НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №8(78)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№8 (78)
Август

логотип газеты "Личное дело"

Фемида

А судит кто?

Непорядок - считают борцы за права человека: почему в то время, как общественность бдит за каждым телодвижением законодательной и исполнительной властей, третья стоит особняком, и практически никакому контролю не подвержена? Обретя независимость, она превратилась, по мнению правозащитников, в полностью закрытую систему, освобожденную вообще от какой-либо ответственности перед обществом. Должна ли судебная власть контролироваться общественностью? Об это шел разговор за круглым столом, прошедшим в Перми.

Каждый пятый не понаслышке знает, по какому адресу располагается местный суд. В 99 процентах стороны, оставшиеся не в выигрыше, уверены, что суд "неправедный" и судьи "неправильные". И шестьдесят процентов считают, что привлечь судей к дисциплинарной, более того, к уголовной ответственности - дело неслыханное. А кто их судить-то будет?

В 90-е годы были созданы квалификационные коллегии судей. Прогрессивно? Да. Поскольку введение этого института - в чьи полномочия входит назначение судей и контроль над надлежащим выполнением ими своих должностных обязанностей - позволяло говорить о "подсудности" третьей власти и независимости судей. Тем более, что в состав коллегии включаются представители общественности. Должно быть эффективно? Вопрос спорный.

- Уже парадокс. Предложения по кандидатурам представителей общественности могут вноситься в ЗС депутатами областного Законодательного собрания, губернатором, органами местного самоуправления и Уполномоченным по правам человека. Сама общественность, как ни странно, правом инициировать и предоставлять на рассмотрение кандидатуры, с тем, чтобы уже потом ЗС их рассматривало, не обладает, - замечает Нина Таганкина, член координационного совета по правам человека при уполномоченном представителе президента в ПФО, председатель совета региональной общественной организации "Нижегородское общество прав человека".

Региональный фонд "Открытый регион" в партнерстве с общественной организацией "Нижегородское общество прав человека" провели небольшое исследование. Проанализировали, кто из представителей общественности входит в состав квалификационных коллегий Приволжского федерального округа. И удивились. Только 37 процентов представителей являются в некоторой степени представителями общественности, остальные же - бизнес-структур, которые более заинтересованы в лоббировании собственных интересов, а не в эффективной работе коллегии. Вывод по итогам предварительного анализа однозначен: деятельность квалификационных коллегий судей (ККС) по-прежнему закрыта для общества. В том числе и в Пермской области.

В мир, где царит клановая солидарность, по словам Романа Маранова, юриста Пермского отделения общества "Мемориал", пробиться постороннему человеку невозможно.

- Кто у нас входит в состав квалификационной коллегии судей под видом общественности - лица так или иначе связанные с судебной системой, - бывшие судьи, прокуроры в отставке… Вполне естественно, если эти бывшие будут пристрастны при оценке деятельности судей, - считает Роман. - Налицо борьба за чистоту корпоративных рядов, "провинившиеся" судьи в большинстве случаев останутся безнаказанными. Разве что от угрызений совести займутся самобичеванием и посыплют голову пеплом.

В законе "Об органах судейского сообщества в РФ" черным по белому зафиксировано, что представителями общественности могут быть граждане России, достигшие 35 лет, и имеющие высшее юридическое образование. А кто у нас имеет высшее юридическое образование? То-то и оно.

- Попытка добиться гласности и открытости судебной системы через внедрение представителей общественности в коллегию судей потерпела полное фиаско. В будущем необходимо достигнуть некоего правового баланса, чтобы ККС при оценке деятельности судей придерживалась не только догм и постулатов закона, но и морально-нравственных принципов.

Конечно, нужно менять законодательство - считают правозащитники. Но как?.. В рамках проекта, реализуемого нижегородцами, на первом этапе планируется проведение в регионах Приволжского федерального округа специализированных исследований и мероприятий по совершенствованию системы общественного контроля правосудия через представительство в квалификационных коллегиях.

- Это крайне необходимо, тем более, что прекратил свое существование институт народных заседателей, который также мог бы выполнять функцию общественного контроля, - говорит Нина Таганкина.

Вокруг будущего состава квалификационных коллегий уже разгораются нешуточные споры. Каким образом усовершенствовать? Увеличить число представителей общественности?

- В области 10-15 реально функционирующих некоммерческих организаций, которые ведут постоянную деятельность, и около 40, действующих периодически.* Так где же брать этих представителей общественности, коль скоро у нас нет институтов гражданского общества (вот те и на, вот тебе и Пермь - столица гражданского общества! - авт.), - пессимистично недоумевает председатель комитета по правам человека и социальной политики Законодательного собрания Пермской области Борис Светлаков.

Радикалы настаивают на том, что все, независимо от возраста, граждане России, будь-то выдвиженцы партий, коммерческих и некоммерческих структур, депутаты и прочие смертные могут быть кандидатами в члены ККС. Осторожные опасаются, что депутаты и партийцы, как ныне представители коммерческих структур, будут лоббировать корпоративные интересы.

- Лучше говорить не о контроле, а о взаимодействии судебных и общественных структур. При выборе представителей общественности ценз, уверен, должен быть обязательно. Во-первых, непременно, возрастной, а, во-вторых, человек, выдвигаемый в члены коллегии, обязан иметь юридическое образование. Пятьдесят на пятьдесят? Нет, увеличение числа представителей общественности в составе коллегии считаю нецелесообразным, - с откровенным скепсисом отнесся к принципам выдвижения представителей общественности, предлагаемым пермскими правозащитниками, председатель областной квалификационной коллегии судей Виталий Фофанов. - Только за последние два года коллегия прекратила полномочия пятерых судей, так что о борьбе за чистоту корпоративных рядов и отстаивание чести мундира, вы зря…

К сожалению, и последний разговор между правозащитниками и судьями прошел на разных языках.

Марина Сизова

* По экспертной оценке ПГП в области действительно немного "реально функционирующих некоммерческих организаций", но все-таки не 10-15, а 80-100. Не считая профсоюзные, спортивные и религиозные.

Размещено 12.09.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №8(78)