НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №10(91)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№10 (91)
Август

логотип газеты "Личное дело"

Пермская культура

Жил-был дом

Каждый старый дом несет в себе много историй и тайн. Кто и когда здесь жил, чем занимался, каких гостей принимал… Я расскажу об одном не самом большом и не самом известном пермском доме, сыгравшем, однако, немалую роль в жизни города.

Пролог

Итак, Покровская (позже Ленина), 35. Это деревянное одноэтажное здание с каменным подвалом для хранения вина было построено в первой половине XIX века и первоначально принадлежал купцу 1-й гильдии Фёдору Петровичу Башкирцеву. В середине позапрошлого столетия дом приобрёл обрусевший поляк, коллежский асессор, провизор Эмилий Теодорович Кестер. При доме были баня и прочие надворные постройки. Высокое чердачное помещение служило летом для сушки лекарственных трав, а зимой - белья. Со двора в полуподвальном помещении этого же дома жила прислуга. Один из сыновей Кестера, Виктор, впоследствии, уже в начале XX века, стал начальником Ильинского телефонного отдела, другой, Владимир, тоже провизор, служил на казённом винном заводе. Позже Кестеры стали сдавать дом в аренду: с 1900-х гг. его занимала фирма аптекарских и парфюмерных товаров, фруктовых и минеральных вод Ивана Евдокимовича Маркелова. Служащие жили здесь же. В 1919 г. Кестеры продали дом и покинули Пермь. В 1922 г. дом был реквизирован и начался, очевидно, самый важный - советский этап его истории.

…В 1924 г. семью жившего на Ленина, 35, священника Рождество-Богородицкой церкви Будрина было решено уплотнять. Тогда его дочь Люся быстренько пригласила в дом молодую студенческую семью: своих соучеников по Художественному техникуму Спешиловых-Державинских. Отец Александр подарил новым соседям большой семейный стол, сделанный своими руками. Этому столу и суждено было стать художественным центром городской жизни, вокруг него несколько десятилетий собирались художники, поэты, артисты. Моя мама ставила на него ведёрный самовар, ведро горячей картошки, каждый что-то приносил с собой. Здесь читали стихи, рассказы, критиковали написанное, пели песни и старинные романсы, смеялись и спорили… Кипучая художественная жизнь на Ленина, 35, и, в значительной степени, во всей Перми на протяжении нескольких десятилетий вращалась вокруг фигуры Александра Николаевича Спешилова, моего отца, формального и неформального лидера пермской литературной общественности, с марта 1941 г. - 1-го секретаря Молотовского отделения Союза советских писателей.

Ленина, 35 до войны

Имена этих писателей в наше время не слишком известны, но это те, с кого начиналась наша пермская советская литература. Они не только писали стихи и прозу, они организовывали литературные кружки на заводах и в учебных заведениях, ставили спектакли… Эти гости дома на Ленина, 35, достойны того, чтобы их назвать.

Василий Каменский - поэт, прозаик, драматург, художник, первый авиатор Урала, агроном, актер, соратник Владимира Маяковского и Давида Бурлюка, с 1920 г. - друг Спешилова и частый наш гость. Позже, в 1943 г., Каменский спас нашу семью из 9 человек от голода. Нас было 6 человек и семья маминой сестры, Глафиры Ивановны Гарютиной, с двумя детьми. Василий Васильевич заметил, что наша мама, Александра Петровна, жарит очистки картофеля, смазывая сковороду свечкой. Через неделю он на лошадке из своей Троицы привез огромный куль с картофелем. Мы, дети, сидели тогда за семейным столом и учили уроки. Каменский поставил этот куль перед столом со словами: "Жрите, Спешилята, нечего с голода дохнуть". Этот картофель мы, счастливцы, потом долго варили в самоваре. …Евгений Пермяк (Виссов), известный писатель, ещё будучи студентом ПГУ, организовал выпуск Живой театрализованной газеты (ЖТГ), которая тут же получила распространение по всей России. Авторами сценариев были Лев Ильич Левин, А.Н. Спешилов и др. После окончания университета Евгений Андреевич жил в Москве, но во всех его произведениях была одна тема - Урал.

…Ещё один яркий пермский персонаж - Савватий Гинцбург (псевдонимы - Гинц, Михайлович, Н. Кириллов, С. Цанг, Е. Оленин) - литературовед, писатель, замечательный чтец, журналист, критик. Вместе с Фёдором Михайловым и Геннадием Коротковым организовал первое пермское художественное объединение "Мастерская слова "Мы". Впоследствии из неё выросло Пермское отделение РАПП - Российской ассоциации пролетарских писателей.

Некоторые литераторы-гости дома позже пали на войне: прозаик, поэт, геолог, ставший на фронте командиром огнемётной команды Владислав Занодворов (1914-1942), яркие и многообещающие поэты Леонид Малышев (?-1942), Александр Бычков (1903-1943), начавший печататься на рубеже 20-30-х и погибший на Ленинградском фронте. Его первый сборник стихов "Железо и огонь" вышел в Перми в 1942 г., и уже после гибели - ещё один - "За Советскую родину" - издали в Ленинграде.

Перед самой войной Молотов и, конечно же, наш дом посетили живые классики советской литературы: Алексей Новиков-Прибой, автор знаменитой эпопеи "Цусима", и Александр Серафимович (Попов), создатель "культового" советского романа "Железный поток". Частыми наездами у нас бывали и другие яркие литературные гости. Например, москвич Иван Молчанов, автор знаменитой песни "Прокати нас, Петруша, на тракторе, до околицы нас прокати…". Часто заезжал по издательским делам и всегда заходил на Ленина, 35, создатель пронзительных повестей про собак, екатеринбуржец Борис Рябинин.

Не раз останавливался у нас и автор очень популярного тогда романа "Демидовы", участник Гражданской и ВОВ Евгений Фёдоров. Некоторые главы "Демидовых" написаны здесь, на Ленина, 35: во время войны электричество было разрешено только научным работникам и писателям, и во всём доме у нас была единственная 60-ваттная лампочка в папином кабинете. Мы же, дети, учили тогда уроки при коптилке или свече. Федоров спал здесь же в кабинете, на полу, укрывшись своей шикарной шубой. Во сне увидит очередную главу своего романа, встанет, зажжёт лампочку и всё запишет, а утром, всё позабыв, с удивлением вчитывается в написанное…

Ленина, 35 во время эвакуации

Но настоящим местом паломничества советских литераторов дом стал в период эвакуации. Всех переехавших в Молотов со своими семьями писателей из Ленинграда, Москвы, Саратова, Киева и др. просто нет возможности назвать. К 1942 г. на учёте в местной писательской организации было целых 70 человек! Многие приезжие, ещё не определившись с местом жительства, ночевали у нас, в папином кабинете. Потом большинство жило в Центральной гостинице и в деревне Чёрной около Краснокамска.

В 1942 г. прибыли в теплушке вместе два друга, оба - любители природы, охотники и замечательные писатели: ещё знакомый современному читателю Виталий Бианки и уже подзабытый Иван Соколов-Микитов. Потом оба поселились в Осе, но появлялись в Перми и неизменно заходили на Ленина, 35. Помню, Иван Сергеевич как-то явился с большой красивой и вышколенной собакой, которая вытирала в прихожей лапы, а после распоряжения хозяина поздороваться подошла к каждому из нас, 6 детей и лизнула в руку.

В том же году Вениамин Каверин (Зильбер), автор "Двух капитанов", приехал с фронта в Молотов, чтобы разыскать свою жену и дочь - они жили в 75-м номере гостиницы "Центральной". В тот же год в Молотове вышли его фронтовые рассказы. Посетив несколько раз Ленина, 35, Каверин оставил по себе впечатление человека высокомерного.

Зато замечательное впечатление произвели Брики и Катанян, которые жили тогда в Нижней Курье. Мужем Лилии Юрьевны был тогда Василий Абгардович Катанян, литературовед. В Нижней Курье он работал над хроникой о Владимире Маяковском, изданной потом в Москве в 1945 г. Здесь же жил со своей новой женой предыдущий муж Лили Брик - Осип Максимович Брик. В 1942 г. в Молотовском издательстве вышла его трагедия "Иван Грозный". А у Лилии Юрьевны тогда же и здесь же напечатали книгу "Щен", посвящённую Маяковскому и одновременно её любимому щенку. За публикацию обоих этих произведений Бриков Спешилов получил выговор - первый в жизни… Зато когда эта весёлая четвёрка посещала наш дом, это был праздник! Они много рассказывали о Маяковском, о его друзьях и о массе прочих интереснейших людей и событий.

Бывали у нас и другие, чуть менее "звёздные" гости: Михаил Козаков, живший в сотом номере "Центральном", ленинградский прозаик Михаил Слонимский (№ 67 в "Центральной"), - в Молотове в 1942 г. вышли его рассказы "Родной дом", а в 1943 г. - "Председатель горсовета", - известная тогда поэтесса Елизавета Полонская (Мовшензон), выпустившая в 1945 г. сборник стихов "Камская тетрадь". А писатель Александр Авдеенко и ленинградский поэт Николай Браун не были эвакуированы, они защищали страну, но их жёны Людмила Авдеенко и Мария Комиссарова, тоже поэтесса, жили в дер. Чёрной. Их мужьям на короткое время давали короткий отпуск, они навещали свои семьи, и всегда эти встречи проходили на Ленина, 35. Когда в 1946 г. вышло ждановское постановление ЦК ВКП(б) о журналах "Звезда" и "Ленинград", оно в нашей семье вызвало бурю возмущения. Брауну и Комиссаровой там вменялось в вину устроенная ими во время войны "перекличка" по радио: он с южного фронта, она - из Перми читали свои стихи о любви. Все, кто слышал тогда эту передачу, были восхищены этим диалогом фронта и тыла. Их обоих, как и всех, упомянутых в этом постановлении, перестали печатать.

Эпилог

И ещё целую такую же статью можно написать про всех тех, кто сиживал, спорил, ругался, мирился, останавливался, жил в доме на Ленина, 35 в послевоенный период, но статья-то не резиновая. Пришлось бы называть Льва Давыдычева, Виктора Астафьева, Владимира Воробьёва, Алексея Домнина, Владимира Радкевича, Ивана Зырянова и многих других…

И напоследок. Когда пару лет назад петербургские специалисты составляли для Перми "Проект зон охраны памятников", они выделили исторический дом на Ленина, 35, и, учтя его архитектурную и историческую значимость, включили его в Перечень ценных средовых объектов. Гордума приняла документ, и дом встал под охрану.

Но, видимо, у пермских властей есть приоритеты поважнее городской истории и культуры. Да и земля в центре уж больно дорогая. Поэтому дом только что снесли. Говорят, его каменные подвалы и фундамент не хотели ломаться, но строители справились. Вот, собственно, и всё.

Елена Спешилова, краевед
Размещено 29.08.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №10(91)