НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №10(80)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№10 (80)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Взгляд

Затерянный мир

В психоневрологическом интернате в поселке "Обманка-2" вышивают крестиком, пьют водку и мечтают о книгах

До Обманки-2 тридцать минут по щебеночной дороге. Всего полчаса от развитого, отнюдь не дегенеративного промышленного города Лысьва. И как будто 30 парсеков до нормальной жизни.
Территория психоневрологического интерната огорожена бетонным забором. У крайнего 2-этажного корпуса ров с водой, в котором уныло мокнет цистерна. Над территорией, как безмолвный сторожевой, возвышается серая труба. "Это наша достопримечательность" - замечает Вячеслав Иванов, в прошлом - человек интеллигентной профессии, выпускник Дальневосточного университета. В настоящем - перенесший инсульт инвалид, сосланный за нарушение режима в Обманку.

На этих нескольких гектарах и проходит жизнь нездоровых людей. На лавочке сидит с баяном местный обитатель из корпуса для бывших заключенных. Звуки баяна как будто не к месту. Музыка-то хороша для радости отдохновения от трудов, а тут она какая-то слишком праздная и как-будто не к месту.

Хоть территория небольшая, вряд ли до ее края добрался каждый здешний обитатель: безногие инвалиды перемещаются по своему корпусу не на колясках, а опираясь на руки, шаркая кожаным чехлом, надетым на культи. Далеко не уползти … А к ним никто не приходит, кроме врача или санитарки.

Все части этого небольшого мирка живут по своим правилам и порядкам. Самая дальняя часть интернатной территории оживляется шумом и гамом, несущегося из корпуса для бывших осужденных. Пьяный праздник начинается в день "получки", то есть получения остатков от своей государственной пенсии. 75 процентов от пенсии идет в общий фонд, которые тратятся на питание и содержание. На кормежку тут, кстати, не жалуются. А уж что остается - это на личные нужды. У бывших зеков потребности просты и до боли знакомы. Алкоголь как развлечение, утешение, потребность, необходимость. Как единственная радость. А потом, войдя в прочный загул, бедовые мужики пропивают вещи с себя. Отсюда и санкции со стороны начальства: новые вещи не выдавать. Решение суровое еще и тем, что распространяется на тех, кто не был грешен в сбыте казенного добра за поллитру.

Сказать, что лишение материальных благ (мыла; новой телогрейки, валенок) как-то воздействовало на испорченные натуры - это вряд ли.

Педагогика тут бессильна. Поэтому порядок охраняли милиционеров с дубинками. Особенно разбушевавшихся в дни получки могли запереть в отдельную комнату - в виде наказания.

И в трезвые дни мирное распитие чифира и игра в домино может прерваться скандалом. Хотя слишком это неподходящее слово, требуется позабористее. Ну, сорванная психика у мужиков. Чего тут поделаешь? В "Обманку-2" ссылают не только бывших заключенных, но и тех, кто проштрафился, нарушил режим, напился и прочее. "Настоящих буйных" тут немало. Вот вроде бы сидели, хлебали из кастрюли варево, через секунду ложки побросали, начали друг на друга кидаться с матом. Тут, как чертик из коробочки, вынырнул невысокий кучерявый мужичок на хитром глазу. Вроде сидел, в домино резался. А моментально, одним словом навел порядок. Так что кто здесь на самом деле главный? Начальство интерната? Милиционеры? Врачи? Ох, не знаю.

Есть некоторые посознательней, кто содержит комнату в чистоте, покупает себе на сэкономленные от пенсии деньги бытовую технику. Но, как пожаловался один из таких хозяйственных, руководство сразу поставило на купленный им телевизор инвентарный номер учреждения, так как владелец признан судом недееспособным. Так что его самостоятельность - обман, мираж.

Хозяин телевизора пробует жаловаться… Только засасывает тут все, как в воронку, все вскрики, и немоту даунов, у детские улыбки больных ДЦП., и боль тут людская никому не слышна, как будто исчезает в лесном дурмане.

Наверное, по морально-этическим нормам мы не должны публиковать этот снимок. Но разве эти же морально-этические нормы не говорят нам - если в стране существуют такие интернаты, то почему мы ничего не должны о них знать? И по этим же нормам - дать им шанс быть услышанными и увиденными Пока в 8-ом "пьяном" корпусе пропивают остатки пенсии, в комнате труда около бормочущего телевизора сидят безнадежные олигофрены, как тени чего-то возможного, но несостоявшегося. За большим столом в этом обманном мирке, заставленном цветами, плетут макраме, клеят и вышивают больные ДЦП. Так уж устроен человек - он пришел на землю что-нибудь созидать, если Бог не совсем лишил его разума. И они вышивают крестиком полотно свей несчастной жизни, неся свой крест. Что для нас - ерунда, для их скрюченных пальцев и согнутой параличом спины - подвиг. Поэтому радостно улыбаются на похвалу, так что можно обжечься об их осчастливленные одним только словом глаза.

У ДЦП-шников Володи и Саши другие интересы: они, как привязанные, бродят за врачом, которая заведует еще и парой клумб. Больные помогают ухаживать за посадками и радуются, как малые дети, когда распускается цветок. Их неумелые, но мужские руки скучают по работе. Им бы сюда теплицу с хорошей землей или разбить палисадник, чтобы созидание наполняло смыслом их одинокие утра, дни и вечера.

Обитателей интерната не вывозят даже в цирк, не то что в театр: транспорта нет. Автобус только для перевозки сотрудников. А может, боятся показать их, одичавших в лесу, отвыкших от общения, от хорошей одежды, от заботы родных. Почти все, кто пребывает в этой грустной обители - обмануты еще родителями в младенческом возрасте.

Андрей, как презрительно называют его бывшие зеки, "дурак". На самом деле, скорей всего просто отстает в умственном развитии. У молодого человека есть семья, родные, которые изредка берут его погостить. Но как он хочет к людям, увидеть большую жизнь, наверное, никто никогда не узнает. И мозг, и душа его скучает и мучается. "Я даже читать не умею" - жалуется он.

Но беда не в том, что они попали в Обманку-2, а в том, что никто не хочет найти этот затерянный мир. Никто не подумает, зачем созданы эти люди, почему Бог так сурово обошелся, для чего явил их на свет - больных, убогих, уродливых? А мы забросили их подальше, за 30 парсеков.

Марина Вяткина

Всего в Пермской области 14 психоневрологических интернатов.
В Лысьвенском психоневрологическом интернате находится 466 человек при норме 425,
326 в психоневрологических отделениях, 140 в специальном отделении для бывших осужденных (из них 117 из числа бывших осужденных, 28 переведены из других домов-интернатов за нарушение правил внутреннего распорядка, 68 бывших БОМЖ, по оценке директора интерната - 100% склонны к алкоголизму).
Во всем учреждении 349 человек лишены дееспособности, 175 находятся в отделениях милосердия и геронтологических, 247 не имеют родственников, 3 имеют иждивенцев (платят алименты).
По штату предусмотрено 301,5 человек, фактически работает 210 человек, в их числе 9 санитаров, 4 врача, 5 с в/о, средний размер з/п - 800 рублей.
В 8-ом корпусе (специальное отделение для бывших осужденных) только один телевизор на все отделение - в комнате отдыха. В учреждении нет молельной комнаты, нет душевых, радиоузел не работает.

Размещено 16.12.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №10(80)