О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№1(006),
Март 2008

На снимке: так выглядели последствия взрыва газа в ночь с 24 на 25 января 2004 г. на улице Стахановской в Перми, унесшего жизни 5 человек

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №1, 2008

ПРИГОВОРЁННЫЕ ВЛАСТЬЮ

Сидя на газовой бочке,
нам остаётся ждать новых взрывов

Нынешний год начался чередой взрывов бытового газа в жилых домах: Воронеж, Казань, Железноводск, Новокуйбышевск, Волгоградская область и другие места.

Под прикрытием "человеческого фактора"
Так как эти взрывы были связаны с человеческими жертвами и ранением многих жильцов, потерей жилья, личного имущества, не говоря уже о моральном состоянии не только пострадавших, их родственников, соседей, но и всех тех, кто узнал об этой трагедии, примерив ее применительно к своему дому, к своей семье, то вполне понятно, что правительство страны не могло оставаться безучастным.

И вот его реакция на эти события, которую я увидел в телесюжете такого содержания. Премьер-министр Виктор Зубков в своем служебном кабинете, очень обеспокоенный и сосредоточенный, внимательно слушает доклад руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Константина Пуликовского. Основной причиной взрывов докладчик назвал человеческий фактор.

Какой удобный щит - человеческий фактор, за которым можно спрятаться любому чиновнику, которым можно объяснить любую бездеятельность и безответственность! Взрывы метана в шахтах, пожары на объектах, гибель судов, падение самолетов, массовое отравление людей и многое, многое другое с многочисленными человеческими жертвами легче и проще всего объяснять человеческим фактором - мол, сам прошляпил, вот и расплатился за свою беспечность жизнью.

Но если даже представить, что действительно прошляпил, то ведь прошляпил кто-то один, а пострадали десятки. И что делать с ним, который способен и склонен прошляпить? Известен единственный путь: четкий, действенный, систематический государственный контроль. И здесь ничего не надо изобретать - в советское время, как бы кто к нему не относился, он был, и его каждый из нас чувствовал. А в настоящее время он разрушен. И надо заметить, что разрушен сам контроль, а структуры и чиновники не только остались, но значительно увеличились по численности.

Открываю справочник и читаю: Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору, Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, Федеральная служба по надзору в сфере связи, Федеральная служба надзора в сфере транспорта, Федеральная служба финансово-бюджетного контроля и упоминавшаяся уже Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору. Правда, только в названиях лишь двух государственных структурах присутствует само слово контроль: Федеральная служба РФ по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная служба по техническому и экспортному контролю РФ.

Быть может, в этих названиях не просто игра слов, а заложен далеко идущий смысл? Обратившись к словарю, читаем, что контроль - это не только наблюдение, но и проверка, а вот надзор - это "одна из форм деятельности государственных органов по соблюдению законности". Словом, все в общем и ничего конкретного. Вот почему, наверное, чиновники ушли от контроля и спрятались за надзором?

Маленькие хитрости большого надзора
Когда я работал в леспромхозах, то хорошо помню, что периодически приезжал пожарный инспектор и обследовал все от А до Я. Составлял акт, указывая в нем недостатки, готовил предписание об устранении выявленных недостатков, вручал его руководителю под роспись, а в следующий приезд проверял его выполнение. Кроме того, руководитель обязан был в установленный срок доложить в противопожарную службу района о выполнении предписания. Проще говоря, действовала отлаженная система государственного контроля.

А что теперь? Читатели помнят, что несколько лет тому назад в Якутии и Дагестане произошли страшные трагедии: при пожарах в школе и детсаде погибло много детей. После этого я побывал в Управлении пожарной охраны нашей области (было это еще до создания Пермского края) и поинтересовался, какую профилактическую работу оно проводит, чтобы не допустить подобных трагедий. Выяснилось, что, войдя в состав Главного управления Министерства по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Пермской области, управление изменило свои функции - стало надзорным органом. И теперь профилактической работой не занимается, а лишь надзирает и, конечно же, тушит пожары, при которых зачастую от объектов остаются рожки да ножки.

Пришлось встретиться с директором одной из пермских школ и заведующей одного из пермских детских садов. Вырисовалась очень неприглядная картина. Теперь пожарный инспектор никакой натурной проверки не осуществляет, а, прибыв, допустим, в детский сад, требует от его заведующей документы на проверку соответствия объекта противопожарным требованиям. К примеру, акт на проверку изоляции электропроводки. А где его взять? Если раньше в системе противопожарной службы были различные лаборатории, которые содержались за государственный счет и выполняли работы по заявкам бесплатно, то теперь они оказались в различных ООО, ИП, ЧП и выполняют работу за приличную оплату. Вполне возможно, что имеют под собой почву ползущие разговоры о том, что в названных частных структурах работают те же работники пожарной службы или подставные лица, имеющие дополнительный доход. Поэтому тому же директору школы или заведующей детским садом приходится нанимать эти структуры для выполнения работ. Таким образом, бюджет несет двойную нагрузку: содержится большая армия надзирателей и одновременно расходуются деньги на выполнение работ частными структурами.

Сомневаюсь, что при такой организации дела всё работает честно. Очень не исключено, что заведующая детским садом, узнав о завтрашней проверке его пожарным инспектором, во избежание неприятностей тут же договорится с частной структурой о составлении за плату фиктивного документа, заведомо зная, что никакой проверки в натуре не будет - инспектору достаточно документа. А то, что никакого испытания электропроводки не было, останется тайной. Специалисты прекрасно знают, что при выявлении причин пожара зачастую они носят предположительный характер. Вот к чему привела замена контроля надзором. А от этой замены горят объекты, гибнут люди, а чиновники ссылаются на человеческий фактор.

...До основанья. А затем?...
Так случилось, что в тот день, когда произошло два взрыва бытового газа - в Железноводске и Новокуйбышевске, - я встретил своего сослуживца по работе на комбинате "Чусовлес". В числе других вопросов не обошли при разговоре и волнующую тему взрыва газа. И мы невольно вспомнили 60-е годы прошлого века…

В 1965-м после нескольких реорганизаций вновь был создан комбинат "Чусовлес". Надо отдать должное Управлению лесной промышленности Западно-Уральского совнархоза. Оно готовилось основательно к организации нового структурного подразделения - в г. Чусовом был построен 60-квартирный дом для Чусовского леспромхоза, который не заселялся до подбора специалистов для работы во вновь создаваемом комбинате. Когда они были подобраны и назначены, началось заселение этого дома. К городу газ еще не был подведен, поэтому получение горячей воды в доме осуществлялось с помощью титана, отапливаемого дровами, а для газовой плиты использовался баллонный газ. Мы вспомнили, какой строгий контроль был установлен за правилами пользования газом: ни одна квартира не была обеспечена баллоном до тех пор, пока все ее взрослые жильцы не прошли инструктажа, не сдали экзамена и не получили удостоверения на право пользования газом! Проводились систематические проверки состояния баллона, шланга, газовой плиты, у обитателей квартиры проверялось наличие удостоверений. Еще строже стал контроль, когда был подведен природный газ, а титаны заменены на газовые колонки. При таком жестком контроле просто практически не было шанса для взрыва бытового газа.

А что теперь? Вся система разрушена до основания. Когда произошли взрывы в Воронеже и Казани, я решил поинтересоваться, как обстоят дела с профилактикой в этом вопросе в настоящее время в Перми. И сделал вывод, что никак. Для иллюстрации сказанного приведу последовательную хронологию своих действий.

Звоню в службу спасения 118. Отвечают, что они профилактикой не занимаются, а разбирают завалы после взрыва. Звоню по номеру 04 - отвечают, что они принимают аварийные вызовы, а профилактикой не занимаются. Кто же занимается профилактикой? - не отстою я от своей собеседницы на том конце провода. Понимая, что вопрос злободневный, пошла куда-то выяснять. Через некоторое время называет мне телефон специалиста, который, по ее мнению, может удовлетворить мое любопытство. Звоню по указанному телефону и попадаю к главному инженеру Пермского филиала фирмы "Уралгазсервис" Дмитрий Костину. Дмитрий Рудольфович мне рассказал, что никакого обязательного ни надзора, ни, тем более, контроля в настоящее время не существует. Теперь вся ответственность за содержание газового оборудования в квартире переложена на самих жильцов, а в подъездах - на Товарищество собственников жилья и управляющие компании. "А мы, газовики, придем с проверкой тогда, когда жильцы заключат с нами договор, который является, к тому же, платным". "Такой договор является обязательным или добровольным?" - спрашиваю я. "Добровольным!"

Пётр Бондарчук,
председатель Пермского общества защиты прав потребителей

(окончание следует)

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №1, 2008

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]