НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №2(72)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№2 (72)
Февраль

логотип газеты "Личное дело"

Противостояние

Наши кидалы - профессионалы

Летом прошлого года предприятие "Машинный двор" готовилось к открытию нового автосалона. Пригласило подрядчика в лице предпринимателя Елисеева. Для отделки фасада здания тот нанял знакомых парней, на словах они вместе договорились о сумме и сроках зарплаты... Ребята работали с утра до ночи, чтобы успеть закончить объект точно к сроку.

Но 21 августа произошло несчастье: ветром качнуло висевшие низко над зданием высоковольтные провода, пробежала электрическая дуга, и двое ребят-"альпинистов" (рабочих-высотников) обгорели. В больнице им делали дорогостоящие операции по пересадке кожи, назначали дорогие лекарства. Операции и лекарства оплачивал Александр - брат одного из пострадавших, Андрея. В конце-концов Андрей выкарабкался из крайней беды, а его напарник Володя умер.

Фото Веры Сидоровой. Товарищ этих рабочих-высотников в буквальном смысле сгорел на работе. У товарища осталась мать...Встал вопрос: кто компенсирует денежные потери живым и моральные - матери погибшего парня? Андрей, кстати, не мог работать до конца января: рубцы на коже рук стянули ладони настолько, что парень не мог держать даже ложку. Между тем он умеет работать только руками, другой профессии у него нет. Врач сказал ему, что он может стать вахтером - "хорошенькая перспектива" для двадцатилетнего парня...

Рабочие обратились к г-ну Елисееву с просьбой компенсации. Но хороший знакомый на этот раз их как будто не понимал. Более того, он не выплатил им даже положенного расчета. Ребята пошли в государственную инспекцию труда в Пермской области. Как развивались дальше события, рассказывают сами строители.

Александр: - В инспекции труда нам сказали, что наш случай расследовали и дело отправили в прокуратуру.

Андрей: - Я поехал в прокуратуру, там мне сказали, что дело в инспекции. В этот же день я вернулся в инспекцию, и мне там все-таки сообщили, что дело у них. Потом я звонил инспектору, который вел наше дело, в середине января, он сказал, что буквально сегодня же документы отправил. Но вчера я был в прокуратуре, и мне там сообщили, что наших документов они не получили...

К Елисееву тоже я обращался не раз. Но он считает, что нам ничего не должен. В связи с тем, что мы какие-то авансы там получали. Встретиться с Елисеевым не получается, он не приходит на встречу. В подсобке, где мы работали, остались мои личные вещи, я даже их не смог взять, потому что там все закрыто.

Александр: - Аванс действительно был. Народу работало много, кто-то больше получил, кто-то меньше. С кем-то полностью рассчитались. Подсобным рабочим мы, например, полностью заплатили из своих денег. Ни я, ни Андрей, ни другие ребята не получили того, что положено. Андрей сейчас сам, напрямую, добивается окончательного расчета. Но даже ему наш бывший партнер не идет навстречу. В середине января мы подали на него иск в суд. Ждем, когда правосудие нам поможет. "Машинному двору" тоже интересно, наверно, будет узнать, куда ушли его деньги, предназначенные для оплаты нашего труда.

Вот такая жизненная ситуация. Есть ли из нее справедливый выход? Если есть, то какой? Ситуацию комментирует юрист Пермской гражданской палаты Сергей Трутнев:

Сергей Трутнев:
- Неформальные, не закрепленные ничем трудовые отношения - это бич трудового права, самое плохое, что только можно придумать. Основа бесправного положения работника.

Понятно, что людям нужно работать, зарабатывать, поэтому они соглашаются на сомнительные условия. А работодателю удобно: он не платит налогов, не платит в пенсионный фонд, по соцстраху - он обкрадывает государство, а заодно и работников, экономит на них. Причем экономия не только прямая, когда не выдают денег и не платят налогов, но и косвенная. Зачем работодателю стараться соблюдать технику безопасности, создавать условия для охраны труда - делать леса, следить за электрическими проводами, оформлять наряд-допуск? Ведь он понимает, что по закону, де юре, рабочих у него нет. А на нет и суда нет. Де факто люди, конечно, работают, но на свой страх и риск.

Поэтому на предприятиях сокращается служба охраны труда, поэтому увольняют инженеров по охране труда, на охране труда экономят, и не только в строительных организациях, но и на больших заводах. И все это происходит оттого, что люди соглашаются на любые условия. Пока они сами не начнут защищать себя, все так и будет продолжаться.

Что касается этих работников (а я с ними тоже встречался), они изначально должны были подумать о нормальных условиях труда и оплаты. Понятно, что спешка, понятно, что деньги, понятно, что надо кормить семью. Но надо четко всегда понимать: в теневой экономике возникают очень большие риски. Пока мы сами не начнем себя защищать в мелочах, никто за нас это не сделает. Государство, контролирующие органы зачастую самоустраняются. А там, где не устраняются, они либо реально ничего не хотят, либо не могут, либо не успевают. Контрольные функции государства сейчас ослаблены до предела. Пока мы работаем на доверии, нас будут "кидать". Договора - это все-таки то, что позволяет себя обезопасить. Договора, предоплаты, авансовые платежи. Чтобы если уж потерять, то не потерять слишком много. А главное - не потерять жизнь и здоровье. И заботиться об этом должны сами работники.

Подготовила Нина Бондаренко
Размещено 28.02.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №2(72)