НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2004 г. / №11(81)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2004 г.

О газете
Архив

№11 (81)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Дискуссия

Год 2004. Что будет с частной жизнью в России?

По мере того, как меняется окружающий мир, возникают и становятся актуальными новые формы и способы нарушения приватности, новые угрозы вторжения в частную жизнь. Так, пару веков назад право на неприкосновенность частной жизни подразумевало главным образом неприкосновенность жилища, потом - защиту от перлюстрации и прослушивания телефонных переговоров, позднее - ограничение распространения информации о частной жизни в СМИ. Развитие новых технологий, современные процессы глобализации и информатизации общественной жизни перенесли главные акценты в сферу защиты информационной неприкосновенности частной жизни.

В последнее десятилетие общество столкнулось с таким активным развитием технологий, таким стремительным изменением социального контекста, что правительства и законодатели оказались не в состоянии обеспечить законодательную защиту от вновь возникающих угроз частной жизни, и даже отследить и зафиксировать все угрозы. Резко возросшие возможности государства, спецслужб и всех остальных потребителей технического прогресса вышли вдруг за рамки законодательных ограничений. Современные технологии наблюдения, прослушивания и слежки, определения местонахождения и идентификации личности и т.п. позволили государственным и частным спецслужбам следить и собирать компромат во много раз эффективнее. Правительства получили такие возможности сбора, анализа и систематизации информации о гражданах, составления личных досье, баз данных, идентификации личности, которые позволяют коренным образом перестроить принципы работы с населением. Известно, что аппетит приходит во время еды. Все стремятся построить свою работу так, чтобы достигать поставленных целей эффективно и с наименьшими затратами, а если при этом в руках еще оказываются широкие возможности социального контроля - придерживаться Конституции становится все труднее.

Угроза бесконтрольного внедрения новых технологий и практик, вторгающихся в частную жизнь, усугубляется "моральными паниками" по поводу угроз терроризма. Чуть ли не любое ограничение прав происходит во имя борьбы с терроризмом, и при этом никто не оценивает, насколько ограничение эффективно для выполнения этой важной миссии и насколько оно оправданно.

Глобальные изменения в обществе оборачиваются не только появлением новых возможностей вторжения в частную жизнь, но и появлением новых субъектов угроз - негосударственных коммерческих компаний, в крайней форме - транснациональных корпораций и монополий. Частные компании имеют порой даже большие возможности по освоению и внедрению новых технологий, тем более такими возможностями располагают компании, работающие в сфере компьютерных технологий и Интернет.

Персональная информация становится нужна рынку. Она востребована, она становится товаром, за которым охотятся. И тот факт, что этот товар является контрафактным, практически ничего не меняет - хранить информацию в тайне при существующем уровне развития информационных технологий, средств наблюдения и передачи данных невозможно. Простой человек оказывается абсолютно бессилен контролировать информацию о себе перед сотнями институтов и субъектов, которые накапливают эту информацию.

Новые технологии определяют распространение незаконных практик сбора информации о частной жизни не только со стороны правительства, спецслужб или корпораций, но и "рядовыми" учреждениями и организациями. Попытки создания различных компьютерных баз данных предпринимаются в школах, социальных учреждениях и т.п. И поскольку порядок обращения с персональными данными в российском законодательстве подробно не регламентирован, то собранная информация оказывается незащищенной и учреждения нарушают права граждан, каждое в меру своей фантазии.

Стремительно ворвавшийся в нашу жизнь технический прогресс изменяет не только "бытие" но и самих людей. Общественная жизнь становится более интенсивной, человек становится более мобильным, он привыкает жертвовать своим уединением, ради удобства мобильной связи, анонимностью, ради выгод Интернета, секретностью ради государственной безопасности. И получается, что основную массу ограничений своей приватности человек допускает вполне осознанно, своим молчаливым непротивлением открывая "зеленую улицу" усилению контроля. Человек привыкает к тому, что он не может рассчитывать на приватность своей работы в Интернет, своих электронных сообщений и телефонных разговоров, он не может рассчитывать на приватность, если им по каким-то причинам заинтересовались СМИ или правоохранительные органы. Возникает парадокс - человек по привычке считает себя свободным выполнять какие-то действия, не считает обязанным отчитываться перед кем бы то ни было в своих поступках, но знает (в лучшем случае), что вся информация о его действиях и поступках собирается или может собираться той или иной государственной или частной структурой. Можно ли после этого считать его по-настоящему свободным? Или мы просто принимаем участие в большом стихийном социальном эксперименте, который сформирует новый тип личности?

Так ли оно важно - это право на частную жизнь? Может быть люди смогут и без нее и без прав человека? В литературе социальной фантастики это уже не раз описывалось.

Но для тех, кто по прежнему считает права человека ценностью и сомневается в экспериментах над людьми - это право важно и актуально. И по многим причинам: отношение к приватности может служить индикатором того, как государство относится к правам человека, так как право на частную жизнь должно отражать баланс между интересами личности и государства. Это право защищает человеческую индивидуальность, автономию, свободу и достоинство - самые важные категории прав человека. Это право оберегает психическое благополучие и целостность. Оно вбирает в себя все права человека, только в приложении к конкретной человеческой личности.

Но при всей своей важности это право наиболее уязвимое. Нарушить его можно бесчисленным числом способов,- собирая и распространяя информацию, вторгаясь в жилище, прерывая телефонный разговор, читая личные документы письма и дневники, подглядывая в замочную скважину, публикуя фотографии, издавая нормативные акты, излишне регулирующие личную жизнь, ограничивая общение, возможности самовыражения и т.д и т.п. Защититься от нарушений права на частную жизнь не просто, а восстановить причиненный ущерб и "статус кво" во многих случаях невозможно.

Если за идеальную модель соблюдения права на приватность взять соблюдение баланса между общественными интересами и индивидуальными правами граждан, то в нашей стране условий для соблюдения этого баланса пока нет. В большинстве зарубежных стран экспансию технического прогресса и инициатив правительств по расширению полномочий спецслужб хоть в какой-то мере сдерживают законы о защите персональных данных, институты уполномоченных по приватности и специальные комиссии. В России, по сути, кроме статьи в Конституции, противовесы и механизмы защиты приватности отсутствуют.

Если вам не безразлична тема неприкосновенности частной жизни в России и вы хотите принять участие в продвижении механизмов защиты частной жизни, принять участие в дискуссиях по этому вопросу - можете обратиться по адресу: palata@prpc.ru, тел. (3422) 233-40-63. Подробнее о праве на неприкосновенность частной жизни и законодательных инициативах в сфере приватности смотрите на сайте - http://privacy.hro.org

Ольга Кочева
Размещено 03.01.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2004 г. / №11(81)