом обжалования вынесенного по его заявлению постановления, независимо от наличия у него личной заинтересованности. По существу жалоба Мартынюка представляет собой сообщение о систематических, массовых, грубых нарушениях законности Карагайской милицией. Должна быть проведена проверка с выездом на место".

В ноябре В. Мартынюк обратился к руководству ГУВД и РОВД с просьбой восстановить в его должности старшего участкового уполномоченного милиции, поскольку поводом для отстранения от работы было уголовное дело по обвинению в браконьерстве, по которому он судом оправдан. Ответа Мартынюк еще не получил.

Бывший осужденный Завьялов и бывший милиционер Мартынюк с одинаковой настойчивостью пишут и пишут в районную, областную и генеральную прокуратуры о нарушениях закона местной милицией. Пишут безуспешно - похоже, государево око дремлет. И нам до сих пор неизвестно, что лучше - когда оно бдит или когда дремлет. Может быть, не стоит шуметь, будить, поднимать эти тяжкие веки?

Юрий Асланьян
Размещено 02.01.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №13(70)