НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №10(80)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№10 (80)
Октябрь

логотип газеты "Личное дело"

Прямая речь

Дорогая милиция! Я жду…

Власть, как федеральная, так и региональная, кивает на необъяснимым образом разросшийся криминал и собирается поддержать правоохранительные органы. И это, наверное, правильно, что нашу милицию усилят и добавят ей денег, чтобы она лучше боролась с бандитами. Так я самого себя увещеваю. Но отчего же, отчего душу мою терзают при этом неясные сомнения?..

В ночь с 23 на 24 августа сего года в экологический лагерь протеста против сжигания межконтинентальных баллистических ракет, расположенный на дальних окраинах Закамска, приехала группа мелкокриминальных ублюдков. Они пригнали на нескольких машинах и мотоциклах общим числом одиннадцать человек. Часть из них была уже на хорошем взводе, остальные допивали на ходу. Возраст гостей варьировался от явно несовершеннолетнего до примерно 30-ти. Между тем из лагеря народ уже разъезжался в связи с приближением учебного года, и потому даже численно силы лагеря и незваных посетителей были неравны.

Начав с нагловатого любопытства и бравирования своими воровскими подвигами и тюремными сроками, далее гости вели себя всё более по-хозяйски, развязно, а затем просто перешли к угрозам и оскорблениям участников лагеря, явно провоцируя драку. Которая, в конце концов, произошла, к счастью, не массового, а довольно локального характера. Сразу после этого, как будто дождавшись намеченного результата, главарь дал команду, и вся гоп-компания неожиданно оперативно снялась с места и уехала. Результатом той ночи помимо сравнительно лёгких телесных повреждений стали похищение двух лагерных знамён и разгром уличной лагерной печи для приготовления пищи - её разрушил лично вожак, сознательно врезавшись в неё на мотоцикле. На прощание хулиганы обещали обязательно вернуться следующей ночью и лагерь сжечь, и вообще повеселиться уже по полной программе.

В течение следующего дня на все милицейские уровни были поданы заявления с требованием привлечь ночных гастролёров к ответственности и защитить лагерь. И - что бы вы думали? - какие-то меры, вероятно, были приняты, поскольку ни на следующую ночь, ни на все оставшиеся до закрытия лагеря, состоявшегося в первых числах сентября, ни один из мерзавцев не показал в лагере носа. Можно было бы торжествовать победу, но продолжение у истории оказалось преотвратительное.

На поданное заявление пришла стандартная отписка об отказе в возбуждении уголовного дела: "…Установить лиц, приехавших на автомототранспорте в лагерь, не представилось возможным". Однако возможными оказались другие последствия. В середине сентября Ирину Н., написавшую тогда по просьбе лагеря заявление в милицию и оставившую на нём свои координаты, повстречали около дома всё те же подонки числом уже около 15 голов. Её били руками и ногами и в итоге сломали два ребра.

Горько и стыдно сознавать, что мы не смогли её защитить, и она так жестоко поплатилась за свою гражданскую активность. Не менее обидно было мне и то, что в соответствии с некоторыми идиотскими, на мой взгляд, анархическими принципами она отказалась обращаться за своей личной защитой к государственным правоохранительным органам, которые считает заведомо преступными. Заявление о собственном избиении она писать не стала.

Но при всём при этом вопросы к тебе, дорогая милиция, не исчерпаны. Потому что существует ещё заявление от меня, автора этих строк, не отягощённого анархическими убеждениями. Заявление, направленное в Кировское ОВД ещё 24 августа. В нём я писал и об украденных флагах, и о разгромленной печи, и об адресованных мне угрозах физической расправой, и о моём перебитом палкой в ходе той ночной драки локте правой руки. А также писал я совершенно конкретные и достоверные сведения о ночных визитёрах, которые удалось воспроизвести из той ночи и почерпнуть через некоторые связи с местным населением, кстати, без особого труда: имена, клички, отбытые тюремные сроки, номера мотоциклов… Удалось выяснить и место приписки этой криминальной тусовки: микрорайон, называемый в Закамске "Победа". Особенно подробно были описаны мною данные главаря по имени Алексей.

На такое заявление, очевидно, даже милицейская рука не поднялась написать, что "установить не представляется возможным". Но и ни на что другое она тоже не поднялась. Прождав несколько недель, я начал теребить Кировское РОВД. В начале судьба моего заявления никак не хотела проясняться, затем мне всё-таки сообщили, что некая проверка по нему существует, и назвали ответственного сотрудника: лейтенанта Александра Цимбала. Я нашёл его. Вынужденный общаться со мною он явно не испытывал энтузиазма, хотя в конце концов признал, что да, моё заявление поступило к нему. Я не сдавался, я методично звонил ему и спрашивал, как идёт проверка, установленные сроки которой давно прошли. После моих надоедливых вопросов мне назначалось время для личной беседы по выяснению обстоятельств дела, очень жёсткое и неудобное, а когда я, бросив все свои дела, приезжал в Закамск, потратив час на дорогу, то ждал часами, а лейтенант Цимбал так на своём рабочем месте и не появлялся.

Я не сдавался, я верил, что начальство, конечно же, приструнит нерадивого работника. Я написал на имя начальника Кировского РОВД г. Перми полковника Сафина письмо о полном отсутствии в его ведомстве реакции на моё заявление, но опять на протяжении нескольких недель не слышу в ответ ни звука. Прокуратура Кировского района, рассмотрев мою жалобу, установила, что мои "доводы… обоснованны", и велела Кировскому РОВД провести "дополнительную проверку", но мне пока от этого не легче. Я сижу и жду, придёт ли мой час, час моей защиты, час, когда органы охраны правопорядка решатся, наконец, наказать моего обидчика и восстановить мои поражённые права. Или у тебя, родная и худо-бедно оплачиваемая из народного кармана правоохранительная система, есть иные, высшие соображения, по которым ты считаешь, что делать этого не следует?

Прежде чем власть начнёт реанимировать и накачивать эту систему деньгами я, избиратель и гражданин, прошу лишь убедиться в том, что она, власть, не опоздала. Предупреждаю: в ряде случаев, когда пытаются реанимировать безнадёжный труп, он действительно оживает и превращается в ужасного вурдалака. Я видел это в одном страшном фильме и не на шутку испугался.

Руководитель группы "Зеленая Эйкумена"
Роман Юшков
Размещено 16.12.2004

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №10(80)