НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №3(84)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№3 (84)
Март

логотип газеты "Личное дело"

Юрэкстрим

С государства причитается!

Вступило в законную силу решение Ленинского районного суда г. Перми, согласно которому скандально известный пермский журналист и юрист Олег Голубев должен получить из казны РФ денежную сумму в 10 000 рублей в качестве возмещения морального вреда. Это расплата за незаконные действия сотрудников Кировского РОВД по задержанию и помещению его, Голубева, в камеру ("ЛД" неоднократно об этом сообщало). Напомним, произвол имел место еще в сентябре 2003 года. Больше года понадобилось потерпевшему, чтобы реально защитить свои права, доведя дело до присуждения денежной компенсации. Как ему это удалось, что полезного узнал О. Голубев из этой судебной тяжбы мы попросили рассказать самого "экстремального" журналиста.

Молчать - дело проиграть

Олег Голубев, радетель законностиМногим, наверное, будет интересно узнать, как я выиграл процесс и отсудил у государства десять "кусков". Де-сять! У-ух! Если работать журналистом, то мне месяца 2 надо пахать, чтобы заработать рубль такой "длины". А тут - "с Казны взыскать…". За несколько часов беспредела! Правда, еще не хрустят в раках заветные бумажки (да простят меня читатели за меркантильность). Но согласитесь, приятное это дело - получать документ, где черным по белому написано: "взыскать с государства в пользу такого-то … тысяч рублей". Скажете: "А сколько нервов затратил - небось, из судов не вылезал? И реально ли получить сумму?" Отвечу для начала коротко: "Кайф. Реально. Судитесь!"

Начнем с "нервов". Главные переживания испытал во время самого милицейского беспредела. Хотел вовремя доставить материал (ведь не успеешь - гонорар не получишь). А тут ни с того ни с сего - задержали. Особенно расстроился, когда понял, что потеряю гонорар (из-за изъятия фотокамеры). Начал качать права: "Требую адвоката!" и тому подобное (записал эту просьбу в протокол обыска). Защитник, признаюсь, мне особо и не нужен был. Я сам по второму образованию юрист. А по первому - военный. Кстати, потому и разговаривал громко и зычно (не кричал - это важно!). Так что все кто был в камерах все мои слова (но я не матерился - тоже важно!) слышали. Милиционеры же испугались. Закрыли меня в камеру сперепугу. Запамятовали и протокол составить. На мои протесты оскалились: "Не в Америке живем!" Эта фраза потом благодаря пресс-службе Пермского правозащитного центра попала в Интернет и газету "Московские новости". На мой раздражённый ответ - "В Чечню вас!" - один из "бывших" даже кинулся на меня с кулаками - еле сдержали. Потому милиция, чтобы как-то оправдаться, написала: "Голубев своим поведением сорвал работу дежурной части". Конечно сорвал! Привыкли, понимаешь, с безответными бомжами да наркоманами возиться! Короче, мой моральный вред в этом и выразился. Милиция наезжала на меня. Я наезжал на милицию. Моя "громкая" тактика была направлена на расширение круга косвенных свидетелей. Но, пожалуй, не могу всем и всегда поступать также - избить могут запросто.

Садо-мазо журналист

Когда я приехал в редакцию и понял, что материал мой не выйдет по причине потери времени (в газете свои особенности), поделился неприятностью с журналистами. Друзьям позвонил. Это пригодилось тогда, когда суд потребовал свидетелей моих переживаний. Такова российская практика доказывания "морального вреда". Знакомых и коллег пришлось тащить в суд, чтобы они рассказали о моем грустном (?!) выражении лица в тот день.

Напомню, основные переживания я получил в милиции. А кто из тех, кто надо мной издевался в дежурной части, будет подтверждать мои переживания? Они спокойно дадут объяснения, что когда я кричал, я при этом… радовался. Написали же милиционеры в собственном "расследовании": "Господин Голубев сам попросился в камеру…". Ни больше не меньше! Ну, какое тут расстройство! По ихнему, я - клаустроман ("клаустро" - замкнутое пространство)

Представитель Минфина на полном серьзе в суде заявил, что в такой ситуации я не мог, видите ли, понести вред, поскольку пребывать в экстремальных ситуациях (в том числе в камерах!) … моя профессиональная обязанность! Сказал и такую чушь. Раз о Голубеве в газетах писали ("ЛД", "Пятница", "Звезда" и др.), он приобретал известность. Удовольствие от этого, то бишь, впоследствии испытал. Это уже из области сексологии - когда сам себя плеткой! Вправду сказать, я действительно иногда люблю поскандалить. Но не просто так, а в правозащитных целях - иногда это приносит результат. Но это вовсе не значит, что когда меня необоснованно задерживают, обыскивают и закрывают на 4 часа в камеру к уголовникам, я тащусь, как юнец от первой эрекции.

После задержания я, не будь дураком, обратился к райнному психотерапевту. Там поплакался на предмет моей потери аппетита из-за воспоминаний о камере (он действительно пропал), про внезапную бессонницу упомянул и тому подобное. Как раз у меня дрожали в этот день руки. Врач все это записал в карточку и определил диагноз "невротическая реакция". Даже таблетки назначил. Все это в суде очень даже пригодилось и отразилось в основном судебном документе - решении. Впрочем, вред здоровью её величеству Казне я не предъявлял. Иначе врача замордовали бы как свидетеля.

Пригодилась и мое давнее знакомство с психоаналитиком. Я всегда захожу к нему посоветоваться, рассказать о житье-бытье. Его мнение, что мы все ненормальные. Я всегда эту истину ему подтверждаю. То из за билета в трамвае сужусь, тот из-за продавца-хама. Когда потребовалось, специалист составил подробный отчет о моих страданиях. Оказывается он подробно записывал мои откровения в свой "психологический" журнал.

Истец - и швец, и… сыщик

В судах мне действительно потрепали немного нервы. Но тут только поначалу тяжело, а потом привыкаешь. В суде важно не только правильно составить исковое заявление (с ответчиком - Казной - особые "заморочки"), надо постоянно все контролировать. Например, отправили ли секретари повестки ответчикам и третьим лицам по назначению, заботиться, чтобы судебное заседание состоялось вовремя и не было перенесено на очередной месяц. Судейские халатно это делают. Сторона, которая проигрывает процесс, зная об этом, "ложит" на получение повесток. Сплошное неуважение к суду. Плюют на суды и те, кого любовно называют ментами. Поэтому судебные процессы могут идти годами.

Кстати, в суде я придерживался своих же рекомендаций по взысканию морального вреда, которые уже давал читателям "ЛД" на основе собственной юридической практики (в № 2 (72) за 2004 г.). Напомню, речь там шла о подробном описании моральных переживаний, закреплении свидетелей и т.п. Вот читателям "ЛД" ещё из свежего опыта: как определитесь с обидчиками, сразу начинайте выяснять их домашние адреса и телефоны. Я, например, у "своего" мента все его мобильники вычислил. Приготовьтесь сами вручать им те же повестки по месту работы (службы). Канцелярии, секретари и даже начальники ОВД за оповещение своих сотрудников о вызове в суд ответственности не несут!

К слову, упомяну и о позиции по делу нашего главного "дяди Степы Прикамья" товарища Горлова. Я к нему лично обратился с предложением навести порядок не только в Кировском РОВД, но и в других дежурных частях милиции (примеров нарушений не счесть!). Тот заявил: "Будет специальное указание суда - будем наводить порядок". Так и сказал.

Ну что ж… Тогда мои судебные разбирательства под девизом "Не в Америке живем" этим еще не закончились. Я намерен подавать иск на ГУВД Пермской области и районную прокуратуру за то, что они своевременно не разобрались в моем деле, хотя и могли. Заявляю ответственно: и те, и другие вместо защиты гражданина от произвола занимались профессиональным очковтирательством. Пусть за их халатность очередной вред мне возмещает Казна. Рано или поздно служивым это откликнется. Поверьте, Минфин о своих убытках докладывает Председателю Правительства. Не заинтересуются в Москве - им же хуже. Я и на столичных в суд подам за разбазаривание бюджета. А по моральному вреду в общем и целом по ситуации я для себя взял планку - 50 тысяч целковых. Ни цента меньше!

Думаете, вот, паскуда, до денег дорвался? Нет! Хочу потратить бюджетные (то есть общие!) деньги на благородные цели. Чтоб специальную литературу приобрести. Ещё на интернет. Ещё желаю с учетом того опыта, который приобрел, издать собственную брошюру о том, как заставить Государство раскошеливаться за свой вред перед обычным Гражданином.

Олег Голубев
частнопрактикующий юрист,
член Союза Журналистов России

Пока верстался номер

После первых сообщений в прессе о победе Голубева над Казной представитель Минфина спешно попытался обжаловать данное судебное решение в кассационной инстанции. Судья отказал в принятии жалобы по причине пропуска представителем государства процессуальных сроков.

Советы от Голубева

1. Легче сначала подать жалобу в порядке главы 25 ГПК РФ, без взыскания морального вреда. Срок подачи жалобы 3 месяца со дня произвола. Преимущество - обязанность доказывания в таком случае на обидчике.

2. При описании морального вреда отделяйте "мух от котлет". Вред по здоровью предъявляется отдельно.

3. В расчете морального вреда хороша методика Эрделевского. Его книги можно найти в библиотеке, в интернете, в правозащитных организациях.

4. Обращаться к психологам и психотерапевтам никогда не поздно. Например, опыт работы в этой сфере имеет Центр "Доверие" (директор Людмила Кочкаева).

Размещено 17.03.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №3(84)