НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №6(76)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№6 (76)
Июнь

логотип газеты "Личное дело"

Суд

Мое гражданское дело

Как я раз съездил на дачу, а потом три года сидел в суде

У парадного подъезда нашего суда. Фото Веры Сидоровой Года три назад поехал я в октябре на дачу в поселке Быковка, что на реке Сылва. На берегу образовалась компания из пятерых взрослых и троих детей. Ждем теплоход у пристани, ориентируясь по расписанию. Нет его и нет. Волнуемся, мерзнем, дети хнычут. Прождали еще минут 25 и решили переправляться на местных речных "такси" - моторных лодках. Время осеннее, один ребенок, как выяснилось потом, простудился и заболел.

Я уже тогда решил, что дело нельзя так оставлять и собрал доказательства: все события описал на бумаге, собрал подписи действующих лиц этой истории. Да еще и скрепил печатями садоводческого товарищества, что такие-то люди в такой-то день добрались на участки. Пишу в ОАО "Порт "Левшино" жалобу. А они мне отвечают, что теплоход работал по расписанию. То есть претензию не принимают.

Тогда я пошел в суд. В первой половине декабря 2000 года отправил исковое заявление в Орджоникидзевский райсуд, где требовал взыскать разницу с порта между стоимостью переправы через Сылву на моторной лодке и теплоходе, а также компенсировать моральный вред.

Время тикает. Ответа нет. В январе 2001 года опять пишу и прошу сообщить дату судебного заседания. Опять молчат. В феврале прошу письменно сообщить, у какого судьи мое дело. Молчат. В марте звоню в приемную, канцелярию, архив. Заявление как воду кануло. Просят позвонить завтра. Назавтра сообщают, что дело расписано судье А.И. Мокрушину. А тот утверждает, что у него моего заявления нет.

В июне отправляю запрос на имя председателя суда В.Ю. Пелявина. Через два (!) месяца получаю ответ, что "гражданского дела по иску П.И. Бондарчука к ОАО "Порт "Левшино" не числится".

Пишу два безответных запроса, собираюсь поехать в суд. Но перед выездом на всякий случай звоню Мокрушину. И - о, чудо! Заявление нашлось. Как говориться, не прошло и полгода… Скорей, больше года. Мокрушин сообщает, что меня известят повесткой.

Ну, хорошо. Жду до декабря 2001 года, пока председатель суда опять мне не сообщает, что мое заявление не поступало. Но судья Мокрушин разрешает недоразумение. У кого-то уже лопнуло терпение? До конца еще далеко.

Понятно, что моя настойчивость суду не нравилась. Однако заседание назначили на январь 2002 года. Ехать далеко, я боялся опоздать, приехал раньше. Дежурный проверил мои документы и попросил подождать за барьером у двери. Час простоял на 25-градусном морозе. Я попросил почитать приказ председателя, чтобы убедится в законном основании такого пропускного режима. Приказа мне не показал.

Да и стоял на морозе зря - заседание не состоялось. А я тем временем подал дополнительно исковое, требуя возместить расходы по делопроизводству почтовых расходов и убытков из-за потери времени. А дополнительно отправил письмо председателю, где вопрошал о порядках (если их можно назвать порядками): почему меня не впустили во время перерыва? Почему работник канцелярии, который должен открывать контору в 9.00, до 9.05 пил чай? Почему работник почтово-экспедиционной службы открыла кабинет на семь минут поздней расписания? Почему неверно указали номер моего гражданского дела? В моем понимании суд должен быть образцом пунктуальности и ответственности среди других ветвей государственной власти.

На втором заседании суда в феврале 2002 года я ответчиков не увидел, и заседание не состоялось. Вместо того, чтобы послать повестку в ОАО "Порт "Левшино" заказным письмом, мне, уже далеко немолодому человеку, предложили вручить повестку лично его генеральному директору Ю.Н. Оленеву лично. И я поехал … Ни директор, ни секретарь повестку не принял. Более того, меня выдворили из приемной.

Понимаю, что скучно все это читать. Описание судебных мытарств не развлекательное чтиво, потому что все это правда, а жизнь штука тяжелая и часто неинтересная. Но что делать!

Тут выясняется, что мое дополнительное исковое заявление почему-то передано другому судье.

Пришлось опять писать председателю суда. В феврале мое заявление рассмотрели судья Мокрушин и зампредседателя М.Б. Гилева. Последняя заметила:

- Похоже, вы собрались разорить порт.

А речь в моем иске шла о 682 рублях 92 копейках. Не деньги были важны, а принцип - почему порт не выполняет своих обязательств?

Через некоторое время получаю письмо от Мокрушина, что мое дополнительное исковое отправлено мировому судье З.В. Фатиховой.

Это уже абсурд, к которому все-таки трудно привыкнуть нормальному человеку. Как можно рассматривать дополнительный иск, если не рассмотрен основной? И все происходящее становится похожим на процесс, который в русском языку определяется как "волокита". Фатихова отправила мое дополнительное исковое заявление к порту Левшино "по подсудности", то есть в райсуд.

А Гилева в марте 2002 года вынесла определение об отказе в принятии заявления, мотивируя тем, что иск о взыскании убытков носит самостоятельный характер и может быть рассмотрен отдельно у мирового судьи. Замечу, что определение было вынесено в марте, а получил я его только в мае, через 52 дня. Напомню тем, кто никогда с судом не сталкивался, что срок на обжалования определения, с которым вы не согласны, дается в 10 дней.

Ну что ж, я воробей тоже тертый, и битый. Я потерял время, но восстановил срок для обжалования определения, и обратился в областной суд. Областной суд решение райсуда отменил. Стало быть, снова оно вернулось в Орджоникидзевский район.

Так вот. Продолжаю. На третье заседание суда в апреле 2002 года ответчик опять не явился. Ну, Бог с ними, рассматривали заочно. Но какое решение было принято? "Суд считает, что поскольку истцами не приобретались билеты для переправы на теплоходе, то … на ответчике не лежала обязанность переправы через реку, то есть между ними не возникало правоотношений, связанных с законом "О защите прав потребителей". Мне отказали. При этом игнорировали тот факт, что кассир находился на борту теплохода, который не пришел!

Пришлось обжаловать решение. Областной суд затребовал расписание движения теплохода, чего не сделал районный суд. Если бы я был в чем-то не прав, то областной суд не отменил бы решение райсуда и не вернул бы его обратно.

Дело передали уже другому судье, Г.В. Косенковой. Не буду описывать канцелярские препоны, которые помешали состояться заседанию в январе уже 2003 года. Кроме того, ответчик не явился. А в это время Косенкова начала другой процесс, который даже не значился в ее расписании работы на тот день.

В феврале 2003 года заседание, было, открылось, но судья отложила его на завтра, как и просил ответчик. Мол, есть важные документы, а факс в суде не работает. Ладно. Но и на следующий день судья зачитывает телефонограмму ответчика, который просит отложить заседание. Мои возражения не приняли.

А ездить в Орджокидзевский район, замечу - не ближний свет. Тем временем в суд поступила телефонограмма, где сообщалось, что порт "Левшино-2 признан банкротом, решение о конкурсном управляющем не вступило в силу, поэтому доверенность не оформлена.

Да, вот так жернова больших событий крушат права рядового пассажира. Судья прекращает производство по делу. Но я ощущаю себя ЧЕЛОВЕКОМ и ГРАЖДАНИНОМ. Поэтому продолжаю процесс, хотя райсуд снова мне отказывает.

Областной суд подтверждает, что я прав, указывая, что у Орджоникидзевского суда "не было оснований для прекращения производства по делу".

В августе 2003 года заседание в райсуде опять не состоялось. Слушайте, может, они надеются, что я умру? Ответчик опять не явился. И в сентябре тоже, так как у ответчика не было копии исковых заявлений.

Меня взяли измором - в октябре 2003 года я сам предложил мировое соглашение. Ответчик согласился.

Теперь я понимаю, почему получились такие результаты социологической компании "РОМИР-Мониторинг", опросившей в 2003 году 1500 человек по всероссийской репрезентативной выборке: 58 процентов считают механизм разрешения споров через суд малоэффективным; 17 процентов уверены, что он абсолютно неэффективен; 18 процентов не пойдут туда ни при каких обстоятельствах.

Замечу, что во всем мире суд - это цивилизованный, демократический, нормальный способ разрешения споров. Дискредитация самого института судебной власти - вот чем занимается сегодня российский суд.

Петр Бондарчук,
ветеран труда и судебных тяжб
Размещено 05.07.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №6(76)