О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

Газета "Личное дело"

№11(110),
Декабрь 2006

Единственное уникальное фото сжигания 48-тонной ступени ракеты СС-24 на НИИ ПМ сделано 17 июня 2004 года с противоположного берега Камы

Главная / "Личное Дело" / Оглавление №11, 2006 г.

ЭКСПЕРТИЗА

Исследования и фокусы от профессора Зайцевой

В дискуссии о идущем в Перми незаконном сжигании ракет в последнее время все больше затрагиваются правовые и экономические аспекты проблемы. И как-то благополучно сведен на нет один из самых острых экологических моментов - тема диоксиновой угрозы. На мой взгляд, сведен на нет совершенно преждевременно, что я попытаюсь доказать.

Точку на диоксиновой теме власти попытались поставить на летних общественных слушаниях по проблеме утилизации (сжигания) межконтинентальных твердотопливных ракет посредством "диоксинового" доклада на них профессора Нины Зайцевой. Поэтому этот доклад заслуживает того, чтобы присмотреться к нему повнимательнее.

Содержание доклада, в основном, совпадало с тем отчетом, который имеется в Протоколе заседания рабочей группы по подготовке публичных слушаний. Но выступление очень выигрывало в сравнении с отчетом благодаря прекрасному "дикторскому" голосу Нины Владимировны, способному оживить самый сухой текст. Впрочем, тема выступления - "Мониторинг диоксиновой нагрузки (по биосредам населения)" очень интересовала публику, потому что наконец-то должен был пролиться свет на вопрос о возможном отравлении жителей Перми этими ядовитыми веществами. Надо пояснить, что "биосреды", о которых шла речь в докладе, это грудное женское молоко. Содержание в нем диоксинов служило индикатором количества диоксинов, поступающих из окружающей среды в организм человека, и, следовательно, уровня загрязненности диоксинами самой окружающей среды. Заказчик исследования - не районная и не городская власть, а Пермский завод "Машиностроитель", головное предприятие в программе утилизации.

Примерно половину отчета (и сравнимую часть доклада) занимало "Введение". В нем были представлены важные сведения о диоксинах, такие как: "Диоксин - один из самых коварных ядов, известных человечеству…". Что же, услышать это лишний раз, конечно, не вредно. Но если вы узнаете об этом впервые и сожалеете, что не слышали всего доклада и не имеете копии упомянутого Протокола заседания, не огорчайтесь: с этим и другими поучительными сведениями вы можете познакомиться в доступном через Интернет обзоре известного специалиста А.А. Шелепчикова (http://dioxin.ru/history/dioxin-info.htm). Сравнение "Введения" доклада Зайцевой и обзора Шелепчикова показывает, что большая часть первого является на удивление точной цитатой из второго.

За ней следовала "Основная часть", рассказывающая, во-первых, об отборе проб грудного молока, который выполнялся в руководимом профессором Зайцевой Институте детской экопатологии, и, во-вторых, об анализе полученных двух смешанных проб молока - из Кировского и Индустриального районов, - сделанном в Башкирском республиканском научно-исследовательском экологическом центре. "Основная часть", содержащая множество технических подробностей, была бы уместна на научной конференции, на публичных же слушаниях ее смело можно было пропустить. Однако она, видимо, послужила увеличению словесной массы, положенной на чашу весов "партии" сжигания. Сухомолочный же остаток всего исследования, представленный в "Заключении", гласил, что "между районом исследования (Кировским) и контрольным районом (Индустриальным) нет достоверных различий по уровням накопления диоксинов… в грудном молоке", а также, что этот уровень "можно считать средним" для промышленных городов России.

Итак, оснований для беспокойства, по крайней мере, пока - нет? Нам хотелось бы сделать по этому поводу некоторые замечания.

Кировский район довольно велик, и только часть его - Закамск - непосредственно примыкает к стенам предприятий, участвующих в программе утилизации. Однако все исследованные женщины-доноры молока проживали в микрорайоне Водники, который значительно, в среднем на 12 километров, удален от ракетного полигона. Почему выбор был сделан профессором Зайцевой именно таким образом?

Почему исследователями не было предпринято попытки создать испытуемую группу из женщин-работниц упомянутых предприятий, явно входящих в вероятную группу риска?

Почему не принято во внимание существование в зоне влияния ракетного полигона подсобных хозяйств, в особенности, тех, где держат молочный скот? Ведь, как справедливо утверждала сама Нина Владимировна, основную часть диоксинов люди получают с продуктами питания. Следовательно, люди, питающиеся продуктами, выращенными на земле, примыкающей к ракетному полигону (а к ним относятся, кстати, и жители деревень с противоположного, левого берега Камы), составляют другую вероятную группу риска, на которую в первую очередь должен был обратить внимание исследователь. Почему этого не произошло?

Понятно, что ответ на почти все "почему", - сделано то, на что хватило средств, сил и времени.

Так давайте осознаем, что пока общественности предложено единичное измерение, которое, по существу, не связано с обсуждаемой программой утилизации ракет. И это, отвечая на вопросы, признала и сама Зайцева, заявив, что исследование не отражает всю ситуацию.

И самый, пожалуй, интересный момент. В одном пункте выступление профессора Зайцевой отличалось от уже упоминавшегося отчета, и об этом надо рассказать. Говоря об уровне накопления диоксинов в грудном молоке, Зайцева во всеуслышание привела цифру, почему-то как итоговую, отражающую содержание только одного диоксина. А не суммы одинаково действующих диоксинов, фуранов и бифенилов в диоксиновом эквиваленте (ДЭ). Поэтому вместо примерно 17 пикограмм (пг) диоксиноподобных веществ в ДЭ на грамм молочного жира, приведенной в табл. 9 печатного отчета, на слушаниях от Зайцевой прозвучала в 10 раз меньшая величина - 1,7 пг. Допустимо ли, добросовестно ли вносить в объявляемый результат исследования заведомое искажение? Ответ очевиден.

А понадобилась эта подмена, видимо, затем, чтобы, во-первых, "успокоить общественность" и, во-вторых, поставить под сомнение компетентность "экологической стороны". Дело в том, что выступавший несколько ранее Зайцевой автор данной заметки привлек внимание участников слушаний к факту более чем трехкратного превышения в грудном молоке пермских женщин предельно допустимой концентрации (ПДК) диоксиноподобных веществ. ПДК эти составляют, как известно, 5,2 пг на грамм молочного жира. Замена 17 пг на 1,7 пг превратила 3 ПДК в 1/3 ПДК, положение неудовлетворительное - в удовлетворительное. [1] И если такие "фокусы" делают на наших глазах, то что же могут делать, когда мы не видим?

Еще на слушаниях, сразу после доклада Зайцевой, я подошел к ней и попросил ее прокомментировать свое наблюдение. Ответ был неожиданным и резким. Нина Владимировна предложила… спорить в суде!

В конце выступления и при ответах залу профессор Зайцева высказалась в том духе, что "сделаны первые шаги" и работа должна быть продолжена. Тут нельзя не согласиться. Надо только пожелать, чтобы будущее исследование, кто бы его ни проводил, было добросовестным и не вызывало никаких недоуменных вопросов.

 

Алексей Горбунов,
кандидат химических наук, участник общественной экологической экспертизы проектов утилизации ракет

Написать автору

Алексей Горбунов

[1] То, что подобные количества диоксинов обнаружены не только в Перми, во всяком случае - не повод для успокоенности. (вернуться)

Главная / "Личное Дело" / Оглавление №11, 2006 г.

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]