НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №17(98)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№17 (98)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Органы

Моя милиция меня... обманывает?

Не правда ли, знакомая ситуация: на вас напали в темной подворотне, вытащили кошелек и еще поддали как следует. Вы идете к участковому или в отделение милиции, а там сидит довольно равнодушный господин и начинает вас на свой лад успокаивать:

- Да ну, - говорит, - какие пустяки! Ну, подумаешь, синяк под глазом. А может, это вы споткнулись. А может, это вам муж (жена) синяк поставил (а), а вы и не заметили. А, может, кошелек вы обронили. Внимательнее надо быть! И вообще – дыхните. Мне вот кажется, что вы водки выпили и тоже не заметили. Короче, нечего тут жаловаться – у нас и без вас работы по горло. Не занимайте наше время своими пустыми речами. Идите себе, идите подобру-поздорову, а то как бы хуже не было!

И вы уходите, поминая нашу доблестную милицию довольно крепкими выражениями.

Как выясняется, не только мы с вами в курсе данных «отдельных недостатков» в работе МВД. 16 мая 2005 г. был издан совместный приказ Генерального прокурора и Министра внутренних дел РФ «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел». И теперь случаи, подобные описанному, исследуются особо тщательно. Как говорит заместитель прокурора Свердловского района Перми Сергей Катаев, прокуратура сейчас ежедневно проверяет все так называемые «отказные» материалы. С начала этого года было возбуждено уже 5 уголовных дел. Причем, четыре из них – против участковых и одно – против оперуполномоченного.

В ходе проверок выясняются порой удивительные вещи. Скажем, украли у человека несколько тысяч рублей. Но участковый вас попросил занизить сумму причиненного ущерба. Суть в том, что если эта сумма ущерба ниже 1 МРОТ, то дело не возбуждается. Вот участковый и уговаривает потерпевшего написать в заявлении, что у него украли не несколько тысяч, а несколько рублей. Аргументы при этом у служителя Фемиды бывают убийственными, типа: «Все равно никто никого не поймает, а вам только одно беспокойство будет, к нам ходить, время тратить…» Что удивительно – люди на это… соглашаются! Другой вариант: в разговоре произносится реальная сумма ущерба, а в протоколе пишется другая, заниженная. Готовый протокол потерпевший подписывает, не глядя, потому что не сомневается в том, что родная милиция стоит на страже его интересов. Третий вариант: участковый или оперуполномоченный начинает обсуждать с заявителем характер травмы. На самом деле, например, тот же синяк под глазом – дело рук злодея, а милиционер просит и уговаривает потерпевшего согласиться с его версией, мол, сам упал, порезался, споткнулся и т.п.

Впрочем, можно привести совершенно конкретные примеры. Против участкового Пачина возбуждено сразу два уголовных дела. Одно из них таково: у потерпевшего был разрезан карман, и воры вытащили все, что там находилось. Пачин же записал в протоколе, что человек был пьян, и все само вывалилось из того кармана вследствие некоординированных и хаотических движений.

Аналогичный случай привел к неприятностям участкового Лебедева. Тот фальсифицировал обстоятельства, при которых некий гражданин лишился своего сотового телефона. У того телефон, понятно, украли. А Лебедев предложил представить все так, будто гражданин сам положил свой сотовый мимо кармана.

А оперуполномоченный Ширяев указал в протоколе заниженную стоимость другого украденного сотового телефона. Телефон на самом деле стоил 4 тыс. руб., а в протоколе оказалась совсем друга цифра – всего-то 450 руб.

Отдельно стоит остановиться на наказании, которому подвергаются нерадивые работники МВД. Обычно это штрафы. Надо сказать, очень небольшие. Участковому Пачину за фантазии с разрезанным карманом суд велел уплатить штраф в сумме 300 руб. Ширяеву повезло меньше: за свой проступок он выложил 3 тыс. руб.

Как говорит Сергей Катаев, цель этих штрафов скорее воспитательная, чем карательная. Утешает одно: по словам Катаева, чаще всего работники МВД, против которых возбуждаются уголовные дела, больше в милиции служить не будут. Таким образом, происходит своеобразная чистка рядов.

Что же, может, сейчас у нас есть надежда, что, обратившись в милицию, мы хотя бы не нарвемся там на лгуна и очковтирателя?

Анна Привалова
Размещено 08.12.2005

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №17(98)