НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №4(74)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№4 (74)
Апрель

логотип газеты "Личное дело"

Права человека

Дума об омбудсмане

Приятно, когда о нас думают. Так могли бы оценить люди, не чуждые проблемам школы, инициативу Уполномоченного по правам человека в Пермской области С.Н.Матвеева, поддержанную департаментом образования и комитетом по образованию и науке области, по введению в восьми школах Перми и семи школах Нытвы и Нытвенского района новой общественной должности - Уполномоченного по правам участников образовательного процесса. Вот вкратце развитие событий. Было создано соответствующее Положение об Уполномоченном, намечены школы - и процесс пошел. Вполне объяснимо, что для непосредственных участников действа требовалась определенная подготовка. Ее обеспечивал Центр гражданского образования и прав человека, при поддержке Пермского регионального правозащитного центра, департамента образования области, Пермского областного института повышения квалификации работников образования, аппарата г-на Матвеева. Осенью и зимой этого учебного года прошли две сессии курсов для Уполномоченных. И если осенняя сессия была, в основном, действительно обучающая, то на зимней, кроме обучения, уже можно было ознакомиться с практическим опытом работы участников по становлению и развитию в школах института уполномоченных. В этой связи возник ряд вопросов, в том числе и о перспективах.

Лекция в библиотеке им. Горького. Молодежь интересуется, кто, когда и как начал защищать права человека в России . Фото Веры СидоровойТот, кто знаком с работой школы изнутри, знает, что конфликты в стенах образовательных учреждений далеко не редкость. В том числе и те, которые возникают на почве нарушения прав человека. Поэтому инициатива Уполномоченного по правам человека в Пермской области кажется, на первый взгляд, оправданной и своевременной. В рамках реформирования системы российского образования безусловно необходим поиск эффективных механизмов разрешения проблемы защиты прав участников образовательного процесса. И вот решение найдено! Независимый, юридически грамотный, добросовестный и т.д. и т.п. Уполномоченный! Ужо он и проконтролирует, и поможет, и направит - конец притеснениям и злоупотреблениям.

Однако, при ближайшем рассмотрении, можно обнаружить некоторые, мягко говоря, сюрпризы. Советский период трогать не будем, но разве в российской школе не существовало до сего момента конфликтов, а так же и механизмов их разрешения? Оказывается, что такие механизмы есть. Во многих образовательных учреждениях их работа "на первый взгляд, как будто не видна", в других школах они функционируют с разной степенью загруженности и эффективности. Можно назвать хотя бы Советы профилактики, Конфликтные комиссии, специализирующиеся на урегулировании споров и других проблем, Совет школы, малый педсовет и другие органы, так же принимающие участие в разрешении конфликтов. Есть и различные местные "ноу хау", типа Суда Чести и т.д. Причем в подобных органах, как правило, представлены все заинтересованные стороны. И если они на сегодня работают не в системе, не всегда справляются со своими обязанностями, а часто и сами нарушают права человека, то почему школьный омбудсман будет действовать лучше? Позволю себе процитировать выступление участницы курсов Уполномоченных: "В начале своего пути школьный Уполномоченный выполняет роль существа, которое не лает и не кусает. Однако, если есть должность, то должна быть работа". Сказано убежденно, искренне, но, если вдуматься, немного пугает.

Отсюда образуется второй сюрприз, связанный с декларируемой независимостью Уполномоченного. Школа - учреждение закрытое от посторонних глаз. Здесь не принято выносить сор из избы. В результате вместо урегулирования конфликта соответствующими школьными структурами он, как правило, гасится, приглушается на время, что конечно не способствует популярности этих органов в коллективе. Ведь одна из сторон, как минимум, остается в состоянии скрытого неудовольствия. Применяется в конфликтных ситуациях тактика нажима со стороны директора и администрации. Между тем школьный омбудсман материализуется не из воздуха, а из образовательного пространства конкретной школы. Во-первых, по положению об Уполномоченном, он либо избирается коллективом на общем собрании по представлению любого участника образовательного процесса, либо сам выдвигает свою кандидатуру. Такие выборы часто проходят по принципу "лишь бы не меня". А дальше все зависит от человека. Или он "через не хочу" займется новой работой, возможно, втянется, поймет ее ценность, потратит время и деньги на самообразование, и должность "заработает". Или он ничего делать не будет и все останется на своих местах. Пройдут новые выборы, коллектив опять исторгнет из себя "достойнейшего" - и все повторится. Сами решайте, что наиболее вероятно. Во-вторых, как уже отмечалось, новая должность - общественная, следовательно, не оплачивается. Этот вопрос остается на усмотрение администрации. Наконец, в-третьих, отсутствует нормативно-правовая база для обеспечения поддержки деятельности Уполномоченного. Кроме упоминавшегося уже Положения, нет ничего, даже приказа департамента образования об экспериментальной деятельности, что, безусловно, самым плодотворным образом отразится на усилении объективности и независимости школьного омбудсмана. Есть, правда, вариант, когда выберут человека, и желающего, и могущего справиться с дополнительно свалившимися обязанностями. При этом его уважают в коллективе, поэтому надавить на него сверху сложно. Он и будет светочем справедливости, грозой нарушителей прав и свобод, начиная от администрации и заканчивая, допустим, не совсем трезвой уборщицей. Что ж, нельзя не считаться и с такой возможностью.

В сложившихся обстоятельствах к первым школьным Уполномоченным не может быть никаких претензий. Они честно пытались и пытаются до сих пор самоопределиться в системе школьной жизни. Более того, судя по их выступлениям, не все так бесперспективно, администрация идет на встречу, дети, учителя и родители обращаются за советом и содействием. Есть уже примеры оказания конкретной помощи. Но ведь этот институт введен, не будем забывать, только в 15 школах. В масштабе области это капля в море. А возможное расширение поля деятельности может привести, по вышеизложенным причинам, к перегибам на местах, что, в свою очередь, дискредитирует Уполномоченного, как до него и другие подобные начинания.

Итак, в результате получается не совсем приятная ситуация. Ведь есть не только инициатива С.Н. Матвеева, работа Центра гражданского образования и прав человека и ПРПЦ на курсах Уполномоченных, наконец, даже сами Уполномоченные, с которыми теперь необходимо что-то делать, - есть реальная проблема нарушения прав участников образовательного процесса. Сама идея об Уполномоченных в школах, в принципе, продуктивна, однако столь многие моменты не были учтены при ее разработке, что становится непонятной дальнейшая судьба этого института. В этой связи нелишним представляется следующее. Прежде всего, необходимо выяснить истинное (хотя бы в общих чертах) положение дел с правами человека на местах, в школах. Затем выделить круг проблем (четко и ясно), находящихся в компетенции школьного омбудсмана. В этом может отчасти помочь мониторинг соблюдения прав человека в школах, проводимый Центром гражданского образования и прав человека. Но должна быть и инициатива снизу. Как говорится, спрос рождает предложение. Вполне возможно, например, организовать широкое обсуждение данного вопроса в коллективах школ. Пусть сами участники образовательного процесса задумаются над тем, как сделать омбудсмана объективным и независимым, ведь, в конце концов, это в их интересах. И пусть там, где это необходимо, будет Уполномоченный, а там, где нормально функционируют другие органы - пусть продолжают работать, только скорректируют свою деятельность по проблемам соблюдения прав участников образовательного процесса. Может быть, они выделят в своем штате человека, который будет отвечать за этот фронт работы - это их дело. Все это должно быть обеспечено нормальной, четко прописанной нормативной базой, формирующей правовой статус и поле деятельности Уполномоченного. И, наконец, необходимо продолжать просветительскую работу со всеми заинтересованными лицами в плане выработки модели поведения в случае нарушения прав человека.

Так что омбудсман, шведское изобретение, еще может пригодиться и сыграть свою положительную роль в российской системе образования. Хотя в данном случае, конечно, жаль, что мы не шведы…

Виктор Дедов
Размещено 03.05.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №4(74)