О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№3(003),
Август 2007

Смертная казнь или пожизненное заключение?

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2007

ПРОБЛЕМА

Смертная казнь или пожизненное заключение?

В настоящее время этот вопрос стал весьма злободневным не только для простых людей, но и для тех, кто имеет отношение к власти. С одной стороны, Совет Европы, куда мы (Россия) стремимся вступить, требует от нас полного запрета смертной казни. С другой – подавляющее число населения страны, живущего в условиях, когда преступность достигла невиданных размеров, а правоохранительные органы не могут (или не хотят) с ней справиться, категорически против отмены этой санкции.

Попробуем взглянуть на эту проблему с другой стороны, а именно: насколько то или иное решение вопроса соответствует Высшим Законам, а не человеческим чаяниям и требованиям тех или иных политических институтов. Будем при этом иметь в виду, что альтернативой смертной казни, по европейским стандартам, считается пожизненное заключение осужденного.

Начнем со смертной казни, так как именно она признается многими людьми, в том числе учеными, политиками, деятелями искусства и культуры, чуть ли не панацеей борьбы с преступностью. Трудно спорить с тем, что человек, совершивший жестокое преступление, должен быть соответствующим образом наказан. И, скорее всего, тяжесть наказания играет определенную «сдерживающую роль» для человека, замышляющего преступление (мы не говорим о тех, кто совершил преступление в состоянии аффекта или по неосторожности). Правда, некоторые исследователи и правозащитники полагают, что сдерживающим фактором является не суровость, а неотвратимость наказания. В качестве доказательства они приводят пример Китая, где за неоднократное воровство человек может быть публично казнен. Однако максимальное число краж, по их же словам, совершается именно во время этих публичных казней, когда люди, глазея на эту «процедуру», забывают о своих карманах и сумках. Вряд ли этот пример можно считать убедительным, так как, во-первых, неизвестно, насколько данные факты соответствуют действительности, а во-вторых, ситуация на площади, где совершается публичная казнь (при достаточной степени циничности воров), на самом деле выгодна с точки зрения совершения краж. И, наверное, вообще другие факторы следует принимать во внимание, если рассматривать этот вопрос с духовной точки зрения.

В Библии сказано: «Мне отмщение! Аз воздам!». Безусловно, это не следует понимать так, что преступника нужно оставить без наказания, полностью «возложив эту задачу» на Бога. Но решение земного суда должно преследовать не цель «отмщения», а справедливое наказание и предоставление возможности исправления. И вот тут возникают вопросы, которые нельзя оставить без внимания. Во-первых, где гарантия того, что суд будет справедливым? Из истории известно немало случаев, когда по ошибке либо по злому умыслу казнили невиновных. Дознаватели – люди, следователи – люди, судьи – тоже люди. Каждый из них может и ошибиться, может поддаться и другим каким-то влияниям. А речь идет – ни больше и ни меньше – о жизни человека, которую никто из вышеназванных чиновников человеку не давал. Есть ли у них право отнять эту жизнь, даже если он действительно виновен? И, во-вторых, где здесь возможность исправления? О каком исправлении можно говорить, если человека казнят? Ведь не об исправлении же в потустороннем мире? Это уж никак не входит в «зону действия» земного правосудия! Поэтому смертную казнь, которая, вне всякого сомнения, является возмездием, вряд ли можно счесть «допустимым наказанием» с духовной точки зрения.

Теперь о пожизненном заключении. Может показаться, что те вопросы, о которых мы говорили в связи со смертной казнью, здесь решены. И жизнь не отнимается, и возможность исправления есть – сиди себе, думай, переживай, исправляйся. Вроде бы все так. Однако и здесь возникает ряд моментов, на которые тоже необходимо посмотреть с духовной точки зрения. Прежде всего: о возможности исправления.

Условия содержания мало способствуют тому, чтобы человек серьезно задумался над тем, что он совершил и ощутил искреннее раскаяние. Жизнь в тюрьме скучна и однообразна, работы почти ни у кого нет, большинство из находящихся там людей жалеют больше себя, а не тех, над кем они надругались или кого убили. Многие из них почти уверены, что больше 15–20 лет не выдержат, и поэтому ни на что не надеются, ни к чему не стремятся. Какое уж тут исправление? Некоторые, правда, обращают свой взор к религии, начинают читать Евангелие, встречаются со священнослужителями, но и здесь нередко стимулом является не стремление к Богу, а желание как-то разнообразить свою жизнь. То есть в большинстве случаев можно сделать вывод, что пожизненное заключение вряд ли предоставляет серьезные возможности исправления, так как лишает человека каких бы то ни было стимулов. Кроме того, здесь нельзя отмахнуться и еще от одного непростого вопроса. Почему общество, в том числе и родственники пострадавшего (через распределение от налоговых поступлений), должны заботиться об этом преступнике? Кормить его, поить, платить деньги за его охрану и прочее? Кто будет возмещать материальный и моральный ущерб, который он нанес своими преступными действиями? Человек обязан отвечать за свои деяния и прилагать усилия, чтобы уменьшить нанесенный вред. Где здесь можно усмотреть эти усилия? Поэтому многочисленные возмущения родных и близких никак нельзя назвать необоснованными.

И, наконец, третий фактор. Что делать, если человек действительно глубоко пережил и осознал содеянное, искренне раскаялся и стал фактически другим человеком? Говоря «другим человеком», мы имеем в виду его внутренний мир, то есть изменения, которые затронули самое ядро – дух человека. Не изменилось только физическое тело, но не оно виновно в содеянном, тело только инструмент. Получается, что в этом случае наказание отбывает уже другой человек, который не жалеет себя и готов к любым жертвам, если они помогут уменьшить то зло, которое он совершил. На этот вопрос также нет ответа в концепции пожизненного заключения. И получается, что ни смертная казнь, ни пожизненное заключение не достигают тех духовных целей, к которым, по большому счету, должны стремиться люди, верша земное правосудие.

Что же делать? Вероятно, над этим вопросом должны бы задуматься юристы, медики, психологи, представители религиозных конфессий. К сожалению, сейчас мало кого серьезно волнуют вопросы духовного содержания. То, что будет сказано ниже, – размышления, основанные на знаниях, данных нам в Книге «В Свете Истины» Послание Граля. Итак, человек, осужденный за тяжкое преступление (условно будем называть его «смертником»), обязательно должен работать. Работу ему необходимо предоставить такую, на которую обычно люди идут не очень охотно, и она должна быть высокооплачиваемой. Тогда человек не будет «сидеть на шее» у общества и сможет возмещать родственникам потерпевшего материальный и моральный ущерб. Нам представляется вполне допустимым, что работа может быть физически трудной и осуществляться в сложных и неблагоприятных условиях. В зависимости от возможностей по обеспечению занятости, степень этой сложности может быть и весьма высокой, а также, вероятно, должен быть установлен некий «минимальный срок», который «смертник» должен отбыть непременно, независимо ни от чего. При этом человека необходимо осведомить об особых условиях его работы и принимать стандартные меры по технике безопасности, обеспечивая, безусловно, его строгую охрану. Очень важно, чтобы человек знал, что он вовсе не обязательно будет здесь находиться до конца жизни (хотя это и не исключено). От того, как будет он воспринимать наказание и какие внутренние изменения будут в нем происходить, зависит его судьба. Другими словами, в определенной степени жизнь и здоровье человека будут отданы на «промысел Божий». И вполне может случиться так, что один человек через год или несколько лет частично или полностью потеряет здоровье или даже умрет (но это уже никоим образом не будет убийством), а другой, работая в тех же условиях, останется здоровым и через некоторое время может быть переведен на другой режим содержания. Тут уж, как говорится в пословице: «Человек предполагает…». Нам представляется важным также подчеркнуть следующее. За каждым «смертником» должно быть установлено индивидуальное наблюдение и строгий контроль со стороны медиков, психологов, педагогов, социологов и других специалистов. Главная их задача – оценить: происходят ли в том или ином человеке изменения, и какие конкретно. Контроль должен осуществляться всеми доступными мерами и средствами. Конечно, самое лучшее, если бы среди «специалистов» оказался человек, способный безошибочно распознавать свои ощущения, слышать свой «внутренний голос», который никогда не ошибается. Но на это, увы, рассчитывать особенно не приходится. Итак, если авторитетная комиссия придет к твердому убеждению, что у того или иного человека произошли кардинальные изменения личности (естественно, в лучшую сторону), что он действительно стал «другим человеком», то после отбывания «минимального срока» она должна ставить вопрос об изменении заключенному режима содержания.

Мы должны стремиться к тому, чтобы наши земные законы как можно больше соответствовали Высшим Законам. К сожалению, в ближайшее время сделать это повсеместно не удастся, а рассматриваемая ситуация – особенная. Быть может, хотя бы здесь мы смогли бы приблизиться к требованиям Законов Бога, согласно которым каждый человеческий дух несет наказание за свои грехи до тех пор, пока они не будут им осознаны и глубоко пережиты, и в нем не произойдут внутренние личностные изменения. После этого наказание должно быть изменено, либо снято с человека вообще, так как вина будет «искуплена». Судя по имеющимся данным о реальной ситуации в колониях, скорее всего, количество случаев «кардинальных изменений» будет крайне мало, однако, это не должно повлиять на общее решение проблемы. Пусть таким окажется даже всего только один-единственный человек!

Виктор Краснобаев

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2007

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]