НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №5(86)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№5 (86)
Май

логотип газеты "Личное дело"

Опека

Больше могут, чем знают

Началась эта история 16 лет назад, когда на свет в одном из пермских роддомов появилась на свет девочка Лена Лагутина. Лена родилась с диагнозом "даун-синдром". Как известно, у таких детей обычно развивается средней степени слабоумие. Но все же в последствии такие дети способны усвоить необходимые житейские навыки и способны выполнять простой физический труд, домашнюю работу. По определению доктора Э. Креплина, такие больные "больше могут, чем знают".

Лена Лагутина в безмятежный период своей жизни, до столкновения с органами опекиКак вы понимаете, хлопот с таким ребенком очень много. У развитых иностранцев существуют специальные и сложные программы реабилитации таких больных, а также специальные пансионаты. У нас же родители часто используют самый доступный и простой способ облегчить свою жизнь - просто подписывают отказную на такого ребенка. И ребенок попадает на попечение в разные сиротские заведения.

Ленины родители так же нашли для себя лучшим отказаться от ребенка. Но вот бабушка, Галина Филипповна Богданова, решила, что она не будет бросать Лену на попечительство детских домов, а возьмет над ней опекунство. И стала опекуном и крестной матерью девочки.

Прогнозы врачей были неутешительны: ребенок никогда не будет полноценным человеком. Несмотря на "прогнозы" врачей, она выходила внучку. Она активно развивала девочку и много с ней занималась. Леночка смогла пойти в общеобразовательную школу №16, где неплохо училась. Бабушка выполняла вместе с Леной все задания.

Отношения с органами опеки и попечительства не сложились. Бабушка, например, не считала нужным ходить по больницам ради формальностей, т.к., по её мнению девочка всегда была совершенно здорова. Также, Лена, по мнению специалистов, имела право на получение пенсии по инвалидности, которую бабушка не оформляла, опасаясь, что девочку заберут в интернат социальной защиты.

И вот 30 марта 2004 г. Галину Филипповну вызвали к директору школы и вручили документ за подписью начальника отдела по опеке и попечительству г. Перми Татьяны Дунаевой "О лишении Богдановой Г.Ф. опекунства над Лагутиной Е.С.". Основание - опекун якобы "ненадлежащим образом выполняла свои обязанности". Галина Филипповна хоть и удивилась вручению подобной бумаги, паниковать не стала, решив, что сама подаст в суд, чтобы опротестовать эту бумагу. А директор школы в свою очередь заверила бабушку Леночки, что девочка благополучно закончит свои 9 классов в школе.

И дальше потекли, казалось бы, привычные, спокойные дни. Но, как оказалось, ненадолго. 14 мая 2004 г. Галина Филипповна провожала Лену в школу. Их догнала милицейская машина, откуда появились парочка крепких "синих" ребят и представительница опеки Орджоникидзевского района Татьяна Завьялова. Милиционеры, отпихнув бабушку, без каких-либо объяснений усадили ребенка в машину, и машина умчалась в неизвестном направлении.

Галина Филипповна три дня искала свою внучку по городу. К понедельнику ей удалось выяснить, что Лену увезли в детский спецприемник по ул. Дзержинского, 3, где продержали до утра вторника. Во вторник вечером девочку перевели в интернат №126. Заместитель директора интерната Людмила Лунежева направила Лену в психиатрическую клинику для освидетельствования ее недееспособности и оформлении статуса "ребёнок-инвалид".

Галина Филипповна кинулась в клинику, чтобы встретиться со своей внучкой, но к ребенку ее не пустили, мотивируя тем, что она лишена родительских прав. Зам.директора детдома не забыла поставить в известность врачей, что бабушку к ребенку лучше всего не пускать. И врачи отзывчиво пошли на встречу Лунежевой. Сама она пояснила это нам, примерно так: мы люди государственные, подневольные. Нам ребенка направили по решению опеки или суда, мы должны его принять. Сами мы желаем только добра Леночке и ее бабушке. Когда к нам девочка поступила, она даже штаны сама снимать не умела, а то, что умела читать, писать и считать, так это нельзя считать за показатель.

После нескольких недель пребывания ребенка в клинике девочку вернули в интернат. Бабушка тем временем подала иск в Ленинский районный суд с требованием отмены незаконного решения о лишении ее опекунства. Как и следовало ожидать, началась длительная судебная тяжба. 11 июля ответчики в суд не явились. 24 июля судья Наталья Балуева приостановила дело, т.к. представители опеки и интерната заявили, что ребенок находится на медицинском освидетельствовании в клинике. Потом судья Балуева направилась в очередной отпуск, а у судей он весьма продолжительный.

Тем временем, пока судья Балуева отдыхала, представители опеки работали во всю. Они инициировали быстрый суд в Орджоникидзевском районном районе, где в отсутствии и опекуна, и ребенка было составлено замечательное судебное решение от 25.09.2004 о лишении Елены Лагутиной дееспособности. Там же представители опеки "установили", что на самом деле девочка год отучилась в специнтернате, хотя Леночка всё время училась в общеобразовательной школе № 16.

А тут и судья Балуева вернулась из отпуска. И вот 17 января 2005 г., основываясь на решении мирового суда Орджоникидзевского района, приняла решение о лишении Галины Филипповны опекунства. При этом указав на то, что существенным нарушением прав ребенка является неоформление пенсии по инвалидности. Не ясно только, почему органы опеки хватились беспокоиться о лениной пенсии аж 16 лет спустя.

Бабушка Леночки к этому времени уже смогла добиться права на свидания с ребенком в детдоме, с решением судьи Балуевой не согласилась, и подала кассационную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам Пермского областного суда, рассматривая апелляционную жалобу Галины Филипповны, отнеслась к делу гораздо внимательней и основательно рассмотрела выводы и доводы судьи Балуевой. Приведем наиболее значимые моменты из определения.

Так, коллегия установила, что "суд неправильно определил обстоятельство по неоформлению пенсии по инвалидности как нарушение опекунских обязанностей… Судом не установлена связь между неоформлением пенсии и развитием ребенка. Не доказано так же суждение суда о злоупотреблении ею (здесь и далее бабушкой - А.Х.) своими правами. Довод ответчиков о том, что Елена ничего не умеет делать самостоятельно, не подтвержден доказательствами. Судом не был установлен факт того, что она (бабушка - А.Х.) препятствовала медицинскому обследованию ребенка, девочке были сделаны все необходимые прививки. Суд не принял во внимание пояснения учителя Мордановой Л.С. о том, что до 7 класса Елена училась хорошо. Вывод суда о том, что она ненадлежащим образом выполняла обязанности опекуна и не заботилась о содержании, лечении и обучении ребенка не подтверждается доказательствами… Не установлено фактов проживания девочки в антисанитарных условиях, отсутствия продуктов в квартире…Делая вывод о том, что Богданова Г.Ф. не заботилась о состоянии здоровья Лагутиной Е., суд не привел в решении доказательства этого… Учитывая тот факт, что заболевание было у Лагутиной Е. врожденным, а в течение 15 лет органами опеки и попечительства не подымался вопрос о том, что Богданова Г.Ф. не заботится о здоровье ребенка, суду следовало выяснить, состояла ли Лагутина на медицинском учете, требовалось ли ей какое-либо лечение, была ли необходимость в посещении лечебных заведений, и отразилось ли на состоянии здоровья ребенка невыполнение этих обязательств… При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с направлением на новое рассмотрение в тот же суд".

Кстати, Галина Филипповна собрала и представила суду все справки о том, что она по состоянию здоровья вполне способна ухаживать за Леночкой. Ещё она обратилась с призывом о помощи к Уполномоченному по правам человека в Пермской области Татьяне Марголиной. Надо сказать, что Татьяна Ивановна приложила массу усилий, что бы решить дело мировым соглашением и положить конец страданиям бабушки и внучки. И благодаря её вмешательству и участию в деле председателя комитета по образованию и науке администрации г. Перми Николая Карпушина девочку не перевели в Осинский дом-интернат, а оставили до конца судебного процесса в пермском интернате, предоставив возможность свиданий девочки с бабушкой.

И хотя в целом органы опеки остались глухи к просьбам Марголиной, при её участии состоялся всё-таки ещё один суд. В истории наступил-таки почти хэппи-энд. 26 апреля судья Ленинского суда Кристина Шабунина утвердила мировое соглашение, согласно которому ответчик - Комитет по образованию и науке администрации г.Перми - обязуется отменить постановление об отстранении Галины Филипповны от попечительства и передать ей Лену. Спасибо всем участвовавшим!

После вынесения судебного определения я позвонила начальнику отдела по опеке и попечительству Орджоникидзевского района Оксане Мерзляковой с тем, чтобы понять, что же такое странное происходило с девочкой Леной и её бабушкой. Ради чего столь много усилий затрачено органами опеки, ради каких таких благих целей они так активно отнимали у бабушки внучку? Но г-жа Мерзлякова говорить была не настроена и посоветовала мне не соваться не в своё дело.

Вечером в пятницу 29 апреля согласно мировому соглашению девочка была передана бабушке в присутствии новых кураторов семьи: замдиректора Уполномоченной службы по опеке и попечительству г. Перми Елены Григорьевой и сотрудницы аппарата Уполномоченного по правам человека Веры Тюковой.

Лично меня, когда я разбиралась в этом деле, никак не покидало ощущение, что это не девочка Лена, а наша система образования и опеки страдает тяжёлыми аномалиями, которыми нам всем надо всерьёз заниматься.

Анастасия Хрустальная
Размещено 11.05.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №5(86)