О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№5(005),
Декабрь 2007

РПЦ грех пенять на невнимание власти

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №5, 2007

РЕТРОСПЕКТИВА

Бог дал, Бог взял?

Открыто негативная реакция православного духовенства Прикамья на недавнее приобретение Евангельской церковью "Новый Завет" ДК культуры ОАО "Мотовилихинские заводы", высказывания о необходимости ограничения деятельности на территории РФ "тоталитарных" и, вообще, нетрадиционных "сект" в очередной раз подогрели интерес к проблеме межконфессиональных отношений. Прокуратура не узрела в сделке криминала, суд встал на сторону евангелистов. Моралисты повитийствовали и утихли. СМИ посмаковали сенсацию и переключились на более свежие. Давайте попробуем взглянуть на проблему взаимоотношений разных культов между собой и с государством через призму истории. Благо, имеются богатейшие архивные фонды.

Христианство распространялось не только посредством проповеди "слова Божьего". В ХIV веке рвением иеромонаха Степана "по прозванию Храп" уничтожались "языческие капища" "нечестивые племени пермян", а сами они насильно обращались в "истинную веру". В начале ХVШ века митрополиту Федору царским указом предписывалось языческие "…кумиры и кумирницы и нечестивыя… чтилища… пожечь, … вогуличей, остяков и татар и всех иноземцев Божию помощью… приводить в христианскую веру…".

Язычество, тем не менее, оказалось живучим. Коми-пермяки вплоть до начала ХХ века почитали Перу-Перуна, тайно посещали "священные" рощи, приносили жертвы идолам.

Ислам одно время тоже не жаловали. Священники-миссионеры не мытьем, так катаньем стремились обратить "сыроядцев" в православие. Вот интереснейший образчик клятвы, распространявшейся в Поволжье и Прикамье: "Я (имярек), состоявший прежде в магометанском законе, ныне через священника (имярек) познал всесовершенно, что Магомет не есть и никогда не был от Бога посланный. Он самый стыдный и лживый пророк и предтеча антихристов; також и закон его Коран есть лживый и богопротивный; по такому моему разумению я отрекаюсь от лжепророка Магомета и его Корана и проклинаю. Этот лжепророк Магомет в своем богопротивном учении блядословит. Христианский же закон самый истинный и богоугодный…. Я хочу принять спасительную христианскую веру и пребывать в ней до скончания жизни. Аминь".

С Соборного уложения 1649 года и вплоть до начала ХХ века как опаснейшее преступление рассматривалось "совращение христианина в иную веру".

Категорически запрещалось коммерческое использование православной символики мирянами. Так, в 1886 году Пермское губернское полицейское управление получило циркулярное распоряжение о пресечении продажи "погребальных покрывал или саванов для усопших с отпечатанными черною типографской краскою священных изображений и надписей".

Ну и, конечно же, преследовались "еретики". По указу от 3 июля 1826 года полиция стала ведать учетом "разных сект и расколов", "высылкою и размещением людей подозрительных и вредных". Спустя несколько лет последовало "высочайшее повеление": "Браки раскольников, венчанные вне церкви, в домах и часовнях и неизвестными бродягами, не могут быть признаваемы за… законные, а за сопряжения любодейные; к детям от таких браков не прилагаются законы о правах наследства". Старообрядцы, имевшие священников, начали хлопотать о неприменении к ним этого повеления. Власти пошли на уступки, разъяснив, что "полиция должна раскольнических жен поповщинской секты" регистрировать в специальных метрических книгах. Позднее для старообрядцев ввели гражданскую подсудность дел о расторжении браков и законности рождения детей, что даже дало им некоторые преимущества по сравнению с "никонианами".

Долгое время "всероссийское первенство" по обращению старообрядцев, сектантов, мусульман и язычников в лоно "истинного православия" держал пермский архиепископ Аркадий. Методы, правда, тоже применял не столько духовно-просветительские, сколько административные. При содействии полиции старообрядческие церкви конфисковывались и "переосвящались", тайные скиты и молельни разрушались.

И, тем не менее, в 70-е годы XIX века у нас наблюдался своего рода ренессанс сектантства. Осинский уезд охватило "немоляйство". Только его с помощью порок розгами, тюрем и ссылок "уняли", как на юге губернии объявились "неплательщики", учившие: всякая власть - от антихриста, полиция, чиновники, "одевшие светлые пуговицы" - его слуги; "сыны божии" не должны платить податей, получать паспорта, служить в армии. Откликнувшись на призывы "бегунов-лучинкинцев", целыми деревнями повалили в леса крестьяне Екатеринбургского уезда. Материалы следствия позволяют судить о мотивации и "идейной подкладке" "бегунства": надо, мол, скрываться от Антихриста, печатью которого являются деньги. Все, что служит предметом купли-продажи, тоже заклеймено им - через гири, аршины, документы с орлом. От Антихриста - керосин и свечи; Богу угодны лишь лучинные светильники.

К 1933 году в СССР закрыли 15988 церквей. В Пермской епархии накануне Великой Отечественной осталось всего 11 приходов. 20 февраля 1936 года наступила очередь пермского католического храма. Сфабрикованная пермскими чекистами "польская националистическая шпионско-диверсионная организация, руководимая ксендзом Будрисом", насчитывала до 100 "членов". 7 февраля 1940 года "за безхозяйственное содержание со стороны верующих здания мечети" оно передается партийному архиву. Репрессиям подверглись священнослужители и активисты-миряне практически всех вероисповеданий. Из уст в уста и переписанными от руки распространялись тогда по Прикамью неуклюжие, но от души идущие строки:

"Запрещают нам молиться,
Притесняют по церквям,
Будем к Богу мы стремиться,
Создадим мы в сердце храм.
Если час настал гоненья,
Как в апостольские дни,
Все исполнимся терпенья, -
С нами Бог, мы не одни!"

К рубежу ХIХ-ХХ веков нравы и законоуложения заметно смягчились. В Перми мирно соседствовали православные храмы (среди них - во имя Божьей Матери всех скорбящих церковь при тюрьме), лютеранская кирха, католический костел, мечеть и синагога. Дискриминационные ограничения сохранялись, пожалуй, лишь в отношении иудеев - в том числе, по праву проживания на территории губернии, владения здесь недвижимостью, выборам в органы местного самоуправления, поступлению в учебные заведения. Координировала решение вопросов, связанных с верой и этническими меньшинствами, состоявшая в ведении МВД "Комиссия по делам инородцев". Именно с ее санкции в Перми открылся хедер и еврейское частное двухклассное училище. Или возьмем приказ пермского уездного исправника о проверке всех лиц иудейского вероисповедания на предмет высылки и водворения "незаконно пребывающих" в "черту оседлости".

1917-м годом завершается эпоха государственной религии. На десятилетия утверждается государственный атеизм. А к чему же мы идем сейчас?..

Аркадий Константинов,
кандидат исторических наук

Р.S. И, напоследок снова возвратившись к теме распродаж зданий, вспомним-ка, уважаемый читатель, сколь слабо срезонировал недавний же факт продажи пермским заводом им. Дзержинского принадлежавшего ему здания механического техникума. Посреди учебного года. Бог с ними, со студентами; деньги, они, того, не пахнут.

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №5, 2007

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]