НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №3(73)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№3 (73)
Март

логотип газеты "Личное дело"

Проблемы

Подкидыши - это наши дети

Один знакомый рассказал. Под Полазной это было. Возвращался он домой на автобусе, и одной пассажирке захотелось выйти по нужде. Водитель, понятно, остановился. Пошла женщина в лесок, а там ребенок, девочка лет четырех, в петле висит. Еле удалось ее спасти. В автобусе решили довести ребенка до ближайшего пункта милиции, а там пусть разбираются. А на следующей остановке народ заходит, тут девочка к одной даме подбежала и кричит: "Мама, ты же говорила, что будет не больно!" Моего знакомого больше всего возмутил тот факт, что до четырех-то лет ребенка все-таки воспитывали: "Неужели нельзя было еще в роддоме бросить?!"

Я вспомнил об этом случае, когда начал писать о проблеме "отказных детей". Можно ли оставить ребенка, которого ты девять месяцев носил, что называется, "под сердцем"? А что будет с ним потом?

Как регулируется проблема отказных детей на государственном уровне?

Международная Конвенция прав ребенка и действующее российское законодательство провозглашают безусловный приоритет семейного воспитания детей. В соответствии со ст.123 Семейного кодекса РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, подлежат передаче на воспитание в семью, а при отсутствии такой возможности - в учреждения всех типов для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Эта же статья предоставляет широкие полномочия в создании различных форм устройства детей-сирот субъектам Российской Федерации.

Cуществующие в нашей стране формы устройства детей-сирот можно разделить на три категории: семейные, государственные и государственно-общественные, сочетающие элементы семейного воспитания с сохранением части опекунских обязанностей у государства. Последние иногда называют альтернативными формами устройства детей.

К категории семейных относится усыновление (удочерение), то есть специальная мера защиты ребенка, при которой юридически устанавливаются родственные связи между ребенком и человеком или супружеской парой, не являющимися его родными отцом и матерью. Это лучшая для ребенка-сироты форма его устройства. Кстати, отказные дети, которых никак не хотят усыновить в России - первые кандидаты на усыновление иностранными гражданами. Правда, не потому что забугорные дяди и тети такие добрые: просто по нашим законам их выбор ограничен только такими, совсем уж ненужными нашему государству детьми.

Государственная форма - так называемый Дом ребенка - учреждение здравоохранения, предназначенное для воспитания и оказания медицинской помощи детям-сиротам, подкинутым детям, детям родителей, не имеющих возможности воспитывать своих детей, и детям с дефектами физического или психического развития. В Доме ребенка воспитываются дети от рождения до 3-х лет, дети с дефектами физического или психического развития до 4-х лет. Дети попадают в дом ребенка из роддомов, из больниц и из семей.

К государственно-общественные формы устройства сочетают долговременное или кратковременное пребывание ребенка в семье с его полным государственным обеспечением и выплатой денежного пособия лицам, взявшим на себя заботы об их воспитании. Сюда относится широко пропагандируемое в настоящее время патронатное воспитание.

Насколько актуальна проблема отказных детей в нашем городе? Наверное, начинать исследование лучше с учреждений, где дети появляются на свет, то есть с родильных домов.

Как сообщил нам заведующий главного врача по акушерству и гинекологии МУЗ № 9 Валерий Николаевич Петухов, ежегодно в Пермских роддомах принимают около 11 тысяч родов.

Непосредственно в девятой медсанчасти появляются на свет примерно 2700-3000 малышей в год. Из них около сорока попадают в число отказных. Это цифра несколько выше, чем в других роддомах, поскольку здесь принимают все преждевременные роды.

- Выяснять причину отказа никто из врачей не будет, да и права вмешиваться в личную жизнь людей никто не давал, - продолжает он, - на практике мать подписывает необходимые документы и оставляет ребенка. Иногда и просто оставляет, не утруждая себя бумажными формальностями. Нельзя сказать, что бросают в основном больных детей, все зависит от родителей. Во многих случаях ребенка можно вылечить, было бы желание и конечно необходимые средства. Материальные проблемы - наиболее вероятная причина отказа от ребенка и в данном случае мы ничем не можем помочь.

Из роддомов отказные дети поступают в городские больницы. Мы встретились с заместителем главного врача по лечебной части МУ ГДКБ № 13 Мотовилихинского района Ириной Филипповной Туранской.

"К нам поступают дети из всех роддомов города. В больнице оборудованы лечебно-диагностические койки, так что новорожденные проходят обследование и, если необходимо, лечение, - рассказывает она, - обычно это занимает около месяца. Так, через отделение патологии в 2001 году прошло 57 детей, в 2002 - 44, а в 2003 -50. По отделению недоношенных эти цифры примерно в два раза меньше. Основная проблема отказных детей в плане патологии - грубое поражение центральной нервной системы и генетические аномалии. После обследования отказных малышей отправляют в Дом ребенка, либо в больницы, в которых есть "социальные койки". Для нашего района это детская больница №20 Орджоникидзевского района.

Поскольку мы имеем дело с детьми, от которых родители отказались еще в роддоме, судить о причине отказа мы можем только по косвенным данным. Да нам и не важно, отказной ребенок или нет, всем детям одинаково необходима забота и любовь окружающих. Отказной порой нуждается в более тщательном обследовании, его ведь могут еще усыновить, и в некоторых случаях необходимо составить особое предписание для тех, кто решит заниматься его воспитанием. Непосредственно в нашей больнице случаев отказа не много. В этом году два отказа и оба - дети с болезнью Дауна, причем нельзя сказать, что родителям легко было написать "отказную". У нас были случаи, когда родители, отказавшись от ребенка, одумываются и стараются вернуть его во что бы то ни стало. Если на момент обращения, ребенок еще не был усыновлен, им, разумеется, его возвращают.

Вместе с врачом я прохожу по отделению недоношенных детей. Здесь светло и чисто, и по сморщенным личикам малышей не видно, за кем придет добрая мама, а кому придется ждать, может быть, очень долго, прежде чем его возьмут на воспитание небезразличные к детской судьбе люди. Наверное, это все-таки лучше, чем провести лучшие годы жизни в казенных заведениях. А пока новорожденные сосут одинаковые соски и вряд ли задумываются о своем будущем. Пока о нем думает персонал больницы.

Многие дети лежат здесь вместе со своими мамами. Это значит, что несмотря на проблемы со здоровьем, ребенок нужен родителям. Кстати, часто молодые матери, счастливые обладательницы относительно здоровых детей, абсолютно не задумываются над тем, что можно отказаться от ребенка и по достаточно веским причинам: дети с синдромом Дауна, например, редко доживают до совершеннолетия. С другой стороны, само желание оставить ребенка или умертвить его может говорить о психической или моральной неполноценности человека, которому, конечно, нельзя доверить чужую жизнь. Помните начало статьи?

Но почему люди идут на преступление, не имея "веских причин"? Наверное, это вопрос слишком сложен, и такие причины как материальная необеспеченность или психические расстройства только вершина айсберга. Безусловно, нравственные проблемы сегодня актуальны как никогда. Конечно, люди со средствами с меньшей вероятностью откажутся от ребенка, чем таковых не имеющие. Да и риск случайного зачатия у богатых поменьше, опять же есть деньги на аборт. Но и примеры многодетных семей, живущих впроголодь, у нас есть, причем семьи эти крепкие и бросить ребенка для них вообще немыслимо.

Сегодня актуальным стал закон киплинговских джунглей: "Каждый сам за себя!" И младенцу нечего этому противопоставить: нет у него ни силы, ни интеллекта, как не было "железного зуба" у Маугли в день, когда решалась его судьба. Поэтому жизнь "подкидыша" зависит от нас - от медсестры, которая может не покормить, а может позаботиться как о собственном ребенке, невзирая на грошовую зарплату; от мужчин в "кабинетах из кожи", далеко не все из которых отмывают нечестные деньги; от каждого из нас - и только тогда, когда это поймем, станем цивилизованным обществом.

Юрий Хохлов
Размещено 04.09.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №3(73)