О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№3(003),
Август 2007

«У нас нет цели – взять и ликвидировать все НКО…»

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2007

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«У нас нет цели – взять и ликвидировать все НКО…»

В начале августа Управление Росрегистрации по Пермскому краю опубликовало пресс-релиз об итогах проверок некоммерческих организаций за первое полугодие 2007 года. В сообщении сплошь статистические показатели: «оформлено 74 протокола об административных правонарушениях», «направлено в судебные органы 86 исковых заявлений». Редакции «За человека» стало интересно, что скрывается за бюрократическим языком и сухими цифрами, тем более что проверки НКО сами по себе – новшество этого года, воспринятое «третьим сектором» как ужесточение контроля государства. Мы беседуем со Светланой Эдуардовной Самархановой, начальником отдела по контролю за деятельностью некоммерческих организаций Управления Федеральной регистрационной службы (УФРС) по Пермскому краю.

– Правильно ли я понимаю, что все 86 исковых заявлений, о которых говорится в пресс-релизе, о ликвидации НКО?

– Совершенно верно. Во всех 86 исках мы требовали прекратить деятельность некоммерческих организаций. Скажу больше – все они были удовлетворены судами. Причем первоотозвали после того, как руководители НКО предоставили документы, которыми подтверждали деятельность своей организации.

– 86 – это огромная цифра для «третьего сектора» региона. Для этого должны были быть очень серьезные основания.

– 86 – это не много и не мало, особенно если учесть, что согласно реестру в крае зарегистрировано более 4000 НКО. Почему мы настаиваем на ликвидации конкретных организаций? Мы осуществляем государственную функцию по соблюдению НКО закона «Об НКО», поэтому если мы видим, что закон нарушается, то всего лишь принимаем меры. Не более того. В деятельность НКО мы не вмешиваемся ни в коем случае. Основанием для большей части исков стало неоднократное непредоставление организацией отчета. К примеру, организация не сообщает о себе несколько лет. Мы высылаем ей предупреждение, а она игнорирует. Как правило, это организации-однодневки, созданные на время для извлечения собственной выгоды. Другое основание – если НКО не реагирует на предупреждение, вынесенное ей в результате проверки. В течение одного месяца НКО должна устранить нарушения, иначе появляется основание для ее ликвидации. Необходимо отметить, что многие (а, может быть, большинство) организаций не действуют, а просто занимают строчку в реестре юридических лиц. Активность некоммерческих организаций часто заканчивается на стадии регистрации.

– Вы хотите сказать, что из-за отсутствия одной бумажки можно взять и закрыть реально действующую, приносящую массу пользы для общества организацию? И насколько обоснованно ваше требование запросить этот список?

– Мы можем запросить все, что соответствует закону, чтобы утвердиться в реальности организации. Но ничего сверх мы запрашивать не будем…

– Проблема в том, что закон не содержит полного перечня документов, фактически он неограничен. Вот вы ведь можете потребовать у руководителя досуговой НКО сценарий концерта?

– Почему нет? И его тоже. Но не потребовать, а попросить. Ведь сценарий концерта будет подтверждать соответствие или несоответствие деятельности НКО положениям ее устава – что от нас и требуется. Если в уставе, к примеру, написано об ежегодном общем собрании членов, то наши специалисты вправе ознакомиться с протоколом этого собрания и со списком участников. Иногда нарушения могут носить неустранимый характер – ведь список мог, в конце концов, потеряться. Что тогда? В этом случае мы ждем от организации как минимум объяснения факта отсутствия документа, признания совершенного нарушения. У нас нет цели ликвидировать некоммерческую организацию, мы всего лишь хотим, чтобы все было по закону. Всякий раз, когда мы инициируем ликвидацию НКО, мы должны быть абсолютно уверены в своем решении. Иначе имидж Управления может серьезно пострадать.

– А что уже страдал?

– Нет. Ни одного случая иска против нас. Было только два обжалования наших решений от региональных отделений политических партий, но и они не были удовлетворены судами. Я еще раз подчеркну, мы совершенно уверены, когда пишем иск. О нашей уверенности говорит еще и то, что в последнее время мы перестали выходить в процесс. Теперь мы стараемся ограничиться письменным заявлением в суд о рассмотрении дела без нашего участия.

– Вы можете назвать пару-тройку ликвидированных в этом полугодии организаций?

– К сожалению, это конфиденциальная информация. Ее могут получить только правоохранительные органы в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством РФ. Кстати, сведения о зарегистрированных и ликвидированных юридических лицах содержатся в Едином государственном реестре, доступном для всех граждан и юридических лиц. Реестр ведет Федеральная налоговая служба.

– Дела о прекращении деятельности НКО рассматривают районные суды?

– Да, это их компетенция. Правда, если НКО имеет статус межрегиональной или общероссийской, тогда подаем иск в краевой суд. Дела об административных правонарушениях рассматривают мировые суды.

– Какие административные правонарушения наиболее часто совершают НКО?

– 73 из 74 протоколов касались непредоставления сведений о смене юридического адреса, о смене руководителя и его паспортных данных, один протокол – за невыполнение в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего контроль. Надо сказать, что мировые судьи, как правило, ограничиваются крайне мягким наказанием – выносят устное замечание, вместо того, чтобы назначить положенный за нарушение штраф. Обычно такие решения принимаются в небольших городках Пермского края, там, где все друг друга знают.

– За что можно приостановить деятельность некоммерческой организации? Чьи это полномочия?

– ФРС вправе приостановить деятельность общественной организации на срок до шести месяцев на основании представления. Представление выносится по результатам проверки организации в случае нарушения общественным объединением Конституции РФ, законодательства РФ, в случае совершения действий, противоречащих уставным целям. У руководителя организации есть срок для устранения нарушений – не менее одного месяца.

– Приведите пример…

– К примеру, общественная организация осуществляет юридическую или медицинскую помощь, хотя оказание такой помощи не входит в перечень уставных целей организации.

– И для чего это приостановление требуется? Чтобы НКО внесли нужные изменения в устав?

– В случае приостановления деятельности общественного объединения ему запрещается проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и иные публичные мероприятия, использовать банковские вклады. Срок в полгода дается общественной организации затем, чтобы устранить нарушения. Как только она их устраняет – ФРС принимает решение о возобновлении деятельности. Если нарушения так и не устраняются, мы готовим иск о ликвидации.

– Вернемся к разговору о проверках. Насколько я понимаю, специалисты вашего отдела сами приходят в НКО и начинают ворошить кипы документов?

– В пределах города мы проводим выездные проверки, то есть наши специалисты выходят в НКО: смотрят документы и беседуют с руководителем. В отношении непермских НКО существует практика невыездных проверок. Иными словами, их руководители приезжают к нам сами либо доставляют все документы почтой. Нас интересует прежде всего то, как работа организации соответствует положениям устава. Если ее задача – проведение праздников для слепых детей, значит, она не должна организовывать туристические походы для трудных подростков. Ведь этого нет в уставе. Что касается «ворошить кипы документов», то так не всегда – бывает, что все документы организации умещаются в небольшой папке.

– Не слишком ли формальный подход вы демонстрируете?

– Наш подход к проверкам формальным назвать никак нельзя! Мы делаем запросы: в налоговую инспекцию, правоохранительные и иные государственные органы. Например, НКО указывает, что проводила публичное мероприятие. По закону «О публичных мероприятиях» администрация города регистрирует все уведомления о проведении публичных мероприятий. Мы запрашиваем информацию о том, сообщала ли такая-то организация о проведении публичного мероприятия. Если приходит ответ, что нет, значит, есть повод сомневаться в правдивости слов руководителя некоммерческой организации.

– Но ведь этот факт еще не говорит о том, что организация липовая?

– Вы правы. Но у нас возникает недоверие, а это говорит не в пользу организации.

– Руководитель одной из общественных организаций поделился со мной ощущениями от проверки. Он сказал, что во время беседы с вашим специалистом не мог отделаться от ощущения, будто ему во что бы то ни стало необходимо доказать, что с его организацией все нормально, оправдаться. Это как с презумпцией вины.

– Мне это странно слышать, потому что наши специалисты всегда крайне вежливы и тактичны. Они не позволят себе какого-то повышенного тона, комментариев, оценок в отношении организации…

– Речь не про тон, а про атмосферу. Тон специалиста ФРС может быть вполне спокойным, но это не значит, что человек не чувствует себя не в своей тарелке.

– Если он ощущает себя виновным заранее, значит, действительно в документах что-то не в порядке. Я думаю, если НКО правильно ведет делопроизводство, если с бухгалтерией все в порядке, ели ее деятельность реальна и есть документы, ее подтверждающие, значит, нечего волноваться. В любом случае мы принимаем все претензии по работе наших специалистов в ходе проверок. Кроме того, в Управлении установлен график личного приема граждан должностными лицами. Время приема начальника отдела по контролю за деятельностью некоммерческих организаций – понедельник и среда с 10 до 12 часов.

– Пару слов про отчетность. Известно, что в этом году отчетность усложнилась. Более того, ряд НКО заявлял, что она стала настолько изощренной, что нормальному человеку эти формы заполнять и заполнять, тратя на это время в ущерб основной работе организации?

– До этого года общественным организациям требовалось лишь предоставлять органу Росрегистрации сведения о продолжении деятельности организации. Теперь в связи с дополнениями в закон «О некоммерческих организациях» она обязана высылать нам содержательный и финансовый отчет. За первое полугодие нам сдали отчеты менее половины зарегистрированных в Пермском крае организаций. Я убеждена, что формы отчетности не такие сложные, как о них часто говорят. Проблемы могут возникнуть с чуть более сложной финансовой частью отчета, но только в том случае, если в НКО нет бухгалтера. Финансы – вообще самая проблематичная сфера. Организации часто опускают в отчетах иностранное финансирование, некоторые отчеты не отражают осуществление финансово-хозяйственной деятельности, бывают случаи непредоставления сведений о расходовании денежных средств и иного имущества. Кстати, отчеты дают почву для проверок. Из них обычно видно, выполняются ли уставные цели, также можно сделать вывод, что организация не действует.

– Вы проводите для НКО методические семинары по отчетности? Полагаю, у них много вопросов к вам.

– К сожалению, специальных разъяснительных мероприятий было мало: консультации на приеме представителей НКО, телефонные «горячие линии», памятки для руководителей НКО, много полезной информации размещено на интернет-сайте Управления. Если у НКО возникает вопрос, то нужно прийти к нам на консультацию. У нас все регламенты и инструкции в коридоре имеются, мы готовы разъяснить любые из них. Кроме того, в уставе любой некоммерческой организации есть глава о правах и обязанностях, в которой указана обязанность сдавать отчеты и соблюдать действующее законодательство.

– Как вы успеваете 4000 НКО проверить в течение года?

– 4000 некоммерческих организаций – это приблизительная цифра. В этом году происходит передача дел некоммерческих организаций из налоговых органов. К концу года организаций будет гораздо больше. Нам не нужно ежегодно проверять все организации. Проверки осуществляются в соответствии с планом, утверждаемым руководителем Управления.

– А внеплановые проверки случаются?

– Да, конечно. К нам часто поступают обращения от граждан или от юридических лиц с просьбой проверить, например, финансовую деятельность той или иной НКО. Чтобы мы приняли обращение к рассмотрению, оно должно быть подписано (анонимные обращения не удовлетворяются) и должно содержать обоснование.

– Получается, «заказать» ФРС некоммерческую организацию проще простого?

– Еще раз повторю: мы проводим проверки на соответствие деятельности организации уставу и законодательству. По «заказу» мы не работаем!

– Да ладно… А если вашему начальству позвонит лично президент и попросит обнаружить у общественной организации «N» что-то противозаконное, чтобы хотя бы на полгода приостановить ее деятельность?

– Пока таких прецедентов не было.

– А что вы скажете по поводу последнего скандала с Молодежным правозащитным движением? *

– Могу с уверенностью сказать, что если организация не сдала отчет за 2006 год, то за это ее не ликвидируют. Поводом для прекращения деятельности или ликвидации организации служат грубые нарушения действующего законодательства, указанные в ст. 32 ФЗ «О некоммерческих организациях», ст. 29 и 44 ФЗ «Об общественных объединениях». Эти нарушения, как правило, имеют неоднократный характер (например, непредоставление отчетов в течение нескольких лет). Цель предъявления указанных исковых требований – исключение из ведомственного реестра зарегистрированных некоммерческих организаций и из единого государственного реестра юридических лиц сведений о некоммерческих организациях, которые фактически прекратили свою деятельность.

* В августе 2007 года международное движение «Молодежное правозащитное движение», зарегистрированное в федеральном ведомстве Росрегистрации, было закрыто районным судом по инициативе нижегородского ФРС, не имевшего полномочий по контролю за деятельностью организации такого уровня.

Беседовала Александра Анохина

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2007

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]