НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №8(78)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№8 (78)
Август

логотип газеты "Личное дело"

Поступок

Женщина арестовала мужчину - за стихи о любви

Роман Юшков. Фото Веры Сидоровой Впервые в истории пермского правосудия: Роман Юшков, доцент госуниверситета, кандидат географических наук, неформальный лидер "Анархо-Экологического Сопротивления" арестован судьей Палкиной сроком на десять суток за то, что "нарушил установленные в суде правила - читал стихи".

О, Пермь, о Палкина!… Не могу подобрать рифмы, вдохновение душит - как диоксины.

11 августа, на заседании Ленинского суда Перми, перед которым предстали анархо-экологи за организацию очередной акции протеста против сжигания твердотопливных ракетных двигателей в Перми, Роман Юшков начал читать стихи, отказавшись принимать участие в процессе в знак протеста против того, что избитым милиционерами подсудимым было отказано в медицинском освидетельствовании, а сам суд оказался закрытым для прессы. Каких авторов читал Роман - Николая Рубцова! Павла Антокольского. Иосифа Бродского, Нобелевского лауреата… Декламировал, не требуя гонорара. На чтении четвертого стихотворения - Ильи Эренбурга "Последняя любовь" - женское сердце судьи Палкиной не выдержало: Роман - про любовь, а Роману - правой крюком. После строчки "И самый важный разговор вдруг оборвался на полслове" его вывели из зала суда.

Отсидев за акцию семь суток, Роман Юшков предстал перед судом вновь. За нарушение правил. 24 августа 2004 войдет в историю мировой литературы как блистательное поражение мировой поэзии в битве за человеческую душу.

Что такое стихи, молитвы, клятвы - эти люди не знают. Сознание этих людей напоминает плесень на поверхности мозга - дай Бог, если из нее когда-нибудь получится пеницеллин.

Номер нашей газеты с информацией о Романе Юшкове мы обязательно пошлем великому российскому поэту Евгению Евтушенко, чье выступление недавно прошло в Пермском драматическом театре, куда он был приглашен как "Гость губернии". Пусть Евгений Александрович оценит, как в Перми относятся к поэзии на самом деле - в суде, а не в театральном зале. А потом пошлем ему спецномер газеты, в котором будет подробно рассказываться о том, как пермские милиционеры избивали подростков под окнами губернаторского кабинета, чтобы лишить поэта последних иллюзий о нашем городе, если они у него были. Может быть, Евтушенко вспомнит об этом в одной из своих бессмертных поэм. Пусть знает, что в Перми за стихи не цветы дают, а сроки, и если увозят на машине, то не в аэропорт, а в грязный спецприемник.

Мы решили опубликовать стихотворение Ильи Эренбурга, которое разорвало сердце судьи Палкиной. Надеемся, наши читатели поймут: Роман Юшков сидит не за то, что "нарушил правила", а за то, что имеет такую этическую и эстетическую позицию бытия, от которой у власти губы трясутся и зубы клацают.

Павел Кичигин

Илья Эренбург

Последняя любовь

Календарей для сердца нет,
Все отдано судьбе на милость.
Так с Тютчевым на склоне лет
То необычное случилось,
О чем писал он наугад,
Когда был влюбчив, легкомыслен,
Когда, исправный дипломат,
Был к хаоса жрецам причислен.
Он знал и молодым, что страсть
Не треск, не звезды фейерверка,
А молчаливая напасть,
Что жаждет сердце исковеркать,
Но лишь поздней, устав искать,
На хаос наглядевшись вдосталь,
Узнал, что значит умирать
Не поэтически, а просто.
Его последняя любовь
Была единственной, быть может.
Уже скудела в жилах кровь
И день положенный был прожит.
Впервые он узнал разор,
И нежность оказалась внове...
И самый важный разговор
Вдруг оборвался на полслове.

Размещено 12.09.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №8(78)