НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №2(72)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№2 (72)
Февраль

логотип газеты "Личное дело"

Органы

Пятичасовой допрос с футбольным мячом и водкой

Почему это симпатичное здание пермяки упорно называют "Башня смерти"? "Почему подружка оклеветала Вас?" - спросил я Екатерину Рухлову. "Не знаю, - ответила она, - раньше, когда не пила, она часто ко мне приходила, ревновала ко мне своего мужа. А, может быть, в милиции ее также избили - как меня". Я уже знал, что разговариваю с девушкой, имеющей довольно сложный характер и судьбу. В староверском селе Старый Шагирт Куединского района известно многим, что она была дважды судима. Мне даже показалась, что девушка похожа на боярыню Морозову со знаменитой картины Сурикова. Чувствуется, что, несмотря на все свои недостатки, похожие на страсти молодой и еще неопытной души, у нее есть собственные понятия о жизни - о том, что можно и что нельзя. Когда-то она устроила драку - и, кажется, до сих пор считает, что у нее другого выбора тогда не было. И не оправдывается. И слезы ее совсем не напоминают притворные. Если она умеет так притворяться, то ее место в Ленкоме или БДТ. Но нет - она не артистка. Милиционеры утверждали, что на Екатерину как преступницу указала ее подруга.

Вот дословный рассказ Рухловой:

"В июне к нам приехали четверо милиционеров, из которых одного я знала в лицо - местного. Никто из них не представился, документов не предъявил, все были в гражданской одежде. Спросили меня, потом говорят: одевайся, собирайся. Уже вечер был, я стирала. Поехали, говорят, с нами. Куда? - спрашиваю, - зачем? На каких основаниях? Они начали кричать, ходить по комнатам в обуви, а у нас там - дети. У меня в это время в гостях был знакомый - на веранде чай пил. Нас обоих посадили в машину и повезли в куединскую милицию - меня в один кабинет, а его в другой.

В тот день все видели, как до этого и после они, милиционеры, ездили пьяные - вся деревня видела, на ферме были. Все видели. Когда меня туда, в милицию, привезли, стали говорить о том, что я убила свою подругу, Н. Н., будто у нее нашли предсмертную записку. Где она? - кричали. Она должна была уехать к мужу на свиданку - отвечала я. Ты, наверно, убила ее, как убила ту женщину, 30 числа, в Чернушке! Я им сказала, что я была в Чернушке, у дяди, но не 30-го, а в первых числах, я говорила, что я была дважды судима - за кражу и хулиганку, но я никого никогда не убивала!

Там был один чернушинский милиционер, татарин, который знал меня по первой судимости - и он начал говорить: "Ты лучше расскажи, как ты ее убивала - ту женщину, в Чернушке, когда ездила туда к дяде. Ты что, сука, не понимаешь, когда с тобой по-хорошему?" Он взял волейбольный мяч и начал меня бить им. Спрашивали, где я закопала Наташу. Потом начали говорить про каких-то коров, которые пропали с фермы. Сознавайся, мразь! Один из милиционеров, мне не знакомый, подошел и спрашивает: "Отвечай, с кем из нас ты будешь разговаривать?" Мне не в чем сознаваться, простите меня, пожалуйста - отвечаю. И тут он пнул меня ногой в бок - я упал на пол вместе со стулом. Я начала кричать, потом заплакала. "Ты что тут из себя корчишь? - это мне говорил уже местный милиционер. - Ты самая последняя мразь, смотри мне в глаза!" Я отвернулась, меня еще никто никогда так не оскорблял. Пусть я сидела, но это со всеми может быть, со всеми может быть...
(вот в этом месте моя собеседница заплакала).

Они были пьяными. Вывели меня из кабинета, оставили в дежурке. Потом вернулись. Один из них, здоровый, толстый, взял меня за руку и говорит: "Сейчас я сломаю тебе один палец, потом второй…" И как нажал мне на палец - я закричала, говорю, я ничего не делала! "Че ты орешь?" - это мне татарин говорит, - мы тебя знаем, на публику работаешь?" - и как мне врезал рукой по голове…

Потом еще один, высокий, черный, начал меня уговаривать, чтобы я созналась. Тут дежурный заглянул, сказал: "Потише, что вы тут устраиваете…" Мяч лежал на столе, там же стояла водка, тут же они пили. "Сейчас отвезем тебя туда, где дядька убитой живет, потом ты сама будешь проситься в тюрьму!" - грозили. Еще один удар по голове… Сижу, молчу. Ничего, думаю, не буду говорить. Тут открывается дверь, дяденька какой-то заглянул, одного милиционера позвал, тот вышел, вернулся, говорит мне: "Сядь, успокойся…Будешь пить?" - Я не пью, - отвечаю. И тут заходит моя мама. "Ну что, говорят они, жалоб никаких на нас не имеешь?" - Я молчу. - "Все у тебя нормально? Ну, иди давай, мама тебя ждет…" Я только вышла из кабинета, сразу заревела… Оказалось, моя мама поехала к прокурору с вопросом: на каких основаниях задержали мою дочь? Прокурор позвонил в милицию - и мама направилась туда, уже ночью".

Интересно, да? Подозревали девушку в убийстве, а потом сразу отпустили, как только мама попросила.

После милиции у Екатерины болела голова, ее тошнило. Мама сразу повезла дочь к медикам. В Куединской райбольнице 8 июля 2003 года специалистами были зафиксированы: ушибы живота, волосистой части головы, грудной клетки, бедра, закрытая травма живота, ЧМТ (черепно-мозговая травма), сотрясение головного мозга, кровоподтеки в области левой голени. Рухлова была направлена в стационар - на лечение. В участковой больнице она пролежала до 18 июля.

8 декабря адвокат девушки О. Гагарин обратился с жалобой в районный суд о том, что помощником прокурора Куединского района М.Т. Габдрашитовой было отказано в возбуждении уголовного дела о привлечении к уголовной ответственности милиционеров по факту избиения и оскорбления грубой нецензурной бранью Екатерины Рухловой - за отсутствием состава преступления.

Фото Игоря КатаеваВ ходе судебного заседания было установлено, что Рухлова действительно находилась на стационарном лечении по поводу черепно-мозговой травмы, что было практически проигнорировано Куединской прокуратурой. Суд указал, что эти обстоятельства не были представлены эксперту при назначении судебно-медицинской экспертизы, поэтому необходимо допросить хирурга ЦРБ и врачей участковой больницы, провести повторную судебно-медицинскую экспертизу. И далее: "Кроме того, в ходе проверки не дана оценка с точки зрения процессуальных норм факту нахождения Рухловой Е.Е. в течении 5 (!) часов в кабинете Куединского РОВД, где она подвергалась непрерывному допросу несколькими сотрудниками милиции… необходимо расширить круг свидетелей, с этой целью установить и допросить сотрудников дежурной части. Утверждение в постановлении о том, что телесные повреждения ею могли быть получены по некриминальным причинам, ничем не обосновано… " И само постановление помощника прокурора было признано необоснованным.

Но Куединская прокуратура повторно отказывает в возбуждении уголовного дела против милиционеров. Прокуратура ссылается на заключения судебно-медицинской экспертизы, которая была проведена через шесть дней после избиения, когда синяки и ссадины сошли и затянулись. Поэтому эксперт и написал: "оценить срок давности кровоподтеков не представляется возможным…" И далее о том, что они относятся к категории повреждений, "не повлекших легкого вреда здоровью". Все это подписал врач-эксперт М.А. Жданов. Как это делается, понятно? Один из свидетелей характеризуется как "неоднократно судимый", и сама Рухлова отличается "исключительной решимостью и дерзостью при совершении преступлений". Логика проста, как футбольный мяч и стакан с водкой: провести экспертизу как можно позже, пострадавших очернить - конечно, бывшие осужденные ни в какое сравнение не идут с моральным обликом - ликом с сияющим нимбом наших милиционеров, у которых рука, блин, на человека не поднимется - домкратом ее поднимай, а потому остается одно - отказ в возбуждении уголовного дела против сотрудников милиции. Иногда думаешь: господи, где мы живем? и вообще - как еще живы?

В отказе Куединской прокуратуры сказано, что Рухлова проверялась на причастность к убийству женщины из Чернушки. Но никого она не убивала, что делать? Куединская отказывает, а Чернушинская прокуратура и ОВД начинают обвинять Рухлову в грабеже. Олег Николаевич Гагарин, адвокат Рухловой, обращается с жалобой к Александру Николаевичу Кондалову, прокурору области, в которой он пишет, что предъявление обвинений Рухловой Чернушинским ОВД является незаконным и необоснованным не только по диаметрально противоречивым, неточным, путаным показаниям Н. Н. (той самой подруги Екатерины), но и по отсутствию других достаточных доказательств, указывающих на совершение ею преступления по ст. 161 ч. 2 УК РФ (грабеж). Кроме того, обращает внимание на проведение обыска по месту проживания Рухловой без вынесения соответствующего постановления. Интересно, что ограбленная гражданка оказалась следователем Чернушинского ОВД Н.М. Булычевой. Фантастика… Спектакль. Или сценарий для сериала? Рухлову даже пытались заключить под стражу, но чернушинский судья не удовлетворил ходатайство местного прокурора. Взяли подписку о невыезде. Но Чернушинская прокуратура не успокоилась - так хотелось "закрыть" Рухлову. Пишется кассационное представление на постановление судьи. Но областной суд оставил это представление без удовлетворения.

Да, а насколько обоснованным было обвинение ее в убийствах, говорит то, что она, слава богу, до сих пор на свободе. Наверно, когда милиционеры протрезвели, не вспомнили ничего - ни водки, ни футбольного мяча, ни избиения задержанной, ни своих криминальных галлюцинаций. Правда, обычные люди, которые не в форме, за такие вещи отвечают свободой, а не забавной алкогольной амнезией. Недаром наши публикации о нарушении прав человека органами правопорядка начинают напоминать дурные сериалы, в которых герои то и дело утрачивают память. Как правило, утрачивают ее те, кто избивает других, беззащитных - осужденных, инвалидов, женщин.

Недавно, в феврале, адвокат девушки О. Гагарин побывал на личном приеме у Александра Николаевича Кондалова, прокурора области, и передал ему еще одну жалобу на действия Куединской прокуратуры. И тот пообещал запросить материалы по факту избиения Рухловой сотрудниками милиции. Станет ли надежда на справедливость очередной иллюзией, расскажем в следующей публикации на эту тему.

Юрий Асланьян
Размещено 29.02.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №2(72)