НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №9(79)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№9 (79)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Ответственность

Девять лет ожиданий

Вези меня, олень, в свою страну оленью... Человек предполагает, а судьба располагает. Каждый из нас, с одной стороны, хотел бы узнать свое будущее, с другой… Куда ужаснее жить и понимать, что все может оказаться совсем не так, как хотелось бы.

Представьте себе ребенка семи лет. Чем он занимается в таком возрасте? Всем. Ему важно и интересно все. Вот и Кирилл не был исключением. Математическая школа, школа при художественной галерее, хоровая школа мальчиков, фигурное катание, бассейн, горные лыжи - далеко не полный список занятий Кирилла. Тогда мальчик так и светился жизнью и энергией. А теперь. Что же теперь он имеет? Диагноз: инвалид детства I группы. Из заключения из городской детской клинической больницы №9: "гипоксическая энцефалопатия вследствие механической асфиксации, апаллический синдром, спастическая тетраплегия, гиперкинетический синдром, моторная и сенсорная афазия, приступы потери сознания". Сложно прочитать, не то чтобы представить! Ведь ребенок, живший полноценной жизнью, стал выброшенным из нее и в физическом, и в социальном смысле.

Что же произошло? Авария! По-другому это не назовешь. Техногенная катастрофа! Катастрофа в масштабе одного человека и его семьи.

В июле месяце 1995 года Светлана Владимировна отправила своего сына в оздоровительный лагерь "Радуга", путевку в который она купила в ОАО "Авиадвигатель". 15 июля в результате того, что за ним недосмотрели, Кирилл попал…в гладильный пресс.

Машина была устаревшей, не оборудованной защитным механизмом, который мог бы предотвратить травматизацию человека. Ведь даже женщина работала на этом прессе с нарушением норм технической безопасности.

В результате несчастного случая и произошедшего сдавливания дыхательных путей у ребенка наступила клиническая смерть. Врачи сумели реанимировать. И потянулось все по закрученной прямой: огромное количество лекарств, гомео- и фитотерапия, массаж, плавание. Один доктор за другим. Почти четыре месяца реабилитации, а после амбулаторное лечение, которое постепенно восстановило у мальчика глотание, движение рук и ног. А ведь до этого Кирилл плохо реагировал на речь. Мама приучила его открывать рот на утвердительный ответ. Еще очень долго мальчик не мог улыбаться! Кстати сказать, Кирилла спасло именно то, что до происшествия он был хорошо развит физически. Иначе…

До 1999 года мальчик побывал в частной клинике в Германии, в восстанавливающем центре "Сказка", в "Ключах", в санаториях Крыма. А в 2000 году у Кирилла неожиданно появились судороги с потерей сознания. Что усложнило лечение…

Все впереди... Фото Игоря Катаева Обучение в общеобразовательной школе тут же пришлось прекратить (а ведь до этого мать, тетя и бабушка ежедневно водили мальчика на учебу; правда, давалось это с великим трудом!). Очевидно, что Кириллу требуется индивидуальное обучение на дому. Поскольку, к примеру, до Областной школы детей с ограниченными возможностями нужно еще добраться, а мальчик испытывает изрядные трудности с передвижением.

В настоящее время реабилитация проводится не в полном объеме: из-за крайнего ограничения двигательной активности в домашних условиях. Вдумайтесь, на площади 16,7 кв. м, кроме Кирилла, поживает его мать и бабушка. А ему нужно двигаться, ходить в специальных ортезах на ногах и руках. Но вместо этого он сидит на диване, т.к. просто нет места! Места нет и для занятий с учителями, инструктором ЛФК, нет места для тренажеров, нет места даже для нормального отдыха, нет места для сна. Каждый вечер из комнаты приходится выносить в прихожую стол и ортезы, чтобы выдвинуть диван. А во время приступа удушья мальчик, пытаясь выйти на балкон, часто падает в узкий проход. Таким образом, приступ уже трудно остановить. Мать уже устала считать рубцы от падений на голове Кирилла. Именно из-за этих травм у мальчика появились приступы. Разве это жизнь? А о матери и бабушке кто-то подумал? Уже десятый год они не видят света в конце этого туннеля, туннеля, который создала халатность работников того самого лагеря "Радуга"…

А ведь тогда, когда все это произошло, Светлана Владимировна не стала возбуждать уголовного дела, пожалев предприятие ОАО "Авиадвигатель" и поверив на слово его руководителям, что они сделают все, чтобы помочь сыну. Да, конечно, мать получала значительные суммы на реабилитацию ребенка (за что очень благодарна), но постепенно такая помощь стала проявляться все меньше и меньше. Через суд, где была доказана вина завода в причинении ребенку увечий, удалось выбить ежемесячную и ежегодную финансовую помощь. Но только после предоставления отчетов. Опять же сложная и долгая процедура. А время все идет. Однако самого главного, чего нужно ребенку, матери уже более 9 лет добиться не удается. А просьба (даже не требование!) ее состоит в том, чтобы завод обеспечил Кирилла большей площадью, чем он имеет сейчас, ну, или на крайний случай помог получить ссуду. Она просто просит создать для сына все необходимые условия для дальнейшей реабилитации. Разве это нечто заведомо сложное?!

"Руководители спрятались за высоким забором от покалеченного ребенка, - с грустью и болью в голосе констатирует мать. - Как говориться, сытый голодного не уразумеет". А ведь и правда, имеются документы, в которых говориться, что семья мальчика "включена в списки первоочередников на получение жилья в доме по ул. Революции, 8, при вводе этого дома в эксплуатацию по окончанию строительства". Дом достроили и заселили. Кирилл с семьей остались в старой квартире. Мать пыталась попасть к генеральному директору, но ее отсылали к заместителям, юристам. Там Светлана Владимировна натыкалась только на сочувствие, не более.

Замкнутый круг. На письменные обращения об улучшении жилищных условий мать получала только лишь ответ "действующее законодательство не предусматривает обязанности лица, признанного виновным в причинении вреда здоровью, по безвозмездному (?!) предоставлению пострадавшему жилья или денежных средств", что "строительство вышеупомянутого дома еще в 1998 году передано другой организации" и предложение "решить вопрос в судебном порядке".

Безвозмездно?! Нынче так это называется? В таком случае, может быть, ОАО "Авиадвигатель" вернет ребенку детство? Вернет здоровье? Вернет потраченное на реабилитацию время и силы не только самого мальчика, но и его близких?

А где же известная всем нам моральная ответственность? Почему мы не привыкли расплачиваться за сотворенные ошибки? А ведь этот случай лежит полностью на совести тех людей, которые не проконтролировали действия ребенка и которые не создали безопасных условий для его отдыха и оздоровления! Ответственность лежит на ОАО "Авиадвигатель".

В ближайшее время Кириллу должны доставить новый аппарат для восстановления. Стоит он недешево. Но самая главная проблема - место, куда бы его можно было разместить. Если в этой квартире даже гостей принять негде, то куда поставить этот огромный тренажер?! А он, между прочим, жизненно необходим. С помощью аппарата Дикуля мальчик сможет постепенно разработать все спинные мышцы. А это важный этап в его реабилитации!

А как же ощущает себя этот далеко уже не ребенок? Думает ли кто-то, кроме родных, о его душевном и психологическом здоровье? Кириллу сейчас 17 лет. Он полностью осознает свою ущербность. Мама говорит, что он часто говорит о суициде. Для Кирилла, похоже, это выход (как бы страшно это не звучало), поскольку у него нет друзей, кроме преподавателей. Все, что он видит, это квартира, школа и еще раз квартира.

Наше время жестоко. Жесток и наш мир. Но еще жесточе сами люди, отказывающие в помощи мальчику, ставшему калекой по их вине.

Ксения Ладейщикова
Размещено 10.10.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №9(79)