НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №8(78)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№8 (78)
Август

логотип газеты "Личное дело"

Тема номера

Они своих не сдают

Стоп-кадр. Фото Веры Сидоровой Холодно и мрачно осенними вечерами. 26 октября 2002 года произошло нечто, с одной стороны, привычное для нашего слуха, с другой - ужасное. Около десяти часов вечера четырнадцатилетняя Алена Глорио переходила улицу Юрша в районе остановки общественного транспорта "Гимназия №2". Шла она от мамы, которая работала в двух метрах от дороги, в киоске, расположенном на этом же остановочном комплексе. В этот момент как раз подъехал автобус, который Алена обогнула спереди метрах в 5-6. Но, увидев "две горящие фары", девочка развернулась и хотела бежать назад. Страшно - она не успела. Не успела сойти с дороги. От места, столкновения она летела…16 метров…стоя. Упала на место стоянки такси. К счастью, там не оказалось машин. Представьте картину, которую видела мать. Лежит дочь, на ней нет живого места: разбита голова (видна лобная кость), выбит зуб, с правой ноги свисает кусок мяса. Кровь ребенка, смешиваясь с каплями дождя, образовывает красный поток, который льется по этой дороге. Фильм ужасов как он есть. Дочь еще в сознании. Она в состоянии шока: "Мама, только ты не плачь!"

А далее все как в страшном сне. Служба ДПС, скорая помощь, приехавшая спустя 40 минут (а ведь Алена в холод все это время лежала на голом асфальте, ее лишь прикрыли ковричком из расположенной рядом аптеки), сложнейшая операция, которая не давала надежд на выздоровление, реанимация в течение 2-х недель (!), аппарат Елизарова (если кто не в курсе, это тяжеленный металлический каркас, который штырями прикрепляется к телу - эти штыри вкручивается как в кожу, так и в кости; у Алены их было 7 штук!), месяцы постоянного постельного режима… Она не могла ни есть, ни пить, ни спать. С веса 55 кг она резко "перепрыгнула" на 30. А если сюда еще добавить ту адскую боль, которая сопровождала девочку все это время. Приходилось колоть обезболивающее пять раз в день, а это промидол, настоящий наркотик.

Спасало ребенка только одно - к ней постоянно ходили друзья, причем целыми кучами.

Важна и непонятна оборотная сторона происшествия. Вот уже почти два года родители девочки не могут добиться суда по этому делу. Почему? На этот вопрос не могут внятно и логично ответить ни в прокуратуре, ни в Мотовилихинском РУВД.

"Тормозной путь" юридического дела начался сразу же после столкновения, когда водителя не проверили на содержание в крови алкоголя, хотя, по словам свидетелей, от Ширяева Владимира Владимировича явно пахло спиртным.

Все началось с того, что заявление о возбуждении дела не принимали в Мотовилихинском РУВД, аргументируя тем, что в ГАИ это сами должны сделать, чего сделано не было. Что занятно, с матери лишь один раз взяли показания, да и то спустя целый месяц.

Уже в ноябре было отказано в возбуждении уголовного дела, что объяснялось тем, будто в действиях В.В. Ширяева "нет состава преступления" (п.1, ст. 24 УПК РФ), а вот Алена Глорио "нарушила п.4.5 Правил дорожного движения". 23 декабря 2002 г. мать А.В. Агеева и адвокат В.С. Пикулева направили жалобу в прокуратуру Мотовилихинского РОВД на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. 26 декабря за № 413ж02 был получен ответ, в котором сообщалось, что данное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено, и материал проверки направлен в УВД того же района г. Перми с указанием о проведении конкретных дополнительных проверочных мероприятий. Однако до августа 2003 года никакого ответа из УВД ни мать, ни дочь не получали.

14 августа этого же года была вновь составлена жалоба, но история повторилась.

Странно, но дело почему-то несколько раз терялось. Искали его и адвокаты, и прокуратура. Не нашли. Искала мать. Ей повезло больше. Нашла его лишь через архив. Неожиданно менялись следователи, причем, родителям не сообщалось, кто в данный момент ведет дело их дочери. А время все шло… И, кстати, до сих пор идет.

Дело не сшито (хочешь, подложи в него любую бумажку, хочешь, подпиши чего-нибудь), пронумеровано карандашом… В деле нет показаний свидетелей, нет справки из больницы о травмах, нанесенных при аварии. А есть несуразные отговорки водителя. Так Ширяев говорит о том, что он ничего не нарушал, что скорость его была 30 км/ч, что знаков, говорящих о пешеходном переходе, он не видел Тогда каким же образом девочка могла при такой скорости пролететь целых 16 (!) метров и получить огромное количество травм?

Вот выдержка из справки, данной специально для ГАИ РУВД Мотовилихинского района 04.11.2002. В ней сказано, что у ребенка "Сочетательная травма таза опорно-двигательного аппарата, головы, внутренних органов. Разбитый таз. Перелом лонной, подвздошной, седалищной кости с центральным вывихом правого бедра. Разрыв крестово-подвздошного сочленения, разрыв лонного сочленения. Обширная отслойка кожи правого бедра. Закрытый перелом правой голени со смещением. Разрыв боковой передней крестообразной связки левого коленного сустава. Сотрясение головного мозга. Ушибленная рана лба. Перелом верхнего резца. Ушиб мочевого пузыря".

Фото Веры Сидоровой А ведь был проведен следственный эксперимент на предмет установления скорости. Почему-то смогли определить скорость девочки, а вот скорость машины так и осталась неизвестной… Зато после эксперимента Ширяев стал "обвиняемым", хотя до этого шел по делу лишь "свидетелем".

Алена с матерью были вызваны в прокуратуру для ознакомления с материалами дела, после чего его закрыли и должны были передать в суд. По слухам, дошедшим до матери, дело опять-таки приостановили, в силу того, что Ширяев подал ходатайство о проведении повторного следственного эксперимента, т.к. якобы первый эксперимент должен был быть проведен в вечернее время, а не в дневное. Хотя все условия были максимально приближены к тем, к октябрьским.

А тут еще выяснилось, со слов матери, что обвиняемый болен - в больнице отлеживался. Он был у них один и единственный раз - спустя 1,5 года после аварии - и жаловался, что спина болит, сесть даже не может (а приехал в автомобиле), что вот ходит с палочкой, которую тут же успел забыть на кухне.

Но никаких бумаг о приостановлении дела до Алены и ее матери не доходило. Кстати говоря, мама против повторного эксперимента, поскольку девочке категорически противопоказаны волнения (часты обмороки), а уж тем более воспоминания, от которых ребенок порой и спать ночами не может (она состоит на учете у невролога).

Сейчас дело повисло в воздухе. Ширяев, похоже, давно выздоровел, а вот справку к делу о выписке не приложил. А без этого в суд документы уж точно не передать.

Что это, халатность органов? Может быть - связи, о которых все мы уже наслышаны. Но что еще важнее, он сам бывший работник дорожной службы. Почему же он приезжает на следственный эксперимент на своей машине, но вместе с инспектором, который должен проводить эксперимент и выдавать результат?

Все это те вопросы, на которые редакция ждет ответа.

Ксения Ладейщикова
Размещено 12.09.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №8(78)