НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №5(86)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№5 (86)
Май

логотип газеты "Личное дело"

Права детей

Школа принудительного труда

Близится конец учебного год, а за ним - лето с извечными проблемами ремонта школ, а, значит, вновь руководством образовательных учреждений будет массово задействована бесплатная рабочая сила в лице учащихся. Вновь со всей остротой проявится проблема принудительного детского труда.

Глаза боятся, руки красят

"Вам необходимо отработать 27 часов. Без этого вас не переведут (оставят без учебников в начале следующего учебного года, потребуют внести денежную компенсацию в фонд школы за неотработанное ребенком время и т.п.) в десятый класс", - говорит классный руководитель ученикам. И отправляются ученики мести пришкольную территорию, полоть школьные газоны, красить школьные заборы и выполнять прочие общеполезные поручения, чтобы по их окончании получить (а, может, и не получить) слова благодарности и квиток, свидетельствующий о прохождении этой самой отработки. Так вот и действует "отработочная" система: отрабатывать неохота, но руки сами послушно берут кисть, окунают ее в ведро с краской и красят, красят 27 часов… У каждой школы свои потребности в бесплатной рабочей силе. Общими для всех школ являются дежурства в столовой, дежурство по школе, летняя отработка, уборка снега зимой, а листьев - осенью и тому подобное.

А теперь посмотрим на отработку не привычными глазами школьника, а с позиций прав человека и текущего законодательства.

Школьная отработка - это не что иное, как принудительный труд, который запрещен Конвенцией Международной организации труда (МОТ) №29, ратифицированной еще в 1956 году, Конвенцией МОТ №105 и Трудовым кодексом РФ. Конвенция МОТ, а вслед за ней и Трудовой кодекс называют принудительным трудом работу под угрозой применения какого-либо наказания. Всегда считается принудительным трудом работа в целях поддержания трудовой дисциплины, в качестве меры ответственности за участие в забастовке, в качестве мобилизации рабочий силы для нужд экономического развития, в качестве меры наказания за выражение политических или идеологических убеждений. И только 3 положения названы в кодексе как не включающиеся в понятие "принудительный труд". Это работа при прохождении военной службы или альтернативной гражданской службы, работа в условиях чрезвычайных обстоятельств, работа, выполняемая вследствие вступившего в законную силу приговора суда. Теперь соизмерим школьную отработку с этими тремя категориями: получим, что ни под одну из них она не попадает, зато налицо такой признак как неоплачиваемость и выход за рамки утвержденной Министерством образования и науки РФ программы. Выходит, что отработка в школе - это чистой воды принудительный труд.

Приобщение к бесправию

Когда поднимается вопрос о применении принудительного труда в школе, то ответ один: так было в Советском союзе, так есть и сейчас - никуда от этого не деться, а школа не получает денег. Кроме того, детей надо приобщать к труду.

Покуда школа не занимается нормальной организацией детского труда, это делает улица. Фото Игоря Катаева Ну, вопрос о недофинансировании школ мы оставим чиновникам, а сами попробуем разобраться в этической стороне этой проблемы. Хорошо заявление: "Детей надо приобщать к труду". Приобщать к труду действительно надо, но не к труду бесплатному и принудительному. При таком раскладе школы прививают детям рабские чувства, воспитывая их не в духе свободы, а в духе фатальной необходимости работать на гипотетическое общественное благо. Да и вообще, что такое бесплатные общественно полезные работы, которые именуются школьной отработкой? Навязываемая обязательность напоминает определение из ст. 49 Уголовного кодекса РФ (Обязательные работы). Замечательно, без суда и следствия школьники "приговариваются" к обязательным работам. Ребенок 7 лет приходит в школу и сразу встречается с необходимостью быть дежурным после уроков (мытье классных досок во время учебного дня не в счет). О поощрении за этот труд он даже и боится подумать. Вот и получается, что до 16 лет, когда по общему правилу можно заключать трудовой договор, человеку еще надо прожить целую жизнь, а он уже испытал на себе недействие статьи 4 Трудового кодекса, которая как раз и обещает защиту от принудительного труда.

Теперь вспомним, где используют труд школьников. Ответ: на грязных неквалифицированных работах, что формирует соответствующее отношение к труду в будущем.

Возьмем, к примеру, типичные случаи снятия детей с уроков труда или физкультуры (или другого урока) с направлением их на субботник. Вряд ли это предусмотрено образовательной программой. Но даже если школьная программа что-то и говорит о трудовой деятельности вне уроков труда, то эта деятельность в любом случае должна быть оплачиваемой. Возьмем простой пример: летняя отработка. Продолжительность ее доходит до 40 часов. 40 часов в неделю по Трудовому кодексу - это высший предел нормальной продолжительности рабочего времени для взрослого человека. Школе же продолжительность рабочего дня ребенка часто безразлична или не контролируется. Попутно скажем, что точно так же дела обстоят и с техникой безопасности инструктажи по которой не проводятся, а работы с точки зрения безопасности для здоровья ребенка не оцениваются.

Предположим, что школьник выработал установленную норму. Исходя из того, что с 1 января 2005 года минимальный размер оплаты труда составляет 720 рублей, путем нехитрых подсчетов 720 рублей делим на 4 недели в месяце, получаем 180 рублей, которые гарантированно должен получить школьник за проделанную работу. Но если производить более точные расчеты, следовало бы исходить из реальной стоимости той или иной работы.

На наш взгляд, несет в себе проблему этического характера дежурство по школе. Мало того, что ученик лишается возможности присутствовать на занятиях, он еще и наделяется несвойственными учащемуся властными полномочиями. Этим нарушается привычное равенство школьников, когда на основании непонятно чего из вчерашнего ученика делают дежурного по школе. Кроме того, это может провоцировать конфликты среди школьников. Правда, существует оптимистичный взгляд на школьное дежурство: дежурный, следя за порядком, естественным образом приучается ему следовать. Думается, что это крайне некритическое восприятие действительности, так как навязанное поведение не переходит в привычное правило жизни.

Мимо кодекса

Мы понимаем, что проблему принудительного труда в школах решить не просто, если учесть, что его история насчитывает десятки лет и воспринимается он как само собой разумеющееся. Мы не говорим, что труд не нужен, но он должен быть добровольным. В начале статьи, ссылаясь на нормы Трудового кодекса, мы должны были оговориться, что его действие распространяется на регулирование трудовых и непосредственно связанных с трудовыми отношений. Школьники не находятся в трудовых отношениях со школой, так как не заключали с ней трудового договора, поэтому Трудовой кодекс формально их не защищает, то есть не распространяет на них гарантии для работающих по трудовому договору. Есть над чем задуматься родителям ребенка!

Положения Трудового кодекса и других федеральных законов, содержащих нормы трудового права, делают практически невозможным привлечение к принудительному труду работника (школьник не является работником). Однако не следует думать, что законодательство оставляет учащихся без защиты перед принудительным трудом. Во-первых, нормы о запрете принудительного труда, содержащиеся в международных нормативно-правовых документах и российском законодательстве, распространяются на всех трудящихся в независимости от оснований, на которых этот труд ведется. Во-вторых, есть Гражданский кодекс, который предполагает заключение договора подряда, по которому подрядчик обязуется выполнить по заданию заказчика определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Договор этот будет заключаться родителями, если школьнику еще нет 14 лет, или самими учащимися с согласия родителей, если возраст учащегося от 14 до 18 лет. Хотелось бы обратить внимание и на то, что именно такой порядок в наибольшей степени соответствует требованиям Семейного кодекса РФ, в соответствие с которым "Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами…" Разумеется, заключить гражданско-правовой договор гораздо хлопотнее, чем выдать направление на отработку или заставить мыть полы после уроков. Но только таким образом и можно действительно реализовать цели приобщения детей к труду.

Существует на свете и добровольческий, он же волонтёрский труд. Это совершенно отдельная тема, но мы, разумеется, не против, когда школьник действительно бескорыстно трудится на общественное благо. Замечательно, когда ребенок понимает значение понятий "благотворительность", "волонтёрский", "гуманитарный" и им подобные. Мы абсолютно уверены, что школа должна прилагать и к этому усилия и всячески развивать в учениках сознательность и бескорыстие. Только давайте чётко отличать друг от друга волонтёрский, обычный оплачиваемый и принудительный труд. И давать первому, второму и третьему чёткую правовую и этическую оценку.

Дмитрий Коротков, юрист ПРПЦ
Сергей Исаев, директор ПРПЦ

Размещено 11.05.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №5(86)