О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№2(002),
Июль 2007

Приложение
Пермского регионального
правозащитного центра
к газете "Личное дело"

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №2, 2007

ПРОБЛЕМА

Кому нужны «чужие» зэки?

В докладе «О социально-экономическом и политическом положении Пермского края» губернатор края О.А. Чиркунов ставит перед органами исполнительной власти региона задачу по сокращению числа иногородних лиц, отбывающих наказание в Пермском крае. Руководство системы исполнения наказаний на территории Пермского края отрицает связь между огромным количеством освобождающихся граждан (Пермский край один из российских лидеров по количеству пенитенциарных учреждений, ежегодно из них освобождается 8–10 тысяч человек), в том числе граждан осужденных судами других российских регионов, транзитом следующих или оседающих на территории края, и ростом преступности, в том числе повторной. Для нас же, сотрудников Пермского регионального правозащитного центра, такая связь достаточно давно является очевидной.

Уже более 10 лет Пермский региональный правозащитный центр осуществляет гражданский контроль исправительных учреждений и ведет просветительскую, в том числе и юридическую, работу с осужденными. В продолжение последних пяти лет количество пермяков, осужденных к лишению свободы, существенно возросло. А в 2006 году увеличилось и количество направленных в Пермскую область осужденных из других регионов России (на 15,1% по сравнению с 2005 г.), в настоящее время практически каждый четвертый осужденный – из другого региона. Соответственно, в продолжение последних трех лет не уменьшается количество устных и письменных жалоб на незаконное направление для отбывания наказания из центральных регионов России в исправительные учреждения нашего региона.

Большинство подобных обращений поступает из колоний Чердынского района, расположенных в поселках Ныроб, Валай, Кушмангорт. Конечно же, граждане, проживающие в Московской, Брянской, Нижненовгородской областях, Краснодарском крае вправе и обязаны отбывать наказание в своем регионе, в котором чаще всего имеются исправительные учреждения соответствующего вида режима. Однако в связи с переполненностью местных колоний и вопреки ст. 73 УИК РФ и Приказу Минюста России от 30.03.2004 г. «Об утверждении Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое» осужденные направляются не в ближайшие исправительные учреждения, расположенные на территории данного или ближайшего региона России, а в максимально удаленные. Таким образом, ГУ ФСИН России допускает нарушение прав осужденных граждан (в частности право человека на уважение его личной и семейной жизни) еще на стадии их направления для отбывания наказания.

Производным от указанного является и нарушение уголовно-исполнительного законодательства при отказе перевода осужденных в регион места их жительства со ссылкой на статью 81 УИК РФ, которая ограничительно толкуется службой исполнения наказаний. Позиция ГУ ФСИН России такова: осужденный должен отбывать наказание в одном исправительном учреждении. Однако в данном случае не учитывается, что это правило применяется при отсутствии иных исключительных обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 81 УИК РФ. Перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одной колонии в другую того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Причем перечень исключительных обстоятельств является открытым. К сожалению, ни одно из указываемых осужденными обстоятельств исключительным на практике не признается.

Ходатайства о переводе Главным управлением ФСИН России по Пермскому краю рассматриваются формально, так как полномочий для перевода региональное управление не имеет, а перевод осужденного за пределы одного региона входит в компетенцию ФСИН России. Какой же результат дает обращение к начальнику ФСИН России? Все ходатайства осужденных с просьбой о переводе рассматриваются начальником бюро спецучета В.С. Гойса и разрешаются примерно сходным образом: просьба о переводе оставляется без удовлетворения на основании ст. 81 УИК РФ и в связи с отсутствием исключительных обстоятельств, которые могут быть основанием для перевода. Таким образом, осужденный, однажды направленный для отбывания наказания с нарушением закона, уже не имеет фактической возможности вернуться в свой регион.

Именно в связи с осознанием данной неразрешимой проблемы в 2006 г. Правозащитный центр инициировал в Замоскворецком районном суде г. Москвы три судебных процесса, связанных с обжалованием и признанием незаконным отказа ФСИН России в переводе осужденных в свой регион проживания. В марте 2007 г. федеральным судьей Замоскворецкого районного суда Л.В. Лобовой решения ФСИН были признаны обоснованными и оставлены без изменения по причине отсутствия возможности размещения осужденных в собственном регионе и по причине направления одного из осужденных в Пермский край на основании персонального наряда оперативного управления ФСИН России. С вынесенными решениями как заявители, так и Правозащитный центр не согласились, что послужило причиной их обжалования. Разве может беззаконие быть оправдано целесообразностью?

Думается, что именно в связи с активной судебной защитой осужденными своих прав государство решило узаконить существующую не основанную на праве практику отдаления осужденных от своих родственников, разрыва их социальных связей, в том числе и полезных, ограничения возможностей получения передач и свиданий. 28 июня 2006 г. в Государственную Думу Российской Федерации депутатом комитета по безопасности С.Н. Абельцевым был внесен законопроект о внесении в ст. 73 УИК РФ изменений, допускающих направление осужденных для отбывания наказания в пределах территории всей Российской Федерации. В настоящий момент законопроект находится на рассмотрении Совета Федерации.

Понимают ли представители законодательной власти, что принятием этого законопроекта они значительно ужесточают условия отбывания наказания? Ведь реализация права на свидания осужденного с близкими людьми и раньше часто зависела, а теперь в особенности, от отдаленности исправительного учреждения и, соответственно, от территориальной и инфраструктурной доступности и возможности семейного бюджета.

Законодатели – возможно, неумышленно – снижают естественные возможности контроля родственников за местами лишения свободы. Любое независимое суждение, любая критика установленных порядков могут быть истолкованы администрацией учреждения как повод для перевода осужденного гражданина в другую колонию, где контакты с близкими людьми будут прерваны. Одна из заметных черт современного законодателя – отсутствие прогностичности при проектировании законов. Между тем в случае принятия этого проекта закона можно предвидеть рост напряженности в исправительных учреждениях. Наконец, этот проект противоречит международным стандартам правоприменения.

Нетрудно также заметить, что мнение губернатора края об одном из направлений обеспечения безопасности региона явно расходится с мнением комитета Государственной Думы РФ по безопасности. Должны сказать, увы, именно это последнее не основанное на современных реалиях суждение воплотилось в проекте и вот–вот станет законом.

Мария Гащенко

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №2, 2007

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]