НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №11(81)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№11 (81)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Рассказ

Алексей Решетов Ты рано открыл Ли Бо…

Вышел в свет 3-томник уральского поэта Алексея Решетова. Издание появилось благодаря инициативе администрации г. Березники, напечатано в Екатеринбурге, при финансовой поддержке правительства Челябинской области, Министерства культуры Свердловской области и Тюменской областной научной библиотеки.

Перед вами - рассказ о нашем земляке Алексее Решетове, написанный пермским писателем Ниной Горлановой. Лучше и тоньше, чем поэт о поэте, никто не скажет.

Наше знакомство случилось в издательстве, наверное, году так в 1980… Мой муж тогда работал в отделе художественной литературы и рассказывал о Решетове: один глаз у него, как у Гомера, внешность гения и прочее. И вот я впервые увидела Лешу. Он был в синем бархатном пиджаке, печальный: потерял собаку. Левый глаз совсем не как у Гомера, а лишь с чуть заметной косиной, которая так шла поэту! Внешний облик совпал (у меня) с его волшебными стихами. Но главное для меня: как человек разговаривает. И Лешина манера речи сразу сказала мне о нем очень много!!! Он тихим голосом говорил так, словно ДОВЕРЯЛ тебе каждое слово, передавая его из рук в руки!

Я рассказала ему, как моя учительница исцелилась благодаря его поэме "Хозяйка маков". Она лежала в больнице со страшным диагнозом (рассеянный склероз). И по радио услышала эту вещь. Поэма ей очень понравилась! И Анфиса Дмитриевна решила: если смогу выучить наизусть, значит, в диагнозе ошибка. И выучила! Поверила в себя, постепенно встала на ноги. Леша в ответ рассказал: мою "Хозяйку маков" поэт из Сибири опубликовал под своим именем, полагая, что до Урала сие не дойдет. Сибиряк изменил всего несколько строк, "но вот в чем дело - одну строку сделал лучше, чем у меня!" (и так рад был, что вор - не на 100 % вор)…

Леша был холост, и я, конечно, решила сосватать его (а кого я не сватала!) с одной прекрасной поэтессой из другого города. Но не получилось. Зато получилась дружба, полная его парадоксальных заявлений и шуток. На дне рождения мужа он заявил (еще трезвый): "Спасибо тебе, Нинка, что Славку родила!" Когда гонорары стали символическими, я пожаловалась ему, что за роман дали всего двести. "Слушай, Нин, у нас тут в соседнем гастрономе вино продают за 270, ты бы добавила да отметила с нами".

А женился он без моей помощи, был счастлив, я видела его вместе с Тамарой однажды, но сразу поняла, что Леше повезло с женой (у них рифмовались глаза - излучали любовь)!

Мои дети знают наизусть его стихотворение "Мы в детстве были много откровенней", а Даша еще и перечитывала без конца Лешину прозу ("Зернышки спелых яблок"). В нашей семье вообще многие его строчки бытовали как пословицы. Если читаем заумного критика, то в конце цитируем - как бы сейчас сказали, культовую - его вещь: "Дельфины" ("Уже почти до половины мы понимаем вашу речь").

Леша был щедр! Считал, что читатель ЗНАЧИТЕЛЬНЕЕ поэта, потому что может выше оценить его стихи, чем сам автор (я думаю: они на равных). Еще он поражал глубокой образованностью, хотя закончил всего только техникум. Тут Бродский прав: провинция способствует великому искусству, потому что имеет место ТОСКА ПО МИРОВОЙ КУЛЬТУРЕ (выделено мной - Н. Г.).

Когда Леша признался, что рано открыл Ли Бо, и тот сильно повлиял на него, я сразу поняла, откуда эта прозрачность и акварельность в его творчестве, а то все думала: вроде, пушкинская линия, но все-таки и нет, что-то тут есть еще… Мир на самом деле более един, чем мы думаем. В Березняках молодой Решетов читал Ли Бо, и просторы отступили словно…

    Ты рано открыл Ли Бо,
    Писал стихи либо
    Работал в шахте, пил вино,
    Потому что оно
    Уносило 37 год,
    Полный кровавых невзгод…
    

О 37 годе все знают из стихов Леши. Он до конца жизни думал о расстрелянном отце, аресте матери, писал об этом… Да и ВСЯ наша страна до сих пор расхлебывает последствия этого страшного года, а точнее - последствия 1917-го…

Когда Леша работал литконсультантом, он дарил нам новые дружбы. Прочтет талантливые стихи, сразу знакомит нас с этим человеком. Так мы подружились с Наташей Гончаровой и Инной Мильштейн, за что ему огромное спасибо!

Однажды у меня с Лешей произошла странная история. Я звонила в московские журналы из его кабинета. Леша куда-то выходил, входил, нервничал. Вдруг вбегает с радостным криком: "Начальство ушло!". И закрывает дверь изнутри (На ключ? Точно не помню). После чего… бросается мне в колени, начинает раздвигать мою длинную юбку, в которой окончательно запутывается. Я в шоке! Что за бред?! Ведь он дружит с моим мужем! Но оказалось: под стулом спрятан портфель, в котором бутылка вина. Выпить нужно так СРОЧНО, что секунды нет на объяснение или просьбу ("Нина, отодвинься"). А было самое начало антиалкогольной кампании, то есть 1985 год, и глава союза строго запрещал употреблять, грозился уволить…

Когда я начала писать картины и всем их дарить, спросила у Леши: "Тебе букет или наивную икону, петушка или рыбу-символ Христа?" - "Слушай, а ты можешь написать мой портрет?". С радостью написала на толстой деревоплите и при встрече говорю: "Сохнет портрет". - "Ты голым меня изобразила?" Я подумала, что сие - его издевка над моей прозой, где в ту пору было много народно-смеховой культуры… Но вот мой друг Сеня Ваксман считает, что это не издевка, а проявление его чистого взгляда на наготу (сравни стихи Леши: "И вот мы выходим под снег на балкон - нагие, чтоб вновь удивиться")… Не помню, где сейчас эта вещь (может, Леша уже уехал в Екатеринбург, а плита еще не высохла…).

Хотя Леша в последние годы не жил в Перми, для нас он оставался близким человеком и любимым поэтом. Мы с Володей Михайлюком часто говорили о его здоровье, с Сеней Ваксманом - о Лешиных стихах, в Германии на конференции я услышала из доклада Марины Абашевой: "Решетов заявляет: мне нужна только кухня, а где она находится… в Перми или Екатеринбурге, мне совершенно все равно".

Недавно я давала интервью "Вопросам литературы", и вот прислали гранки: там, оказывается, в ответ на вопрос о литературной среде в Перми, так много я цитирую Решетова! А на самом деле: кто бы мы все здесь были без него-то?! Думала: пошлю ему в Екатеринбург этот номер, когда он выйдет… Не успела.

Позвонил Дима Ризов и сказал: "Решетов умер". В ту же ночь словно его Муза явилась:

    Умер поэт, а Муза его
    Нынче ко мне прилетела.
    Просит немного - только всего,
    Чтоб я его в рифму отпела,
    Чтобы и просто, и высоко
    Каждая строчка звучала.
    Сам он сейчас далеко-далеко,
    Где ни конца, ни начала.
    Как он светил каждым своим
    Синим стихотвореньем!
    Бог ему сам очи затмил
    Тихим блаженным успеньем.
    

Господи, упокой душу раба Божьего Алексея. Он верил в Тебя!!!

Размещено 03.01.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №11(81)