НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №4(85)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№4 (85)
Апрель

логотип газеты "Личное дело"

Идея

Сладкий сон о народном счастье и справедливой власти

Статья Вячеслава Красавина "Катком по ушам" - хороший повод начать на страницах нашей газеты дискуссию о том, что такое в современной России и мире социальная политика государства, зачем она нужна и какой должна быть.

Вячеслав Красавин спрашивает у редакции: "какое имеет отношение к идеологии прав человека, демократическим ценностям и правозащитной газете "Личное дело" статья Дениса Драгунского "Каток с музыкой"? Отвечаю - самое прямое. Виктор Драгунский не любит тоталитаризм и тоскующих по нему сограждан, а наука, которой служит Вячеслав Красавин, доказала, что тоталитаризм - прямая и явная угроза правам человека, демократическим ценностям, а, следовательно, и газете "Личное дело". Любой капитализм с рынком и демократией, даже с такими ублюдочными, как у нас, лучше любого тоталитаризма, фашистского или коммунистического. Потому что именно тоталитарные режимы держат безоговорочное первенство по числу загубленных человеческих жизней: расстрелянных, забитых мотыгами, посаженных в тюрьмы, лишенных имущества, изгнанных с Родины. Это политическая аксиома и, казалось бы, сегодня нет никакого смысла заниматься антитоталитарной пропагандой. Все ведь всё знают о фашистских и советских концлагерях, о маоистской культурной революции, о массовой политической эмиграции из фашистских и социалистических стран. Но проблема в том, что все тоталитарные режимы начинали очень красиво и человечно. Тоталитарные вожди держат пальму первенства не только по кровавости, но и по народолюбию.

Чего же они хотят, тоталитаризма или свободы? Никто так часто и с таким чувством не признавался в любви к "простому народу" как Робеспьер, Ленин, Гитлер, Сталин, Муссолини, Мао Цзедун, Пол Пот - все они начинали как народные заступники. Ими произнесены и растиражированы триллионы красивых и правильных слов о справедливости, о людских страданиях, о защите обездоленных, о несчастных стариках и детях. Но есть в политической истории грустная закономерность: чем больше политический вождь рассуждает о социальной справедливости и любви к народу, тем больше он этого народа губит, когда приходят к власти. Нет преступлений, которых бы ни совершил народолюбивый фанатик во имя народа.

Честно скажу: любой человек, который с огнем в глазах и чаще чем два раза в день рассуждает о страданиях народа, для меня подозрителен. Я чувствую в нем ненависть. Ненависть - причина унижений и насилия. А от них прямая дорога к хамскому пренебрежению чужими жизнями. Я понимаю, что есть люди, для которых сталинские лагеря не аргумент - ведь, как они считают, в лагеря отправляли только противников народного счастья, уголовников и немного по ошибке. Я понимаю, что есть люди, для которых хороший богатый - мертвый богатый. Мне нечего сказать этим людям. Я просто очень не хочу, чтобы они руководили моей страной.

Об этом и пытается предостеречь Виктор Драгунский. Жестко пытается, но честно. А правду о том, как на самом деле устроена жизнь, у нас не любят. Правда пробуждает российского человека от несбыточного сна о народном счастье и справедливой власти. Правда заставляет проснуться и работать с тем, что есть.

Похвально для русского интеллигента желание иметь в собственной стране бесплатную библиотечную систему как в Америке, социальные пенсии и стипендии для малоимущих как в Германии, пособия на детей как во Франции, медицинское обслуживание как в Швеции. Но неужели кандидату исторических наук, как митинговым старушкам, нужно объяснять, что для того, чтобы иметь такую же как в Швеции систему социальной поддержки населения, нужно иметь такой же как в Швеции богатый социальный бюджет, слагаемый из налогов этого населения. К сведению: российский социальный бюджет в расчете на душу населения в пять раз меньше чем у шведов. Даже если мы весь свой бюджет сделаем социальным (т.е., переведем деньги со статей на оборону, содержание государственного аппарата и др. на социальные статьи), то и тогда, на душу населения, российский социальный бюджет будет меньше шведского.

Мы бедная страна, наш валовый внутренний продукт (ВВП) на душу населения в 3 раза меньше чем в Швеции, в 4 раза меньше чем в США, в 2 раза меньше чем в Португалии. Добавьте к нашей национальной бедности наше главное народное бедствие - коррупцию и уже почти трагическую неэффективность государственного управления, и вы поймете, что в такой стране требовать "здесь и сейчас" социальные гарантии на уровне европейских - просто абсурдно. Стране это не по средствам, государственному аппарату это не по силам. О последнем замечу: организационная немощь нашей бюрократической машины - проблема общенациональная. Наше чиновничество - плоть от плоти народное. Так нелюбимые народом российские чиновники учились с нами в одних школах и вузах, воспитывались вместе с нами в одних домах и дворах, впитали в себя все наши дурные черты. Глубоко ошибаются те, кто думает, что стоит только сменить плохую путинскую власть на хорошую либеральную или народно-патриотическую, как тут же государство заработает. Не заработает. Негде у нас взять 10 миллионов новых, честных, умных да расторопных чиновников. Их еще надо вырастить да обеспечить достойной зарплатой, как ни жалко на них ее тратить. В противном случае, молодые и честные профессионалы в чиновники не пойдут, а пойдут опять любители тихих конторских мест с чаепитиями каждые два часа и рыцари нетрудовых доходов.

Повторяемый Вячеславом Красавиным миф о скрытом богатстве нашей страны в виде "ста миллиардов баксов золотовалютных резервов" никакого отношения к богатству страны не имеет, т.к. этот резерв составляет всего 7% от российского годового ВВП. Даже если эту сумму просто добавить к валовому продукту, то Россия по показателю ВВП на душу населения шагнет с 57 на 54 место, потеснив Коста-Рику, Тринидат и Табаго и Мексику. И уж совсем непонятно, почему наш единый подоходный налог в 13% - обычная послекризисная экономическая мера для повышения деловой активности - является "косвенным свидетельством нашего богатства". Скорее наоборот: только богатые страны с развитой экономикой и сильным государством могут позволить себе прогрессивное налогообложение (богатые платят значительно больший процент, чем бедные).

Да, несмотря на все реформы, а точнее благодаря их вечной в России недоделанности, мы все еще бедная страна. Гордится здесь нечем, но как можно не понимать, что в бедной стране не может быть "богатой социальной политики", сравнимой с западными аналогами. Мы живем в стране, уровень социально-экономического развития которой таков, что медицина у нас не может быть бесплатной для всех, а, видимо, только для бедных; средняя пенсия не может быть выше прожиточного минимума, хотя стремиться к этому, конечно надо; всевозможные льготы могут предоставляться только немощным одиноким людям, которые не могут рассчитывать на помощь родных и близких; бесплатное высшее образование не может быть поголовным, а, прежде всего, должно быть предназначено для одаренных, но бедных и т.д. и т.п. Вина российской власти не в том, что она не обеспечила всех страждущих достойной поддержкой, а в том, что до сих пор не смогла выделить самых нуждающихся и несчастных, и сконцентрировать на них все свои социальные усилия. Вместо этого путинский режим, вслед за ельцинским, продолжает, по просьбам трудящихся, бестолково, тончайшим слоем, размазывать свой социальный бюджет по 2/3 российского населения, среди которых половина - вполне дееспособные и работоспособные мужчины и женщины детородного возраста.

Чтобы обеспечить все социальные запросы россиян, по мнению одних экспертов, надо увеличить консолидированный российский бюджет в 2 раза, по мнению других - в 3 раза. Т.е., чтобы обеспечить всех россиян действительно бесплатным и качественным медицинским обслуживанием, действительно бесплатным и качественным образованием, от дошкольного до высшего, чтобы оплату коммунальных расходов вернуть к дореформенному уровню, чтобы обеспечить всех стариков и инвалидов достойной пенсией, студентов - достойной стипендией, родителей - адекватными пособиями на детей, всех стариков, инвалидов, детей и студентов - бесплатным проездом в городском транспорте и т.д. и т.п. (не включая сюда обеспечение бесплатным жильем всех нуждающихся), правительству дополнительно к сегодняшним поступлениям в бюджет нужно будет ежегодно находить еще 100-150 миллиардов долларов. Если речь вести только о федеральном годовом бюджете, а не о консолидированном с учетом регионов, то он укладывается в промежуток между 60 и 80 миллиардами долларов, т.е. в расчете на одного россиянина в среднем 500 долларов в год (вместе с административными, военными и прочими расходами), а для социального благоденствия по общенародным российским меркам надо хотя бы по 1000 - 1500 долларов в год на человека.

В стране с такой низкой производительностью труда и с разваливающимся государством аккумулировать такие средства возможно только в рамках тоталитарного режима и мобилизационной экономики.

Представим, что Вячеслав Красавин становится Президентом России и начинает осуществлять достойную россиян социальную политику. Поначалу он действительно пускает на социальные нужды золотовалютный резерв - на год ему хватает. Затем экспроприирует олигархов - еще год социального благоденствия. Что потом? Чтобы обеспечить желаемые поступления в бюджет, придется в 2-3 раза увеличить налоги на бизнес. В принципе, и это возможно, но через несколько месяцев-лет частное предпринимательство в России прекратит свое существование. Бог с ним - подбираем все, что осталось от бизнеса, и возвращаемся к государственной собственности на средства производства. Продолжаем стричь всё хуже работающие предприятия, но налоговые поступления в бюджет сокращаются (сегодня производительность труда в России в среднем в 3 раза меньше евроамериканской, осуществляемые "Президентом Красавиным" реформы вряд ли ее повысят). Желаемая сумма на сильную социальную политику не собирается. Следующий шаг - экспроприируются накопления населения в Сбербанке (других банков уже не будет - закрылись, разорились). На какое-то время народных денег хватает, но нужны постоянные поступления.

Выход один: средняя заработная плата опускается до уровня чуть выше прожиточного минимума (как в Советском Союзе), высвободившаяся часть доходов предприятий регулярно поступает в "государственные фонды общественного потребления". Ситуация относительно стабилизируется, но стремительно растут расходы на государственный и репрессивный аппарат, производительность труда продолжает падать, цвет нации - за границей, колбаса - по талонам, но зато много всяких бесплатных благ от государства. Дополнительный запас прочности такому режиму, как и в советское время, будет обеспечивать нефтегазовый допинг.

В этом смысле "социально-защитный тоталитаризм" в России более возможен, чем в других странах с аналогичным уровнем развития: как бы плохо ни работали предприятия, какую бы никому не нужную чушь они ни производили, нефтегазодоллары всегда обеспечат население дешевой похлебкой и китайским ширпотребом.

Так вот. Этот сценарий, т.е. скатывание России в неототалитаризм, у нас уже невозможен, но не по той причине, которую указывает Денис Драгунский ("у нашей державы кишка тонка обеспечить миллионы людей бесплатным лечением и обучением, реальной пенсией и недорогими квартирами"), здесь я с ним не согласен. Главная причина невозможности - в другом. Тем, кто хочет тотальной социальной защиты, придется лишить значительной части доходов, привычного уровня и качества жизни не 5-10 % населения, как было в 1917 - 1933 годах, а уже 25-30 % россиян. Причем эта то ли четверть, то ли треть населения России - самая активная его часть, те, от кого зависит будущее страны. Не могу сказать, что это цвет нации, но уж точно ее авангард, нравится кому-то такой авангард или нет. Повторюсь, билет в будущее для России покупают именно эти люди, т.е. те, кто больше приобрел от реформ, чем потерял, чей ежемесячный доход больше 8-10 тысяч рублей, кто может себе позволить съездить в отпуск, как минимум, в Турцию. Эти люди просто уже не позволят повернуть жизнь вспять - их слишком много, они активны, но не настолько состоятельны, чтобы всем эмигрировать. Им придется отстаивать свои интересы в России. И они их отстоят, если что. Они не выродившаяся российская аристократия и не совращенная социалистическим романтизмом российская интеллигенция начала XX века.

Как быть? Понятно как.

  • Жить по средствам (государственная поддержка только тем, кто по объективным причинам сам себя обеспечить не может, и только в той степени, в какой это необходимо для поддержания человеческого достоинства).

  • Бороться с коррупцией: в себе и в каждом, во власти и в быту.

  • Пестовать, холить, выращивать новый, эффективный, ответственный государственный аппарат.

  • Всеми возможными, но гуманными средствами добиваться повышения производительности труда (так и хочется сказать "на каждом рабочем месте"). Иного способа борьбы с бедностью в такой многолюдной и обширной стране - нет.

  • Всеми возможными, но опять же гуманными средствами добиваться постепенного увеличения доли заработной платы в доходах предприятий. Если с кем-то и должен делиться, выплативший налоги социально-ответственный бизнес, так это не с государством и толпой просителей, а со своими наемными работниками. "Норма эксплуатации" у нас действительно уже неадекватна социально-экономическим реалиям. Уже нет той гигантской социальной ренты, которую платил государству (недополучал в зарплате) каждый работник в советские времена, уже прошел этап первоначального накопления капитала (собственники первоначально насытились), и производительность труда, как минимум, не стала ниже советской, а доля заработной платы в доходах предприятий у нас все еще на уровне Советского Союза. Но государству поручить решение этой задачи нельзя - сегодня оно способно только на финансовые репрессии. Сделать это также, как в свое время на Западе - усилиями суровых профсоюзов, тоже вроде бы не получается: и времена не те, и профсоюзы. Надувать "минимальную заработную плату"? Одним словом, вот вопрос вопросов! Кто и как, без революций и экспроприаций, но жестко заставит работодателей занять более ответственную и современную позицию в национальном деле повышения заработной платы?

    И в заключение о Всеобщей Декларации прав человека, на которую так любят ссылаться любители социальных прав. Да, в Декларации провозглашены "право на образование", "право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости", "право на медицинский уход" и другие. И это замечательно! Но в статье 22 Декларации, предваряющей статьи с социальными правами, сказано, что обеспечение этих прав происходит "в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства". И это мудро! Никакие другие права человека не сопровождаются таким ограничением, потому, что другие права человека - абсолютны, для их реализации не нужны деньги, нужна лишь добрая воля государства (например, чтобы реализовать свободу слова, государство должно просто не вмешиваться в информационный обмен между его гражданами). Другое дело - социальные права (в большинстве западных стран их не относят к правам человека, хотя вовсю реализуют, но в Конституции не вписывают). Например, "право на обеспечение на случай наступления старости" (т.е. право на пенсию по старости) должно реализовываться во всех странах мира, подписавших Пакт о социальных и экономических правах (подписали почти все), но в каком размере будет эта пенсия, каждое государство определяет самостоятельно, "в соответствии с ресурсами каждого государства".

    Игорь Аверкиев,
    редактор "Личного дела"

    Размещено 19.04.2005

     

    Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


    [an error occurred while processing this directive]
  •  

     Главная / Наша газета / 2005 г. / №4(85)