Логотипы ПРПЦ и ПГП

 

ОБМАН И ВЛАСТЬ ИЛИ ПЛАЧ ПЕНСИОНЕРА О РУССКОМ ЯЗЫКЕ

 

Язык - система словесного выражения мыслей, обладающая определённым звуковым и грамматическим строем и служащая средством общения в человеческом обществе (толковый словарь русского языка, под ред. проф. Д. Н. Ушакова).

"Государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык" (ч.1 ст.68 Конституции РФ).

 

В любом государстве, для поддержания порядка и урегулирования общественных отношений, создаются законы. Закон - обязательная норма поведения. Для того чтобы закон стал общеобязательным, его текст должен быть понятен, а понимание - единообразным. Если при уяснении и применении закона игнорировать язык, на котором он излагается, то закон можно превратить в "дышло" (т.е. он потеряет свою общеобязательность). Во избежание этого во всех государствах есть государственные (официальные) языки. В России государственным языком является русский язык.

Статус русского языка как государственного означает его использование и применение во всех органах власти и местного самоуправления, при проведении референдумов и выборов, официальном опубликовании законов и других нормативных актов, в судопроизводстве, делопроизводстве и т.д. Это предполагает использование и применение его на всей территории Российской Федерации во всех официальных сферах, без специального на то указания.

Но это только теория. А что же происходит на практике? Как "сильные мира", кому народом доверена власть, считаются с государственным языком, с языком большей части населения России?

Наглядно это может продемонстрировать, уже проанализированная некоторыми юристами, недавняя ситуация1 с Федеральным законом "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21 июля 1997 года N 113-ФЗ.

Федеральный закон "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21 июля 1997 года №113-ФЗ (далее - Закон) был разработан в соответствии с Концепцией реформы системы пенсионного обеспечения в Российской Федерации. Он должен был решить проблему дифференциации размеров пенсий путём введения индивидуального коэффициента пенсионера (далее - ИКП), прекратив практику уравненного размера пенсий. Установив ИКП в размере 0,7, он должен был увеличить размер пенсии почти на 30%.

В Законе содержится два ограничения. Первым, постоянным ограничением является величина 1,2 для отношения среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране. Вторым, временным, является величина 0,7 для индивидуального коэффициента пенсионера. Это понимание Закона подтверждается и целым рядом документов, по реализации указанного Закона, принятых депутатами Государственной Думы2 (которыми Закон был принят).

Несмотря на понятность текста закона, на основе русского языка и юридических понятий, при исчислении ИКП органы пенсионного обеспечения стали применять 0,7 в качестве временного ограничения для отношения среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране. В результате этого, и без какой-либо правовой основы, с 1 февраля 1998 г. по 1 мая 2000 г., максимальный применяемый индивидуальный коэффициент пенсионера составлял 0,525, вместо 0,7. В результате этого многие пенсионеры недополучали до 25% пенсии, которую они должны были получать в соответствии с Законом. Сумма невыплаченной пенсии, для некоторых пенсионеров, за указанный период, составила примерно 5000 рублей.

"Хотели - как лучше, а получилось - как всегда".

Пенсионеры, понимая Закон на основе русского языка, увидели незаконность действий органов пенсионного обеспечения. Они, защищая своё право на получение пенсии в соответствии с законом, стали предъявлять иски к органам пенсионного обеспечения. Для некоторых пенсионеров, целью подачи иска было не получение денег, а признание обязательности соблюдения Закона. Кому-то из них отказывали в удовлетворении исковых требований, а кто-то выигрывал. Постепенно число выигранных дел росло. Казалось бы, Закон должен восторжествовать. Но представители исполнительной власти не хотели прекращать эту порочную практику и продолжали необоснованно занижать пенсии, т.е. нарушать закон.

Необоснованные занижения размеров пенсий, начисленных с применением ИКП, прекратились только после введения в действие с 1 мая 2000 г. Указа Президента РФ "Об отношении среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, применяемом при определении индивидуального коэффициента пенсионера" от 15 апреля 2000 г. №680. Этот Указ прямо предусматривал предельное учитываемое отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, применяемом при определении индивидуального коэффициента пенсионера в размере 0,8. В результате максимальный применяемый ИКП стал 0,6.

Почему при понятности смысла Закона его применение противоречило русскому языку и элементарной логике? Почему даже сейчас, пенсионеры не могут добиться справедливости?

Органы пенсионного обеспечения, нарушив положения Закона, для прикрытия своих действий, выдвинули версию о том, что в тексте закона содержится ошибка. Эта версия, используя сложившееся в обществе мнение о некомпетентности законодательных органов власти и несовершенство принимаемых ими законов, выглядела убедительной.

Всех стали убеждать, что в результате ошибки возможна неоднозначная трактовка отдельных положений Закона. Всех стали убеждать в том, что уяснять законы можно только на "юридическом языке", а не на основе русского языка. Для этого приводился довод о том, что в части 2 статьи 4 Закона используется слово "определённый", в смысловом значении равное придаточному предложению "которому дано определение". А так как данная норма закона отсылает нас к части 4 статьи 1 этого же Закона, где не содержится определения термина "индивидуальный коэффициент пенсионера", то значит 0,7 относится не к индивидуальному коэффициенту пенсионера, а к отношению среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране.

Но данная версия, об ошибке в Законе, не имеет ни какого основания. В законе, нет ни какой ошибки. Это подтверждается это целым рядом доказательств:

А) В Законе отсутствует филологическое "определение" - дефиниция - термина "индивидуальный коэффициент пенсионера". В Законе есть только способ вычисления величины "индивидуального коэффициента пенсионера".

Б) Используемые в Законе, слова от глагола "определить" имеют математическое смысловое значение и могут быть заменены словами от глаголов "высчитать", "вычислить", "исчислить".

В) Фраза части 2 статьи 4 Закона, по смыслу равна фразе: "При этом индивидуальный коэффициент пенсионера, который уже был вычислен с учётом части четвертой статьи 1 настоящего Федерального закона, который ограничивает учитываемое отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, устанавливается в размере 0,7". Это означает, что ИКП в соответствии с частью четвертой статьи 1 Закона, при максимальном стаже, может достигать величины 0,9 (ИКП = 75% x 1,2 = 75 / 100 x 1,2 = 0,75 x 1,2 = 0,9), временно устанавливается в размере 0,7.

Официально аргументируя версию об ошибке в Законе, 29 декабря 1999 года Минтруда РФ принимает Разъяснения "О применении ограничений, установленных Федеральным законом "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" № 5 (далее - Разъяснения). Трудно доказать то, чего нет. Но, можно, ввести в заблуждение, используя принципы построения обмана (которые используются опытными мошенниками) - говорить только нужные истины и выстроив их с необходимой логикой.

Для этого достаточно сравнить необходимые положения Закона и абзацы 5 - 7 Разъяснений:

Выдержки из Федерального закона "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21 июля 1997 года № 113-ФЗ Заключительные абзацы Разъяснения (абзацы 5,6 и 7)
Часть 2 статьи 1
"Индивидуальный коэффициент пенсионера определяется путем умножения размера пенсии в процентах, полагающегося в зависимости от продолжительности трудового стажа, на отношение среднемесячного заработка за установленный период, из которого исчисляется пенсия, к среднемесячной заработной плате в стране за тот же период".

Часть 4 статьи 1
"При определении индивидуального коэффициента пенсионера отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране учитывается в размере не свыше 1,2 независимо от основания назначения пенсии".

"Статья 4.
Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 февраля 1998 года.
При этом индивидуальный коэффициент пенсионера, определенный частью четвертой статьи 1 настоящего Федерального закона, ограничивающий отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, устанавливается в размере 0,7.
Размер указанного коэффициента на последующий период и сроки его действия устанавливаются федеральным законом, проект которого рассматривается одновременно с проектом федерального закона о бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на очередной финансовый год".
"Часть четвертая статьи 1 Закона, на которую сделана отсылка в части второй статьи 4 Закона как на определяющую, какой именно индивидуальный коэффициент пенсионера, из упоминаемых в Законе, устанавливается с 1 февраля 1998 года в размере 0,7, предусматривает, что отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране учитывается в размере не свыше 1,2.
На основании этой отсылки, а также в связи с прямым указанием в части второй статьи 4 Закона на то, что индивидуальный коэффициент пенсионера, устанавливаемый с 1 февраля 1998 года в размере 0,7, определяется только федеральным законом и ограничивает отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, временное ограничение в размере 0,7 применяется в совокупности с постоянно действующим ограничением в размере не свыше 1,2 к результату, получаемому при делении среднемесячного заработка пенсионера на среднемесячную заработную плату в стране в виде обычного числа (целого или дробного).
Оснований для распространения ограничения в размере 0,7 на величину индивидуального коэффициента пенсионера, исчисляемого в соответствии со статьей 1 Закона в процентах персонально для каждого пенсионера расчетным путем исходя из продолжительности трудового стажа и размера заработной платы, который применяется для определения размера его пенсии в рублях, не имеется".

Сравнив приведённый текст Разъяснения с выдержками из самого Закона, становится видно, что:

А) в абзаце 5 Разъяснения говорится о каких-то различных ИКП ("...из упоминаемых в Законе") при этом умышленно умалчивается о самом начале фразы в части 4 статьи 1: "При определении индивидуального коэффициента пенсионера…", так как это позволяет полностью исказить смысл данной нормы закона;

Б) в абзаце 6 Разъяснения ссылаясь на уже искажённое в абзаце 5 понимание отсылочной нормы и целой "свалки", из содержания всей статьи 4 Закона, под видом "прямого указания в части второй статьи 4", опять искажают содержание Закона и логику его построения. Но всё это создаёт ложные логические построения;

В) в результате всех этих искажений и ложных логических построений, в абзаце 7 Разъяснения делается вывод о том, что оснований для распространения ограничений в размере 0,7 на величину ИКП не имеется;

ВЫВОД:
Разъяснения не поясняют Закон, а искажают его смысл. Они игнорируют смысловое содержание Закона, выраженное на основе государственного языка России - русского языка. Они, противоречат известным любому юристу приёмам уяснения юридических норм. Разъяснения "прикрывают" уже допущенные нарушения Закона, применяя приёмы используемые мошенниками.

Отметим ещё некоторые абсурдные стороны в ситуации с Законом, которые возникают из-за позиции органов пенсионного обеспечения:

1) Закон сам по себе невозможно перевести на другие языки с изложением его содержания согласно трактовке его органами пенсионного обеспечения. Это связано с тем, что при переводе с одного языка на другой язык необходимо обязательное сохранение смыслового содержания переводимого текста.

2) Разъяснение Закона органами пенсионного обеспечения создаёт ситуацию, когда Указ Президента РФ (от 15 апреля 2000 г. №680) понимается как противоречащий прямому указанию ч.3 ст.4 Закона, и чего не должно происходить в соответствии с Конституцией. Но, несмотря на это, органы пенсионного обеспечения, для подтверждения своего понимания Закона, ссылаются на этот Указ.

Если же понимать Закон на основе русского языка (т.е. когда 0,7 относится к ИКП), то Указы Президента могут соответствовать Закону в силу формулировки части 4 статьи 1 ("…отношение среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране учитывается в размере не свыше 1,2"). Объясняется это тем, что Закон указывает только верхние границы учитываемого отношения среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране, но не говорит о том, может или нет федеральная исполнительная власть (Президент, Правительство) устанавливать временные ограничения в пределах этих границ.

Пытаясь отменить Разъяснения и добиться справедливости, пенсионеры обратились с жалобами в Верховный Суд РФ. Рассмотрев обращение пенсионеров, Верховный Суд РФ в решении от 24 апреля 2000 г. №ГКПИ 2000-150, 156, 162, 209, указывает:

"анализ приведённых положений Закона определённо свидетельствует о том, что правовое значение термина "индивидуальный коэффициент пенсионера", приведённого в статье 1 Закона, не тождественно термину "индивидуальный коэффициент пенсионера", использованному в статье 4 Закона";

"правовых оснований для признания Разъяснения незаконным и не подлежащим применению со дня его принятия не имеется".

При ознакомлении с этим решением суда становится видно, что оно, к большому сожалению пенсионеров, основано на понимании Закона на основе Разъяснений, а не на понимании Закона на основе русского языка.

Довод, который органы пенсионного обеспечения приводили в свою пользу в суде, о том, что ИКП выражается числом в процентах, вполне может быть опровергнут. Опровергается этот довод тем, что при умножении число измеряемое в процентах можно представить в виде обычного числа, так как процент - это сотая доля числа. И соответственно в результате произведения получается обычное число. Поэтому часть 2 статьи 4 Закона и органы пенсионного обеспечения (в справках и иных документах) выражают ИКП простым числом. В ином случае, если бы мы следовали логике Разъяснения, пенсию пришлось бы выплачивать в проценто-рублях (но в России пока ещё нет такой денежной единицы).

Указанное выше решение Верховного Суда РФ в дальнейшем было подтверждено определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 25 мая 2000 г. №КАС 00-211, и постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 3 августа 2000 г. № 108пв-2000.

На основании выше изложенного, можно делать множество довольно неприятных выводов и задавать вопросов о ситуации в правовой сфере России, но зададим только два вопроса: Когда же гражданам РФ позволят понимать законы, затрагивающие их права, на основе русского языка? Неужели скоро в России никого не удивит, если некоторые представители власти будут разъяснять (а необходимые аргументы они подберут) фразу отрицающую казнь: "казнить нельзя, помиловать", как фразу отрицающую возможность помилования: "казнить, нельзя помиловать"?

Беляев Сергей Семёнович,
юрист Соликамского отделения ПРПЦ

P.S.: Ситуация с Федеральным законом "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21 июля 1997 года №113-ФЗ показала дисбаланс ветвей власти в России.

Заинтересовавшимся советуем, дополнительно к тем документам уже приведённым в данной статье, ознакомиться с:
- Постановление Конституционного Суда РФ от 17.11.97 №17-П
- Решением Верховного Суда РФ от 12.02.98 №ГКПИ 98-4


Сайт создан в рамках программы "Интернет для регионов - 2000, 2001" при финансовой поддержке Межрегионального фонда "За гражданское общество".
Designed by VNV