О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№3(003),
Август 2007

Приложение
Пермского регионального
правозащитного центра
к газете "Личное дело"

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2007

НАШИ ИССЛЕДОВАНИЯ

«Злобный ювелир поработал ножичком…»

В течение первого полугодия 2007 года Пермский региональный правозащитный центр проводил исследование специальных телепередач криминальной направленности на предмет присутствия в них так называемого языка вражды. К исследованию были подключены эксперты – доцент кафедры психологии Пермского классического госуниверситета Елена Стерлигова и психолингвист, кандидат психологических наук того же университета Ольга Кильченко. Экспертный анализ был проведен с целью построения психологических портретов телепрограмм, выявления их позитивных и негативных аспектов, существенных для восприятия телезрителей. Анализировались передачи пермского телевидения «Дежурная часть» («Вести-Пермь»), «Вызов 02» (ТК «Рифей»), «Час пик» (ТК «УралинформТВ»).

Необходимость такого исследования для защиты прав человека вызвана тем, что телевидение становится одним из источников формирования агрессии в обществе. Опасным для психического здоровья телезрителей были признаны: подчеркивание негативных аспектов реальности, демонстрация социально-патологических форм поведения, эксплуатация шоковых, эмоционально воздействующих подробностей криминальных событий (показ тяжких телесных повреждений, деталей трупа и т.п.). Эксперты пришли к заключению, что отрицательным последствием такого рода передач могут быть депрессивные расстройства или очерствение, притупление эмоциональных и нравственных качеств личности.

К сожалению, местные телеканалы, особенно городской канал «Рифей-Пермь», показывают невысокий профессионализм и зачастую просто безграмотность ведущих так называемых «милицейских» программ. Недостатки компенсируются излишней эмоциональностью и «красочным» видеорядом. Видеосъемка работы милиции на месте преступления, показы трупов и орудий убийств со словесным сопровождением корреспондента, а затем подробными комментариями увечий вызывают различные реакции у зрителей подобных передач. У одних интерес и любопытство к извращениям, у других – страх и боязнь людей.

В передачах зачастую нет единого стиля текста. В то же время передачи насыщены оценочными эпитетами, излишне эмоционально окрашены, содержат большое количество деталей преступления и подробностей убийства. Например, в течение 60 секунд в закадровом комментарии одного из сюжетов прозвучало: «…вероятно, животное (имеется в виду преступник. – Прим. ред.) прошлось по кровавой луже», «Неизвестный мясник оставил большое пятно бурого цвета», «…кровавые брызги красноречиво свидетельствовали, что в доме творилось нечто ужасное», «…даже на гантелях отпечатались следы разыгравшейся бойни», «…когда доставали тело, зрелище было не для слабонервных», «…над убитым вдоволь потешились», «Злобный фантазер ювелирно поработал ножичком в области гениталий несчастного». Последние фразы вызывают сложные ассоциации, так как потешаться – это смеяться над кем-то, скорее и чаще незлобно. Как можно потешаться над убитым?

При внимательном просмотре телепередач не могут не вызывать недоумение некоторые диалоги корреспондентов с участниками передачи. Так, приведем для примера диалог ведущей с девушкой, подозреваемой в жестоком убийстве. Здесь можно обнаружить явное подыгрывание корреспондента задержанной:

Подозреваемая: Я уникальный человек… я индивидуально работаю.
Корр.: Да, работу вашу я видела (имеется в виду изувеченное тело пострадавшего).
Подозреваемая: Что, впечатляет, да?
Корр.: Ой, впечатлила-а-а.
Подозреваемая: Обалдеть. Слушайте, я единственное, что боюсь, как бы во вкус не войти.
Корр.: А вот как не войти?
Подозреваемая: А фиг его знает.

В результате проведенной экспертизы представленных видеоматериалов были выявлены следующие тенденции:

1. Разноречивость комментариев одного и того же освещаемого события, невнимание к подтексту, речевым намерениям, что провоцирует появление смысловой неоднозначности в представлении события.

2. Увлечение профессиональной терминологией (в частности юридической), значительно затрудняющее восприятие информации. Чрезмерное освещение подробностей совершенных преступлений (детальное описание нанесенных повреждений, факта нападения), что может быть воспринято как угрожающее либо разжигающее нездоровый интерес.

3. Неоправданное использование приема иронии в случае описания лиц, совершивших преступления (в особенности тяжкие), а также пострадавших лиц, что может приводить к снижению социальной значимости обсуждаемой проблемы, деформации социальных оценок.

Материалы исследования в дальнейшем будут опубликованы.

Жанна Вострокнутова

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2007

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]