НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Наша газета / 2005 г. / №18(99)

НАША ГАЗЕТА "ЛИЧНОЕ ДЕЛО". 2005 г.

О газете
Архив

№18 (99)
Декабрь

логотип газеты "Личное дело"

Память

В поисках безумного бульдозериста

Раньше историки и краеведы часто говаривали, что душа города живёт в памятниках. Однако в последние десятилетия XX века этот подход изменился. Точнее, расширился: было понято и осознанно, что памятники, торчащие одинокими перстами среди безликой и убогой, или же, напротив, эклектичной и безвкусной новой застройки, бессмысленны и часто нелепы. С точки зрения современного взгляда на город необходимо сохранять не памятники, то есть не исключительные и уникальные объекты, а целостную историко-архитектурную среду, по крайней мере, в исторических центрах городов. Этот подход вошёл во многие программные документы, например, ЮНЕСКО, и успешно воплощается в практике европейского градостроительства.

Решение проблемы ЦСО по Островского 41 и 43а
Решение проблемы ЦСО по Островского 41 и 43а
Российская теория и практика тоже не стояли на месте. Когда санкт-петербургский научно-проектный институт "ЭНКО" разрабатывал новый пермский генплан, то в его историко-архитектурную часть, называемую "Проектом зон охраны памятников", был включён Перечень ценных средовых объектов. В перечень вошли более 300 выделенных питерскими специалистами пермских зданий. Дома, признанные ценными средовыми объектами (ЦСО), не уникальны во всемирно-архитектурном смысле, но именно они поддерживают дух города, именно они являются культурно-исторической средой для объектов выдающихся, и потому нуждаются в безусловной охране и реставрации. Собственно, это было признано Пермской городской думой, когда она в ноябре прошлого года утвердила генплан, включающий и Проект зон охраны памятников, и, соответственно, Перечень ценных средовых объектов. Принятие этого Перечня ставит перед властью определённые дополнительные задачи. Так, многие из ЦСО нуждаются в реставрации, а для этого надо принимать специальные программы, расселять жителей, создавать режим благоприятствования и привлекать к этим зданиям инвесторов. Никто этим сроду в Перми не занимался, поэтому пока инвесторы норовят снести двухэтажную историческую застройку и построить на её месте 20-этажную громаду.

А теперь о грустном. Более года действует генплан, и на протяжении всего этого года идёт систематическое уничтожение объектов из перечня. На разных уровнях об этом говорилось уже не раз. Однако говорить можно бесконечно, а дома в это время по-прежнему исчезают с лица города, меняя его явно не в лучшую сторону. Кто во власти может нам это объяснить?

До руководителя Департамента планирования и развития территории Валерия Чупракова мне с этим вопросом добраться не дали и переадресовывали на главного архитектора Перми Сергея Заколодкина. Сергей Иванович раскложил на столе огромный чертеж Перми с отмеченными на нем охраняемыми территориями, памятниками и ЦСО.

- Почему за последнее время, например, "Камская долина" снесла целый ряд ЦСО на улице Островского? - спрашиваю я. - Почему снесён вот этот дом на Советской, 82 - вот он обведён у вас белой линией?

- Я санкций не давал, - парирует собеседник, - но, видимо, он был достаточно ветхим. Любой ветхий дом - это опасность для жизни, поэтому необходимо проводить техническую экспертизу на предмет износа несущих конструкций и кровли. Если это памятник или ЦСО, создается комиссия, которая определяет, что с ним следует делать: сносить или реставрировать. Вот у меня сейчас, например, лежит на подпись постановление о сносе дома и переселении из него жильцов по Кирова, 53, но я это постановление не одобрил, т.к., во-первых, он находится на заповедной улице, во-вторых, сам дом является охраняемым ценным средовым объектом.

- Сергей Иванович, помогите, пожалуйста, проследить цепочку от исследования состояния ЦСО до вынесения им вердикта.

- Как я уже сказал, создается комиссия, которая определяет состояние дома. А вообще вам подробно расскажет начальник Управления жилищных отношений мэрии Лилия Половодова - обратитесь к ней. Как раз она знает всю цепочку - как что снести и построить.

Ну, наконец-то я найду и услышу компетентного человека, который мне всё разъяснит. Однако Лилия Владимировна меня осаживает:

- Нет, мы этим не занимаемся. Обращайтесь в районные Администрации, так как такие вопросы решаются там.

- Но мне обещали, что вы поможете проследить всю цепочку, связанную со сносом ЦСО…

- Я вам ничем помочь не могу и не понимаю, почему Заколодкин рекомендовал вам меня.

Следуя совету, я отправляюсь в кабинет начальника Отдела строительства Администрации Ленинского района Владимира Азанина. Владимир Леонидович очень приветлив, и среди прочего показывает всякие интересные документы. Например, постановление, подписанное бывшим мэром А. Каменевым, где черным по белому написано, что для застройки крупной газовой компанией квартала близ пересечения Луначарского и Островского разрешено снести детский сад и пару домов, имеющих статус ЦСО. Из разговора с собеседником я понимаю, что заключения экспертных комиссий, исследовавших дома на ветхость, в данном случае тоже никому не требуются.

Так, нить опять обрывается. Так существует или нет в нашем городе какой-то порядок обращения с ЦСО, статус которых установлен решением гордумы?! Быть может, мне что-то скажут в самой думе?

Здесь прокомментировать ситуацию соглашается депутат Алексей Грибанов.

- Вы принимали этот документ в составе генплана г. Перми. Вам интересно, как он выполняется?

- Интересно, но для этого есть определенные службы. Я удивлен, куда смотрит архитектура и Чупраков. Это ведь они должны отвечать за историческое лицо города. Я сам лично против того, чтобы уничтожались ценные исторические объекты в нашем городе. Сейчас в проекте у городской Думы принятие нового закона - "Правила землепользования и застройки в г.Перми", где будут внесены уточнения и указаны все охраняемые зоны. Может быть, тогда… - и Алексей Анатольевич удалился по своим делам.

И совсем уже неожиданную позицию занял Областной центр охраны памятников, - федеральный орган, призванный следить за сохранностью нашего историко-архитектурного наследия.

- Да это вообще непонятный какой-то Перечень ЦСО насочиняли питерцы! - заявил заместитель директора ОЦОП Александр Киселёв, - Чем он определён, какими такими критериями? Непонятны нам эти критерии. Мы этот перечень всерьёз не воспринимаем.

Ну вот, приехали! Городская законодательная власть принимает документ в статусе закона, а некоторые чиновники имеют особое мнение и соблюдать закон не намерены. Снова звоню главному архитектору. Сергей Иванович смеется в трубку.

- Я же не Господь Бог, не знаю я, кто именно этим занимается, и где создаются эти комиссии по определению судьбы ЦСО. Со мной, например, никто этих вещей не согласовывал. И как происходит снос ЦСО, я не в курсе. Сейчас многие из таких домов принадлежат частным владельцам, и владелец имеет право делать так, как ему захочется. Есть еще много организаций, куда можно обратиться и поискать…

Мне уже надоело искать неизвестно кого. И почему надо искать того, кто решает, жить или умереть культурно-историческому облику города? Что это за фантом такой, наделенный столь разрушительным могуществом? И, вообще, существует ли он? Быть может, какой-нибудь безумный бульдозерист-одиночка вершит пермскую архитектурную политику, потому и не несут власти за него никакой ответственности?

Едва ли не еженедельно к нам поступают сведения о новых сносах ЦСО. У редакции нет возможности проводить полное обследование, но по нашим прикидкам, из принятого гордумой Перечня ценных средовых объектов уничтожено уже 10-20%. Не за горами 300-летие Перми. Будет ли к этому времени хоть намек на исторический облик, или трехсотлетний город будет взирать на нас пустыми стеклянными глазами с высоты пестрых многоэтажек? И душа города, неуловимо скользящая в маленьких улочках, среди невысоких купеческих и мещанских домиков, останется лишь на фотографиях?..

Яна Трапезникова
Размещено 04.01.2006

 

Вернуться назад На главную страницу сайта Поиск Добавить в избранное


[an error occurred while processing this directive]
 

 Главная / Наша газета / 2005 г. / №18(99)