НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №12(93)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№12 (93)
Сентябрь

логотип газеты "Личное дело"

Родина

В глубь… в Чермь…

В глубь… в Чермь… "Пермь - это часть суши, окружённая со всех сторон непроходимыми медведями", - из школьного сочинения. Есть город такой - то ли в Сибири. То ли на Урале. Достоевский придумал город с глухим именем Чермь, может быть, слепил из двух слов - Пермь и Чердынь. Цветаева тоже упоминает эту самую Чермь. Город на Каме, где - не знаем сами.

Глушь, глубина России… Жил в XVIII веке в Петербурге беспризорник, мечтатель по имени Иван Тревогин. Тайно уехал на чужеземном корабле в Европу, покорил нашего посла во Франции безмерной тягой к книгам, задумал основать Империю знаний. Тем не менее, угодил в Бастилию, откуда его, невозвращенца, по велению Екатерины Великой препроводили в Петропавловскую крепость. После отсидки Ивана постарались упрятать как можно дальше от любой российской границы. Таким местом, откуда, как заметил городничий в гоголевском "Ревизоре", "хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь", и оказалась матушка Пермь, в которой "несчастный Тревога" жил уроками французского до скончания своего жизненного пути. Реформатора Сперанского тоже в наш город подальше от границ загнали. И Герцена тоже. "Пермь - странная вещь…", - заметил последний.

Как же не странная? Начало и конец династии Романовых сошлись на пермской земле.

Алексей Леонов был первым человеком на планете Земля, который вышел в открытый Космос. Первые шаги после К-пространства были сделаны им в пермской тайге, в пермской глуши. Посадка была аварийной, на ручном управлении - будто выскочили на колдобистую дорогу. Задача: не промахнуться, попасть на территорию СССР - в район между Обью и Енисеем, во глубину России. Они-то думали, что сели рядом с Красноярском. Командир корабля Павел Беляев сказал Леонову: "Лёшка, навигатор, - куда завел?" Это была такая глушь, такие усольские дебри, такая Чермь, что поисковая группа нашла их на третьи сутки. В "Борисе Годунове" царевич Феодор показывал отцу "чертеж земли московской": "Вот видишь: тут Москва, тут Новгород, тут Астрахань. Вот море, вот пермские дремучие леса…" Для Пушкина Пермь - дремучие леса.

Недалеко от места приземления за 120 лет до того прошла экспедиция шотландца Мурчисона, который приехал в Россию с интернациональной командой геологов, чтобы сделать одно из величайших открытий в истории человечества. Он назвал пермью, пермской системой шестую главу второй части геологической истории планеты Земля , ввёл это странное короткое слово во все словари мира, и оно пошло гулять по всем континентам, вошло в условные знаки - "легенду" всех геологических карт.

Откуда же взялось это слово - "Пермь"? У финноязычных вепсов, живших и ныне живущих между Ладогой и Онегой, есть такое понятие Пэре Маа, означающее - дальняя земля, далёкая земля, берег дальний. Так что просторечное Перемь ближе всего к корневому Пэре Маа. Мне кажется, дело было так. Новгородские дружинники проходили через страну вепсов - показали на юг: "Там что?" - "Ээсти маа, Эстония, ближняя земля". Показали на восток: "А там что?" - "Пэре Маа, дальняя земля". Наверное, поэтому новгородцы, зазимовавшие на реке Вычегде, назвали эту землю Пермью Вычегодской, а один из притоков реки - Вишерой в честь новгородской речки. Видно, ласкало слух на чужбине родное слово - Вишера. Потом новгородцы проникли в верховья Камы. Её большой левый приток они, не мудрствуя лукаво, снова окрестили Вишерой, а приток Колвы для разнообразия - Вишеркой.

А Пермь Великая - что это? Ведь никогда не было в действительности могучей страны на северо-востоке Европы со столицей в Чердыни, никогда никакие корабли не поднимались из Каспия в большую чердынскую гавань, пробираясь в Печорское море и дальше в Норвегию. Но громкое это имя есть - откуда оно? Может быть, дело так было. Не новгородцы, а псковичи назвали свою дальнюю страну Пермью Великой в честь реки Великой, впадающей в Чудское озеро около Пскова. Пермь Великая! Мы пскопские! Так и пошло гулять по белу свету псковское слово "Великая", меняя значение и сбивая с толку историков.

Впрочем, у Чердыни есть свои амбиции - она строилась на семи холмах, и Кремль у неё был - деревянный, шестибашенный и звались эти башни - Спасская, Тайницкая, а строителями командовал московский боярин Курчев, предок Пушкина. И всё равно глушь, всё равно - Чермь.

Что и говорить, нашему городу повезло: это так красиво - Пермь, дальняя страна, дальняя земля, и в этот ряд точно ложится песня "Однозвучно гремит колокольчик", от которой сжимается сердце:

    И умолк мой ямщик, а дорога
    Предо мной далека - далека…

Говорят, эту песню придумал пермский ямщик Макаров, гонявший по Сибирскому тракту - есть такая легенда.
Василий Шукшин спрашивал своего друга Георгия Буркова:
- А у тебя, Жорка, если что случится, есть куда бежать?
- Конечно, Вася. К маме, в Пермь, в Мотовилиху. Куда же ещё?

Семён Ваксман
Размещено 28.09.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №12(93)