О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

Газета "Личное дело"

№1(111),
Январь 2007

На снимке: периодически на Пермь накатывают волнами люли - таджикские цыгане. Фото Романа Юшкова

Главная / "Личное Дело" / Оглавление №1, 2007 г.

ФАКТ

Пермь мигрантская

Одной из постоянно и весьма горячо обсуждаемых жителями Пермского края тем являются едущие к нам мигранты. При этом информация на эту тему рассеяна по разным источникам, часто противоречива, что становится причиной многих мифов. Сегодня у нас появилась возможность обратиться к достаточно авторитетному источнику: Михаил Плаксин, доцент ПГУ, руководитель Пермского антифашистского центра подготовил соответствующий доклад по заказу Фонда "За гражданское общество". Выдержки из него мы предлагаем вниманию читателей.

Причина нарастающего потока мигрантов в Пермский край - не только очевидная сравнительная дешевизна их труда, но и все более явный недостаток в нашем регионе квалифицированной рабочей силы (вследствие развала профтехучилищ и всей системы подготовки кадров) и банальное пьянство местных рабочих. Пермским предпринимателям приходится идти даже на дополнительные затраты на обучение гастарбайтеров, лишь бы обеспечить необходимую дисциплину и ритмичность своего производства. Одна крупная строительная фирма завезла себе бригаду из 12 корейских рабочих и выплачивала им более чем приличную зарплату: 20 тысяч рублей - даже на такую зарплату местных каменщиков найти не удалось. Добрянские лесозаготовители завозят механизаторов с Украины, лишь бы избежать традиционного недельного запоя местных работников после получки. По аналогичной причине директор мясокомбината в Чайковском привез на ферму по выращиванию скота пятерых узбеков, поскольку обеспечить ее нормальную работу силами местных жителей оказалось невозможно.

Труд мигрантов чаще всего используется в лесной и деревообрабатывающей промышленности, строительстве, торговле, обслуживании. Просматривается этническая специализация: турки - строительство крупных торговых центров, китайцы - рынок, таджики - рынок, тяжелые строительные работы, бытовое обслуживание (например, ремонт обуви), украинцы делятся примерно поровну между лесозаготовками, прокладкой газопроводов (объекты "Укргазсервиса") и работой водителями, киргизы и узбеки - торговля и общественное питание, армяне - строители, связисты, водители, азербайджанцы - торговля и бытовое обслуживание, вьетнамцы - торговля на Центральном рынке, корейцы - лесная промышленность, сербы и черногорцы - ремонт и отделка здания фабрики Гознака.

Одной из причин значительной легализации гастарбайтеров стала крупная программа дорожного строительства, реализуемая в крае с 2005 года. Большие объемы работ позволили, с одной стороны, привлечь в эту отрасль дополнительную рабочую силу, с другой - потребовали ее легализации, поскольку дорожные работы находятся, как правило, под слишком уж пристальным вниманием властей и прессы. В этих условиях привлечение нелегалов становится рискованным.

Однако обычным приемом, используемым фирмами - нанимателями гастарбайтеров, является занижение реального числа привлекаемых работников. Фирма получает официальное разрешение на трудоустройство 10 человек, а реально нанимает 60. Проконтролировать это весьма сложно, а при работе в отдаленных районах края практически невозможно.

Положение гастарбайтеров-нелегалов на мелких предприятиях часто очень тяжелое. Обратиться за защитой своих прав к властям они не могут, поскольку сами являются нарушителями закона. У многих из них отнимают паспорта, откладывают выплату зарплаты на неопределенный срок, заставляя работать за еду и жилье. Люди живут в ужасных антисанитарных условиях, не имея нормального быта, возможности приготовить пищу и т.д. В самом тяжелом положении оказываются приезжие из Средней Азии. К правозащитным организациям они также не обращаются, поскольку плохо знают язык и часто вообще не имеют понятия, что это за структуры.

Кто же к нам чаще едет? Таджики (около 17%), узбеки (14%), украинцы (13%), азербайджанцы (10%), остальных - меньше по убывающей. Как правило, едут уже не на голое место, а к своим уже устроившимся землякам, сообщившим, где и как здесь можно работать и жить. При этом около 64% оседают в самой Перми, в разные районы края направляются ручейки, несущие не более 5% всего потока.

Дать абсолютные цифры по находящимся в регионе мигрантам трудно. Официально на территории области их находится около 30 тысяч. По оценкам миграционной службы, помимо легальных мигрантов на территорию проникает примерно такое же число нелегальных. Затрудняет подсчеты и то, что приезжие обязаны зарегистрировать свое прибытие на территорию, но никто не регистрирует их отъезд. Так или иначе, число официально привлекаемой в Прикамье рабочей силы, по которой есть статистика, быстро растет. Если в 2001 году иностранцам было официально предоставлено 243 рабочих места, то в 2005-м - уже 4093. Быстро увеличивается и число организаций, предоставляющих рабочие места иностранцам. Растет и количество депортаций иностранцев за нарушение административного законодательства. Кстати, оплата расходов на депортацию производится примерно в следующем соотношении: 30% за счет бюджета, 70% - за счет самих депортируемых, их работодателей или диаспор.

Администрация области официально провозгласила курс на привлечение иностранной рабочей силы. Из общего курса краевой администрации единственное неофициальное исключение делается для китайцев. Их численность "придерживается" на уровне 400-500 легальных мигрантов (примерно столько же нелегалов). Отдел по делам миграции областного ГУВД регулярно отказывает в разрешении на работу тысячам китайских торговцев. Власть склонна увеличить численность китайцев при наличии масштабного бизнес-проекта. Таковым должен был стать новый большой оптовый китайский рынок в Камской долине, что означало бы увеличение китайской общины примерно в 30 раз. Однако пока этот проект отложен. Следует заметить, что идея ограничения численности китайцев поддерживается населением. Ни одна другая диаспора не воспринимается как "угроза существованию". Пермяки могут не любить таджиков, "вешать" на них распространение наркотиков, но ни у кого не возникает мысли о том, что Таджикистан может в будущем поглотить Россию. Китай же воспринимается именно как "поглотитель".

По материалам издания "Мониторинг дискриминации
и национал-экстремизма в России", Москва, 2006

Главная / "Личное Дело" / Оглавление №1, 2007 г.

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]