НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2003 г. / №13(70)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2003 г.

О газете
Архив

№13 (70)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Память

Проект памятника Варламу Шаламову (автор Рудольф Веденеев). Фото Веры СидоровойСкульптура и диктатура
(искусство против террора)

"Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой". Так или почти так хочется наследникам тоталитарных режимов забыть об убиениях всех неугодных им сограждан. Забыть миллионы талантливых и принципиальных людей, превращенных в пепел матерыми политическими преступниками.

Самой же палаческой системой был разработан безотказный механизм замалчивания достопамятных мест. Места эти, как правило, скрыты хорошо продуманной аббревиатурой. Кто ныне расшифрует "загадочное" сочетание букв в словах "СЛОН" или "СОН"? Теперь эти слова пишутся не заглавными буквами. Нам неведомо, по какому указу или приказу изменились прежние наименования. Только в паспортах, выданных по давним метрическим записям о времени и месте рождения, остались исходные буквосочетания. При знакомстве с ними многие улыбаются с неизменным вопросом: "Не за природную ли сонливость "из широких милицейских штанин, дубликатом бесценного груза" были выданы подобные документы"? Приходится объяснять, что указанное в паспорте место рождения означало "Станция Особого Назначения", что была и есть эта станция на железнодорожной "ветке", ведущей в город Абакан и относилась она к "Сиблону" или, точнее, к "Сибирскому лагерю особого назначения".

Вспомним классику: "Чтобы строить грядущее - недостаточно жить настоящим. Надо знать все ступени, что к нашим ногам взведены". К этой памяти, к этой бдительности, взывают многие наши сограждане. Среди них художник, наш земляк Рудольф Веденеев, на себе испытавший коммунистические репрессии, отсидевший свой срок за чтение так называемого "самиздата". В одном из залов Пермской областной библиотеки имени М. Горького, прошла небольшая, но содержательно полноценная выставка его живописных и скульптурных работ.

Почти все произведения - программные эскизы и макеты монументальных памятников, посвященных жертвам политического большевистского террора. Небольшая, очень сложная скульптурная композиция, с четко сформулированной программой посвящена трагическим событиям. На ней показана решетка, из которой или из-за которой словно из дымки или тумана появляется масса людей. Их группа, как бы скрытая в пелене очень четко продуманного и представленного художником метафорического пространства, вырастает или воскрешается из глубин нашей памяти.

С большей определенностью и даже повествовательностью эта тема памяти - назидания выражена в монументальной скульптуре, основанной на строго исторической реальности. Показанный на выставке эскиз-макет посвящен поэту Осипу Мандельштаму, отбывавшему до своей трагической гибели ссылку в уральской Чердыни (сознательное определение региона сделано во избежание путаницы: в Сибири есть село с таким же названием). И как это положено подлинному искусству, его эпически торжественный строй вызывает у зрителя определенные ассоциации. Художник не просто угадал, а скорее прочувствовал определенное единство двух, казалось, содержательно различных литературных источников, неизбежно поднимающих О. Мандельштама на возвышенный героический пьедестал. "Великий Вождь всех времен и народов", наверняка понял, что большую литературу не загнать за "железный занавес" политических репрессий, что покойный О. Мандельштам предвосхитил его, "великого и непобедимого", нелицеприятную посмертную славу - "тараканьи смеялись усищи", когда он уничтожал О. Мандельштама. Но ему было не до смеха, читая безобидную детскую сказочку К. Чуковского, в которой "съели таракана и не стало великана". Он, вероятно, понял, что "худая слава поперед бежит". Трусость и подлость - "близнецы-братья". И, пожалуй, прав художник, сознательно возвысив образ поэта в своей скульптурной композиции. Возвысив, хорошо зная печальные и драматические подробности его чердынской ссылки.

Проходя по сравнительно небольшой выставке, непременно отмечаешь ее четкую программную предуказанность. Потому с обостренным вниманием останавливаешься у скульптурного портрета-эскиза Б. Пастернака. Тем более обостренного, что речь идет о предлагаемой установке памятника поэту в городе, который он прославил своим пребыванием во время эвакуации и литературным произведением, некогда вызвавшим бурный выплеск негодования партийно-государственной элиты. Образное решение скульптуры Б. Пастернака еще в стадии "разработки", но уже можно отметить в ней основную четко продуманную художественную проблему. Мастер и в этом произведений склонен передать монументальный торжественный и репрезентативный образ прославленного поэта, удостоенного в свое не менее трагическое время высокой награды - Нобелевской премии. Можно обстоятельно говорить о представленных на выставке произведениях Р.Б. Веденеева. Немалый интерес вызывают живописные пейзажи, не только воспринимаемые как "далекие огни печальных деревень", но и как поэтические образы нашей вечно живой и прекрасной природы. Потому хочется сказать слова благодарности художнику за возвышенно-поэтическое обращение к нашей памяти.

А. Доминяк, искусствовед
Размещено 02.01.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2003 г. / №13(70)