НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №1(71)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№1 (71)
Январь

логотип газеты "Личное дело"

Приют

Надежда с большой буквы

Неудобная Мялицына

В тот день, когда я впервые пришла в пермский областной социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних "Дом надежды", в кабинете директора Надежды Михайловны Мялицыной развернулось обсуждение животрепещущего вопроса: "Где взять деньги?" В смете ассигнований на 2004 год нет ни копейки на методическую работу, театры, праздники, учебные пособия, игрушки. На питание, как и в прошлом году, выделено 569 тысяч рублей, хотя еще на 2003 год приют просил 627 тысяч. Цены на продукты за год выросли, а финансирование - нет. На питание одного приютского ребенка областной бюджет предусмотрел 40 рублей в день, норма - 69. Откуда должна взять остальные деньги Мялицына? Она - директор или профессиональная попрошайка? Конечно, ходит и просит, иначе приюту не прожить. Ради детишек Надежда Михайловна на многое способна, и стихи начальству ко дню рождения напишет, и смолчит там, где хочется нецензурно ругаться и стучать кулаком по столу... Терпит, терпит, да и скажет все, что думает. Нет, все-таки неудобный она человек для тех чиновников, кто считает себя главнее. Для них она - самый скандальный директор, сколько приюту не дай, ей все мало. Всякими правдами и неправдами, с помощью президентского гранта, областного бюджета и внимания дамского попечительского общества "Анастасия" Мялицына пристроила два новых крыла к обветшавшему садику. Разваливаются немного не дотянувшие до полувекового юбилея водопроводные и канализационные сети, их тоже надо срочно менять. Приюту, единственному в области транзитному центру, развозящему беспризорных детей по Прикамью, странам СНГ и всей России, требуются на это немалые деньги. Их выделяет федеральный бюджет. Заместитель директора центра по социально-правовым вопросам Вячеслав Александрович Мантуров сетует на то, что законодательным образом не определено, как и в каких количествах тратить деньги по пути до места доставки ребенка. На питание в дороге разрешено тратить по нормам питания ребенка в учреждении. А если до места назначения нужно добираться несколько дней? Три года из федерального бюджета не поступают деньги на ремонт автотранспорта, ездить на этих машинах опасно для жизни. Несмотря ни на что в 2003 году специалисты центра развезли 104 человека, 67 из них на машинах центра - по Пермской области.

Чьи вы, дети, будете?

Мялицына - пассионарная личность, как вихрь увлекающая всех за собой. Дети ее любят. Она пришла в 1995 году в голые стены старого детского садика после 15 лет работы в управлении образования областной администрации. В те годы все бездомные и оставшиеся без попечения родителей дети отправлялись в приемник, независимо от того, имели они криминальный опыт или нет. Мялицына и ее единомышленники мечтали создать приюты не для малолетних преступников, а для несчастных детей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Планировалось, что не испорченные преступным миром дети будут находиться в приюте до решения их дальнейшей судьбы.

Фото Веры СидоровойСейчас ситуация складывается следующим образом. В центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНПы) ребенка могут направить только по решению суда. Как правило, малолетние преступники до судов не доходят, ни милиция, ни мировые судьи не хотят возиться с несовершеннолетними. И приюты превратились в детприемники. Сюда везут теперь всех: и тех, кого дома бьют и не кормят родители, и тех, кто обокрал попутчиков в электричке. Но если в ЦВИНПах - решетки, вооруженная охрана и соответствующие полномочия, то в приюте - женщины без погон и полномочий, хотя в сиротские учреждения попадают такие отпетые экземпляры, что уноси ноги.

В федеральном законе "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" № 120-ФЗ от 24 июня 1999 года называются органы и учреждения, ответственные за процесс: комиссии по делам несовершеннолетних, социальная защита, специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, управления образованием и образовательные учреждения, специальные учебно-воспитательные учреждения открытого и закрытого типа, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, управления здравоохранением и учреждения здравоохранения, службы занятости, органы внутренних дел, ЦВИНПы, подразделения криминальной милиции, другие органы и учреждения, а так же общественные объединения. Казалось бы, такая армия государственных органов и учреждений непременно должна справиться с проблемой безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Но что же мы видим? "У семи нянек дитя со сглазом". Весь непосильный груз свалился на плечи социальной защиты, которой это явно не по силам. Ведь число неблагополучных детей год от года увеличивается, так в 2002 году их было выявлено 3800 человек, что на 15 % больше, чем в 2001 году. Всего же на учете в органах опеки и попечительства Пермской области состоит 21198 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, это 3,4 % от всего детского населения Прикамья. Понятно, что причины появления детей-сирот связаны с общей ситуацией в стране, они - и жертва и плата, и знак беды, и предупреждение о том, что будущее страны, имеющей около 2 миллионов безнадзорных детей, находится под угрозой. Да и какое будущее может быть у государства, позволяющего безнаказанно торговать малолетними детьми? То папаша-алкоголик зарабатывает на пузырек, продавая семилетнего мальчика на Стахановском рынке Перми, то мать-олигофрен торгует пятилетней дочерью за стакан водки.

В приют поступает ребятня от трех до восемнадцати лет. Редко кто из этих детей не болен венерическими заболеваниями. Дети и в пятнадцать лет не умеют читать. В 1999 году тренер стоящей через дорогу от приюта спортивной школы привела к Мялициной брата и сестру Ощепковых, не только не имевших свидетельств о рождении, но и не знавших своей фамилии. По рукам определили, что детям 10 и 12 лет. Родители избивали детей, не кормили, держали их на привязи дома. Несчастным помог случай. Однажды на улице они рассказали воспитанникам спортивной школы о своей тяжелой жизни, те пересказали горестную историю тренеру. Женщина оказалась неравнодушной, и написала заявление в милицию. Ощепковы жили в благоустроенной квартире, соседи по площадке прекрасно знали, что творится в этой семье, но помалкивали, считая, что чужие проблемы их не касаются. Однако дети из неблагополучных семей - это забота не только государства. Летом прошлого года детдомовцами в Перми была убита заместитель бухгалтера процветающего акционерного общества - 53 ножевых ранения. Поздно вечером женщина возвращалась домой с вечеринки по поводу своего отъезда на отдых в Турцию. В кармане у нее было 2000 рублей. Но для детдомовских пацанов и это - деньги.

Надежда Михайловна говорит, что она занимается беспризорниками для того, чтобы ее родные и близкие были в безопасности. Она понимает, что дети, ничего хорошего в жизни не видевшие, для которых жестокость стала нормой, рано или поздно выйдут в темноту улицы, чтобы подкараулить очередную жертву. Громадное количество бывших воспитанников детских домов попадают в тюрьму. А куда еще им, не имеющим ни жилья, ни денег, ни работы, идти?

В центре пытаются разорвать этот порочный круг. Разработана и осуществляется "Индивидуальная программа комплексной реабилитации несовершеннолетнего", ее текст разошелся по России. Сиротские учреждения области подхватили опыт приюта "Дом надежды" по реализации программы "Возвращение домой". В прошлом году центр получил грант фонда Сороса "Подросток и закон". Его реализацией занимается заместитель генерального директора Вячеслав Александрович Мантуров: "Мы хотим дать подростку возможность заработать, получить трудовую книжку, ИНН, пенсионное удостоверение. Ребенок имеет законное право работать с 15 лет". Это так называемая трудовая реабилитация.

"Здесь зла и горя нет"

В приюте делают все, чтобы вернуть ребенка в общество нормальных людей. Лечат, учат не только грамоте, но и держать ложку, пользоваться туалетом, петь, рисовать, играть. Летом дети сплавляются по рекам. А как они самозабвенно поют под баян! Каждый год воспитанники приюта выступают с концертом в одной из женских колоний. Зрительницы рыдают. После концерта на сцену выходит Надежда Михайловна: "Ну что, посмотрели, послушали? Этих мы подобрали. А где-то ваши?"

У приюта есть два гимна, один - на мотив "Маленькой страны", там есть слова: "Есть у ребят теперь спасенье, здесь зла и горя нет!" Действительно, за короткое время, благодаря неусыпной заботе и доброте специалистов центра, любой, даже самый запущенный, ребенок преображается. Правда, многие сначала не хотят ходить в школу, стесняются того, что отстали от сверстников. Если необходимо, с воспитанниками занимаются в центре, к ним приходят учителя из ближайшей школы.

Дети находятся здесь не долее года, за это время сотрудники приюта стараются подыскать им усыновителей, опекунов или найти родственников, пытаются перевоспитать родителей, вылечить их от алкоголизма, найти им работу. Если это удается, ребенок возвращается в семью. Каждая детская судьба - тема для отдельного материала.

Мне показали письмо Юстины В. из Литвы: "Спасибо за помощь, которую вы даете детям. Как бы я хотела побыть у вас хоть 5 минут, даже сама не думала, что буду скучать". Юстина с трудом вспоминает литовский язык и мечтает о снеге.

Она пятилетней малышкой попала в Кудымкар в начале девяностых, куда отец приехал на заработки после смерти жены. Сошелся с какой-то женщиной, имеющей двоих детей. Не работали, пили. Мачеха возненавидела Юстину, била ее чем под руку подвернется. Перебрались в Пермь, отец бомжевал, жил в подвалах, побирался, очень тосковал по родине. Но уехать туда было практически невозможно, не было денег, документы потеряла мачеха. К пятнадцати годам девочка всего навидалась, работала в минимаркете, была изнасилована, в приют "Дом надежды" поступила зараженная сифилисом и гонореей. Через консульский отдел специалисты приюта нашли родных девочки в Литве, восстановили свидетельство о рождении. Незадолго до предполагаемого отъезда Юстины к тетке в Литву, ее отца запинали до смерти подростки. Бомжей хоронят в общей могиле. Юстина была в отчаянии: "У меня есть пенсия, возьмите ее, чтобы похоронить папу по-человечески!" Сотрудники приюта скинулись, обратились в социальную защиту за материальной помощью, в прокуратуру, чтобы выправить свидетельство о смерти. Отпевали в костеле, там же и гроб заколотили. А выносить гроб некому, в костеле только приютские - женщины, да дети. Мялицына метнулась на улицу, попросила каких-то проходивших мимо армян помочь. Похоронили отца Юстины как положено у христиан: памятник, венки на могиле, сплетенные детьми из приюта. Устроили поминки. Это и есть духовное воспитание - не на словах, а на деле. Специалисты по социальной работе ходят с детьми в церковь, на могилы родителей.

Вот другая история со счастливым концом про Сашу Ш., которую в приюте прозвали Балериной за ее любовь к балету. Сашина мама торговала на рынке, ее убили за долги, а девочку вместе с отцом выкинули из квартиры. Семья жила в подвале. Отца тоже убили. Сотрудники приюта восстановили через суд право десятилетней девочки на квартиру, и нашли ей новых родителей - бездетную состоятельную семью. Сашу в приемной семье очень любят, девочка расцвела: учится в двух школах, занимается танцами.

А у чеченцев, брата с сестрой, уверенных в том, что их родители погибли во время бомбежки в Чечне, оказались живы и папа и мама. Это выяснилось только тогда, когда дети попали в приют "Дом надежды". Бездомных детей из Украины, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, со всей России - от Санкт-Петербурга до Читы - всех принимает "Дом надежды", чтобы помочь им вновь стать детьми, вернуть радость жизни. С 1995 года через приют прошло более 2500 детей. Специалисты центра помогают чужим детям, как своим, кого-то и сами усыновляют.

Надежда Михайловна часами может рассказывать подобные истории, всплакнет, покурит: "Нет, не зря мы тут сидим, едим хлеб, скольких детей мы спасли!". На прощание она говорит мне: "Вы не смотрите, что я такая зачуханная, я же дома". Действительно, она здесь дома, поэтому и писать надо в названии центра слово "надежда" не с маленькой, а с большой буквы - "Дом Надежды". Так будет и честно, и правильно.

Ирина Артемова

Пока верстался номер, стало известно, что Надежде Михайловне Мялицыной предложили уволиться по собственному желанию. Это произошло потому, что Надежда Михайловна выступает против централизованных поставок продуктов низкого качества по повышенным ценам. Надежда Михайловна предоставила соответствующие документы депутатам Законодательного Собрания и комитету контроля областной администрации. О том, как будут развиваться события, мы расскажем в следующем номере газеты.

Размещено 07.02.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №1(71)