НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №3(73)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№3 (73)
Март

логотип газеты "Личное дело"

Служба

Болевые "приколы" призыва

Совсем скоро, с 1 апреля, начнется новый, весенний призыв в армию, неотвратимый, как смена времен года. Его начало совпадает с праздником "безбашенных приколистов" - Днем смеха, И это вполне символично: потому что каждый призыв сопровождается множеством "приколов" со стороны военкоматчиков. Однако эти "приколы" далеко не так безболезненны для людей не в погонах, как обычные первоапрельские розыгрыши. Вот лишь несколько примеров.

В Чернушке призывников, что снегу на улице
Мы уже писали в одном из предыдущих номеров "Личного дела" о СОЧинце (так называют военнослужащих по призыву, самовольно оставивших воинскую часть) Вячеславе Козлове из Чернушки. Напомним коротко сюжет той публикации. В. Козлов был направлен в в/ч, расположенную в г. Богородске Нижегородской области. Не выдержав "дедовщины", процветающей там, он убежал из части, добрался до Перми, обратился в правозащитные организации и в военную прокуратуру Пермского гарнизона, где изложил все факты издевательства над ним. Но вместо того, чтобы начать расследование, Козлова вернули в прежнюю часть. А там издевательства продолжились. Вячеслав снова покинул часть и явился в Пермскую военную прокуратуру. По настоянию правозащитников его судьбой занялся полпред Президента РФ в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. Парня, наконец, удалось перевести в часть, расположенную в Пермской области.

Первый "прикол" заключается в том, что В. Козлова в тот весенний призыв 2003 г. вообще не должны были забривать в солдаты. Потому что ко времени окончания призыва Вячеслав официально еще был учащимся Чернушинского техникума. Диплом об окончании учебного заведения получала вместо него мама.

Второй "прикол" в том, что мама Вячеслава очень больна и в то время имела направление на операцию. Но после отправки старшего сына в армию, она не смогла лечь в больницу, так как младший сын - инвалид, и его нельзя оставлять дома без присмотра (отец Вячеслава умер несколько лет назад). Военкомат должен был учесть эту ситуацию и отложить призыв Вячеслава или, в крайнем случае, направить его служить в воинскую часть в своем регионе.

Но, может быть, упорное стремление чернушинских райвоенкоматчиков поставить под ружье каждого юношу, достигшего восемнадцатилетия, объясняется страхом не выполнить наряд (план) по призыву, спущенный из областной призывной комиссии? Ответ на этот вопрос дал ни кто-нибудь, а сам временно исполняющий обязанности начальника областного военкомата полковник Андрей Смольский на заседании "круглого стола", организованного Центром поддержки демократических молодежных инициатив (Молодежным "Мемориалом"). И тут обнаружился третий, самый грандиозный "прикол" чернушинских военкоматчиков. Для точности изложения процитируем расшифрованную аудиозапись выступления А. Смольского:

"… Разбираюсь с Чернушинским районным военным комиссаром. У них наряд на 45 или 50 призывников на осень, а они нам уже (до 10 декабря.- И.К.) прислали порядка 90 человек. Но ведь в плане отправки призывников каждый день расписан: сколько этот РВК должен прислать моряков, пехотинцев, водителей и т.п. Присылают десять вместо четырех. Куда на областном сборном пункте их девать?"

Вот ведь как, "девать некуда", а все равно присылают. Ничего себе! Это же сенсация (или еще один "прикол"?): чернушинские военкоматчики, опровергая все стенания о демографическом спаде в России, год от года повышают количество отправленных "под ружье" ( а значит, официально признанных на 100 процентов здоровыми, молодых людей. Да что там чернушинцы! Во всей Пермской области, по данным облвоенкомата, вдруг резко улучшилось здоровье юношей призывного возраста ( а, значит, повысился призывной контингент). Вот цифры из письма, присланного из областной призывной комиссии в адрес открытого партнерства "Пермская ассамблея" в ответ на ее Заявление о нарушениях прав призывников и военнослужащих в Пермской области:

"…Военным комиссариатом П. Обл. непрерывно ведется учет граждан, годных к военной службе. Изменение состояния здоровья призванных на военную службу характеризуется следующими данными

  2001 г. 2002 г. 2003 г.
Годных к военной службе 39,3% 44,8% 45,5%
Годных к военной службе с незначительными ограничениями 60,7% 55,2% 54,4%

Ну, просто чудо какое-то! Во всех других регионах России-матушки здоровье населения (в том числе, конечно, и юношей призывного возраста) год от года ухудшается, а у нас - наоборот. Может быть, на нашу молодежь так благотворно действует повышенное содержание в атмосфере вредных (для других, но не для пермяков) химических выбросов? Или кто-то тайком, в угоду Генштабу, подкармливает всех пермских особей мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет красной икрой с ананасами?

Пусть над ответом на эти вопросы ломают головы врачи. А Генштаб при такой статистике просто-таки был вынужден повысить наряд (план призыва) на пермских юношей в 2003 году почти на 2 тысячи человек. Естественно, каждый район тоже получил более высокий план. Но, заметьте, Чернушинский РВК умудрился даже его перевыполнить чуть ли ни в 2 раза.

Если наряд останется столь же высоким и на 2004 год, то подобные "приколы", боюсь, станут еще многочисленнее и болезненнее.

Альтернатива без альтернативы
Но давайте поговорим еще об одной особенности предстоящего весеннего призыва. Он - первый после вступления в силу Федерального закона "Об альтернативной гражданской службе".

Как сообщило Министерство труда (только что реорганизованное в Агенство труда при новом Правительстве РФ), ему уже поступили заявки на 22 тысячи альтернативщиков. Довольно внушительная цифра. Но больше всего запросов (4327 рабочих мест) не от учреждений социальной защиты или здравоохранения, и даже не от природоохранных, а от предприятий ВПК (военно-промышленного комплекса), то есть от изготовляющих продукцию для Министерства обороны, и от самого Министерства обороны (3077 рабочих мест). Еще Спецстрой (ведущий строительство военных объектов) просит 803 АГСника.

Казалось бы, чего переживать, ведь на гражданские ведомства остается гораздо больше: 13793 заявки. Но тут подвох вот в чем: по закону принят преимущественно экстерриториальный принцип прохождения АГС. То есть альтернативщика не могут оставить проходить альтернативную службу в своем регионе, а должны направить в другой. Значит, принимающая сторона должна обеспечить его жильем. Предприятия ВПК имеют свои общежития. Воинские части могут отгородить часть казармы и назвать ее общежитием для АГСников. А вот нищее социальное учреждение или больница, при всем желании, не сможет обеспечить альтернативщиков жильем. И, значит, его заявка не будет удовлетворена.

Эту ситуацию очень ярко продемонстрировал начальник Управления труда Пермской области Геннадий Пихтовников, сообщив, что из 74 рабочих мест, заявленных для прохождения АГС учреждениями здравоохранения и соцзащиты области, только одно (в Нытвенском психоневрологическом интернате) обеспечено жильем. Значит, реально Пермская область может принять лишь одного альтернативщика. Сам Геннадий Леонидович очень недоволен такой ситуацией.

Депутаты Государственной думы прошлого созыва, принимая в 2002 году федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе", тоже по-своему "прикололись": вот вам, дорогие инакомыслящие, и альтернативная гражданская служба, которой вы так долго добивались! Открещиваетесь по верованиям или убеждениям от службы в воинских частях, а туда, в основном, и попадете. Не велика разница, что на гражданские должности, все равно командовать-то вами будут люди в погонах. А служить вам придется на целый год дольше, чем обычному солдату.

Без боя не сдаваться!
Так что же делать в такой "прикольной" ситуации молодым людям, чьи верования или убеждения не совместимы с военной службой? Забыть об этих убеждениях и встать в строй военнослужащих? Или начать "косить" не только от военной службы, но и от АГС? Позволю себе дать пацифистам и прочим инакомыслящим юношам совсем не пацифистский, на первый взгляд, совет: "Без боя не сдаваться!". Потому что бой ведь бывает не только такой, какой знают люди в погонах: с треском автоматов, с разрывами гранат, с танками, давящими все живое на своем пути. А есть еще бой интеллектуальный. Вот в него-то я и предлагаю вступить альтернативщикам и доказывать, что они не меньшие патриоты своей страны, чем люди в погонах, но хотят и имеют право служить Отечеству без оружия в руках.

Пермяк Михаил Фадеев уже начал первый раунд интеллектуального сражения с Федеральным законом "Об альтернативной гражданской службе", направив в Конституционный суд жалобу на нарушение этим законом своих прав. КС принял ее к рассмотрению. Три года назад Михаил отстоял в обычном гражданском суде свое право на замену ему военной службы АГС. Теперь он сражается за право проходить гражданскую службу не по тому репрессивному закону, который был принят в 2002 году, а по измененному (после признания его неконституционным) новым составом депутатов Государственной Думы.

Михаилу, конечно, легче, чем тому, кто еще только собирается подать в военкомат заявление о замене военной службы АГС, прежде всего, потому что за ним стоит сильная правозащитная организация Центр поддержки демократических молодежных инициатив. Но кто мешает и другим инакомыслящим юношам призывного возраста обратиться за консультацией к юристу этой организации, прежде, чем они сделают первый шаг в направлении военкомата? Причем делать этот шаг тем, кому уже исполнилось восемнадцать лет, надо заранее, не дожидаясь самого "прикольного" дня в году - 1 апреля. Иначе будет поздно.

Ирина Кизилова, ведущий менеджер ЦПДМИ
по направлению "Альтернативная гражданская служба"
Размещено 04.09.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №3(73)