НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №5(75)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№5 (75)
Май

логотип газеты "Личное дело"

За гранью

Десять лет без права передышки

Почему действия чиновников из отдела по делам миграции ГУВД Пермской области герои этой статьи именуют ложью, насмешкой и издевательством над простыми людьми?

Семья вынужденных переселенцев Красновых проживает в городе чайковском десять лет. Геннадий Николаевич, в прошлом музыкант, всю жизнь прожил в узбекистане. Там много лет назад познакомился со своей супругой, Маргаритой Константиновной. Тогда еще молодые и счастливые, они не знали, насколько немилосердной окажется к ним судьба. Заставив пережить своих детей, наградив инвалидностью, под тяжесть лет она нанесла свой самый сокрушительный удар: спустя тридцать лет жизни в ставшем родным узбекистане, им, как и тысячам других русских семей, пришлось покинуть оседлое место и возвратиться в Россию.

Судьба забросила их в Пермскую область и, наверное, не случайно: в Чайковском и соседнем удмуртском городе Воткинске проживают со своими семьями сестры Маргариты Константиновны. Казалось бы, тихая дружба с родственниками должна примирить Красновых с судьбой, отобравшей у них Дом и предоставившей взамен жилище. Но разницу между строением, предназначенным для жилья (в случае Красновых - комнатка в общежитии) и домом-семьей, Домом с заглавной буквы, который был у Красновых в Узбекистане, супруги ощутили сразу, и вся история их жизни в Чайковском стала после этого историей решения квартирного вопроса.

Маргарита Константиновна встала на льготную (то есть с правом первоочередного предоставления жилья) очередь по улучшению жилищных условий. Льгота полагалась ей как инвалиду второй группы и как вынужденной переселенке. В сводном списке им подобных, сформированным отделом по делам миграции ГУВД Пермской области, Красновы мужественно продержались десять лет. Последние два года они в этой очереди - в первой пятерке. И хотя за эти же два года отдел по делам миграции выделили своим очередникам 15 квартир, Красновы до сих пор прозябают в обрыдлой чайковской общаге.

Справедливости ради заметим, что квартиры Красновым выделялись, однако все такие случаи заканчивались, не преувеличу, драматически: Геннадий Николаевич после этого всегда заболевал, а Маргарита Константиновна переставала верить в свои силы и готова была махнуть рукой на мечты о нормальном жилье.

В ноябре 2002 года, например, из отдела по делам миграции Красновы получили официальную бумагу о том, что им положена субсидия в размере 395 тыс. рублей. Красновым предлагалось присмотреть себе квартиру на эту или чуть большую сумму (разницу они должны были доплатить сами). С помощью риэлторов супруги нашли себе подходящую двухкомнатную квартиру в Чайковском и уже отдали деньги за оформление документов, как вдруг оказалось, что сотрудница отдела по делам миграции "ошиблась" в своих прежних расчетах: Красновым полагалось не 395, а 200 тыс. рублей. Как может ответственный работник ошибиться на 195 тыс. рублей Красновы тогда так и не поняли, но остались тем не менее не только без квартиры, но и вне очереди на жилье, из которой их исключили как уже "почти получивших квартиру в счет субсидии". Пока они "почти получали" квартиру, семеро очередников, в том числе и после Красновых стоявшие, получили ключи.

Отдел по делам миграции, заглаживая свою ошибку, через месяц после произошедшего предложил Красновым новую однокомнатную квартиру на окраине Краснокамска. Они отказались: на равноценную в Чайковском, а тем более в Перми предложенную квартиру поменять было нельзя, а жить хотели только в этих двух городах.

Свет в конце туннеля, так тогда показалось Красновым, мелькнул для них в феврале текущего года. Отдел по делам миграции прислал уведомление о том, что в Перми Красновым выделяется квартира в пятиэтажном панельном доме на первом этаже. Главный специалист отдела приглашала приехать в областной центр для оформления квартиры, с собой надо было взять справку из регистрационной палаты. Геннадий Николаевич засобирался: справка - 220 рублей, дорога до Перми и обратно - 300, ночевка в чужом городе - 100. Для пожилого человека, инвалида деньги немалые, но отдавал их с радостью, ведь откуда было знать, что поездка будет напрасной…

Обещанная квартира в панельной пятиэтажке оказалась развалюхой в двухэтажном кирпичном доме 50-х годов застройки на окраине Перми, по улице Чебоксарской. Полностью обесточенная, отключенная за неуплату бывших жильцов от всех благ цивилизации, с порванными обоями и разбитыми стеклами, а также соседями-пьяницами в придачу. "Вот это я попал! - вертелось в голове Геннадия Николаевича, когда он возвращался с этих чертовых куличек в отдел по делам миграции, чтобы вернуть им ключи от такого "подарка". - Даже если сделать в этом бомжатнике полный ремонт, то на одном маршрутном такси до города и обратно целое состояние проездишь, льготы-то не предусмотрены, а другой транспорт здесь не ходит".

Но еще большую степень удивление и негодование Геннадия Николаевича приобрели в отделе по делам миграции, когда, вернув его сотрудникам ключи от развалюхи, он узнал, что стоит она 400 тысяч рублей. "Да что ж вы творите! - взмолился он, - На конкурсной основе покупаете у фирмы-посредника черт знает что и пытаетесь эту дрянь нам всунуть? А почему бы вам на эти деньги не купить для нас нормальную квартиру в Чайковском?"

И тут он узнал самое интересное. Оказалось, что в декабре 2003 года, то есть за два месяца до описываемых событий, в Чайковском побывал некий господин Баранов Владислав Владимирович (является ли он сотрудником отдела по делам миграции Краснову выяснить не удалось). В двух фирмах, торгующих недвижимостью, Баранов получил справки о том, что на местном рынке жилья отсутствуют одно- и двухкомнатные квартиры. Видимо, на основании этих с позволения сказать документов в миграционной службе решили, что Красновым придется-таки ехать в Пермь. В развалюху на Чебоксарской.

Как человек, по его собственной характеристике, с обостренным чувством справедливости Геннадий Николаевич решил-таки расставить в этом темном деле не только точки, но и запятые. С копиями справок, полученных г-ном Барановым в чайковских фирмах недвижимости, Краснов обратился в прокуратуру г. Чайковского. Там в незаконности данных документов не усомнились, но все что сделали - "надавили" на предпринимателей-риэлторов и заставили их выдать другие справки, опровергающие содержание справок первых. Предприниматели "покаялись" в том, что допустили ошибку и дали г-ну Баранову неверную информацию: в декабре 2003 года одно- и двухкомнатных квартир не имелось только в их агентствах недвижимости, но никак не на рынке жилья всего города Чайковского.

Единственная в городе риэлторская фирма со статусом юридического лица на запрос Краснова выдала справку о том, что в указанный период времени на городском рынке недвижимости означенные квартиры были. Почему сотрудники отдела по делам миграции зарегистрировали справки, привезенные г-ном Барановым, полностью проигнорировав их незаконность - еще один вопрос, на который Краснову никто не дал ответа.

После этого Геннадий Николаевич пришел в редакцию газеты. Квартирный вопрос отравил жизнь супругов Красновых настолько, что они, преодолев скромность людей, не привыкших разгребать жар чужими руками, все-таки решили обратиться в последнюю, так они говорят, инстанцию, которую по старой памяти считают еще очень даже мощным средством воздействия на нерадивых или нечестных чиновников. В Пермь Геннадий Николаевич больше ехать не может, да и не желает. И не только по финансовым соображениям, но просто потому, что разуверился в благополучном исходе предприятия:

- Да, полковник Фадеев, возглавляющий отдел по делам миграции, лично пообещал мне взять это дело под свой контроль и сказал, что в 2005 году мы квартиру получим точно, - говорит Краснов. - Только надежды на его слова нет. Сотрудники этой службы уже не первый раз нас обманывают. Ведь покупают же они квартиры вынужденным переселенцам в Чусовом, в Краснокамске и т.д. И никто еще от квартир не отказался. Значит, неплохие они. А в Чайковский зачем-то засылают "гонца", который привозит им фальшивые справки и они на этом успокаиваются. Мол, на нет и суда нет, берите, Красновы, то, что дают и не вякайте. Говорят, что получив квартиру, мы можем её приватизировать, продать, обменять. Только на какие шиши? На 2200 рублей общего дохода в месяц?

Геннадий Николаевич может только догадываться о том, почему квартиру на Чебоксарской отделу по делам миграции надо сбыть с рук как можно скорее. Ведь если контролирующие эту службу органы узнают, на какое, простите, барахло разбазариваются государственные миллионы - по голове не погладят. Да и по другим направлениям деятельности, наверняка, начнут "шерстить".

…Красновы не склочники и не нытики. Маргариту Константиновну хорошо знают в Чайковском как председателя первичной организации городского общества ВОИ в одном из городских микрорайонов. Геннадий Николаевич тоже, как вы поняли, занимает активную жизненную позицию. Но с каждым новым чиновничьим фортелем им все сложнее отделаться от чувства незащищенности и несправедливости, а главное непонимания - для кого и чего составляется очередность, если госслужащие делают так, как удобно и выгодно им. А простым людям от их действий (или бездействия) хочется лечь на кровать лицом к стене и принять жизнь такой, какова она есть. Похоже, этого от Красновых и ждут.

Ирина Сальникова
Размещено 06.06.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №5(75)