О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№1(006),
Март 2008

Кому война, кому мать родна?.. Мифы и реалии о заградотрядах

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №1, 2008

РЕТРОСПЕКТИВА

Кому война, кому мать родна?..
Мифы и реалии о заградотрядах

Имеет ли смысл с исторической точки зрения оценивать продукцию массовой культуры? Я уверен, что да, постольку, поскольку эта продукция посягает на подлинный исторический материал. Прошедшие недавно фильмы "Штрафбат", "Курсанты", "Московская сага" и другие прямо-таки по-мазохистски просмаковали, как трусливо отсиживающиеся во втором эшелоне а то и в тылу, одетые в нелепую форму (кожаны и фуражки с синим околышем) гебисты "искореняют крамолу" среди фронтовиков, насаждают "стукачество", безжалостно расстреливают отступающих, а то и на законных основаниях покидающих поле боя раненых. А что же было на самом деле?

В первые недели войны командиры и политработники, зачастую высокого ранга, останавливали откатывающиеся остатки разгромленных частей, отдельных красноармейцев, сколачивали из них сводные боевые группы, затыкая тем самым бреши. На уровне импровизации пресекались случаи дезертирства, паники, выявлялись и уничтожались шпионы и диверсанты.

По мере стабилизации фронтов, восстановления коммуникаций, налаживания структуры управления произошло упорядочение и в рассматриваемой нами сфере. В частности, оставшимся было не у дел пограничникам вменялось в обязанность "наведение и подержание в тылах фронта должного порядка; проверка документов, а в случае необходимости - при возникновении подозрений - и личных вещей как у гражданских лиц, так и у военнослужащих независимо от занимаемых должностей и званий; проверка всего проходящего гужевого и автотранспорта, охрана важнейших объектов и обеспечение бесперебойной работы связи; задержание и доставка на сборные пункты самовольно уходящих в тыл красноармейцев и командиров, вылавливание и арест дезертиров; регулирование движения на дорогах и эвакуации; предельная загрузка всего транспорта, двигающегося на восток; очищение в случае необходимости дорог от беженцев; поимка и уничтожение немецких шпионов и диверсантов, борьба с вражескими десантами".

К сему следует упомянуть подразделения Главного управления войск по охране тыла, контрразведку, этапно-заградительные комендатуры, оперативные заслоны, розыскные группы смешанного состава, истребительные батальоны, команды трофейщиков, подразделения переведенных на казарменное положение милиционеров, еще десятки служб, составляющих огромный сложный организм, связующий фронт и тыл.

17 июля 1941 г. постановлением Государственного комитета обороны были созданы особые отделы, главной задачей которых являлась "решительная борьба со шпионажем и предательством.., ликвидация дезертирства... в прифронтовой полосе". Они имели право арестов, а также расстрелов на месте. В распоряжение особых отделов передавались "необходимые вооруженные отряды из войск НКВД".

Небезызвестный же Виктор Суворов-Резун в своей книге "День "М" утверждает: "Заградотряды были созданы до германского нападения". Там же приводится документ, согласно которому с конца июня по начало октября 1941 г. из 25878 арестованных ими людей было расстреляно 10201, в том числе перед строем - 3321. Невинные жертвы сталинизма? Ой ли... Выясняется, что Суворов пошел на подлог: не проставив отточий, убрал весьма существенный фрагмент: "... Шпионов - 1505; диверсантов - 308; изменников - 2621; трусов и паникеров - 2643; дезертиров - 8772; распространителей провокационных слухов - 3987; самострельщиков - 1671; других - 4371". Конечно, случались трагические ошибки, имели место злоупотребления. А где их не было и нет?

Куда весомей свидетельства тех, кто сам воевал. В частности, подобно пермяку Алексею Ивановичу Кузнецову, служившему в 128-м отдельном заградотряде. Брали в них наиболее проверенных, имевших боевой опыт, награды и ранения бойцов. Уж они то, с одной стороны, могли помиловать честного, но поддавшегося минутной слабости человека, с другой - не сомневаться в необходимости покарать труса, мародера, предателя. "Взять хотя бы власовцев.., клали их сразу... - вспоминает Кузнецов. - Будучи отборной частью, мы снабжались получше, все имели автоматическое оружие - ППШ, "Дегтяревы", "Максимы", для обеспечения мобильности - автомашины. В остальном как у всех. Во втором эшелоне находились крайне редко. Судите сами, 6 ноября 1943 года наш заградотряд в числе первых с боями прорвался к Киеву, свою первую медаль - "За отвагу" - я получил в Чехословакии за то, что поднял роту в атаку".

Кроме выполнения своих непосредственных функций - сдерживания оставляющих без приказа позиции частей, заградотряды служили резервом, "спецназом", бросавшимся на самые ответственные участки. Вновь слово А.И. Кузнецову: "Вот запомнился случай. 15 апреля 1944 г., сопровождаемый бронетранспортером с автоматчиками, выехал из селения "виллис" командующего 1-м Украинским фронтом генерала Ватутина. Вдруг за поворотом - бешеная стрельба. Нас подняли по тревоге, да поздно… Смотрим - убитые кругом, среди них - истекающий кровью Ватутин. После район блокировали, вызвали авиацию и при ее поддержке устроили "чистку". Думаю, не ушел никто..."

А вот что вспоминает Николай Васильевич Жуков, в годы ВОВ - солдат-разведчик 354-й стрелковой дивизии. В начале 1943 г. на Орловско-Курском направлении в бою их командир, капитан, струсил и бежал, бросил на произвол судьбы своих семерых подчиненных, в том числе и автора воспоминаний. Их остановил "загроотрядец по чину подполковник", скомандовал лечь в цепь. "…Тут мы увидели, - пишет Жуков, - что в укрытии в снегу залегал весь загроотряд, виднелись их погоны и ремни портупеи через плечо, все как один одеты в меховые белодубленые шубы… Подполковник сказал нам, что сейчас пойдем в атаку… и это случилось, вдруг из… лощины …вышли три наших танка, вышли вперед нас, пехоты, пошли в атаку… (контратаку - А.К.). Атака врага отбита, мы уцелели…". Фашистская пропаганда, стремясь вызвать массовое недовольство в наших рядах, не жалела эпитетов. Вот, к примеру, не угодно ли ознакомиться с листовкой времен Сталинградской битвы, предназначенной заградотрядовцам?

"Вас назначили в заградительные отряды и объяснили, что вы должны уничтожать ТРУСОВ И ВРАГОВ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, т.е. стрелять в своих товарищей-красноармейцев... ВАС ЗАСТАВЛЯЮТ БЫТЬ ПАЛАЧАМИ! Вы позорите не только себя, но и своих родных…, звание бойца Красной Армии. Ведь армия - это не охранка, не НКВД! А солдат-боец - это не арестант, не преступник!..

Вы пришли в армию, чтобы быть бойцами, защитниками народа, а вас сделали его палачами. Вы стали, выражаясь блатным жаргоном, "легавыми". С той только разницей, что "легавые" охотятся за ворами и преступниками, а ВАС НАТРАВЛИВАЮТ НА НАРОД, НА БОЙЦОВ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ АРМИИ".

Ну и далее, разумеется, "руководство к действию": штык в землю - сдавайтесь в плен. "Заботливость" врага понятна, а вот "подсевание" ему некоторых современных публицистов и кинематографистов - не совсем.

Последние то ли не знают, то ли намеренно умалчивают о том, что подобные формирования существовали и в армиях "демократическо-правовых" государств. Американская "Милитари полис" тоже не церемонясь пускала в ход оружие. Не церемонились и враги.

Вот как описывает "фильтрацию" отступавших разрозненных подразделений Вермахта один из его солдат. Превозмогая смертельную усталость и голод, около трех часов пришлось стоять под проливным дождем; затем группами по 20 человек проходить в помещение. "Перед нами за длинным столом сидели военные разных рангов и жандармы. Подошел обер-ефрейтор и рявкнул…:
- Приготовиться к проверке, подготовить документы и оружие!
От такого приема нам стало совсем не по себе. Жандарм допрашивал лейтенанта, стоявшего прямо передо мной.
- Где ваш взвод, лейтенант?
- Уничтожен, господин жандарм. Одни пропали без вести, другие погибли. Нам пришлось нелегко. (…)
- Вы оставили свой взвод?
- Мгновение лейтенант молчал. Воцарилась тягостная тишина.
- Это что, военно-полевой суд?…
- Я здесь задаю вопросы, лейтенант. Где ваша часть?
У лейтенанта, да и у всех нас возникло чувство, что мы в западне. Мало кто из нас мог дать точный ответ на этот вопрос. Лейтенант пустился в объяснения, но все было тщетно (…) К тому же у лейтенанта не было полагающегося ему бинокля. Жандарм был просто поражен. То, что перед ним стоит чудом оставшийся в живых человек, потерявший десять килограммов веса, его не удивляло. Зато пропал выдаваемый всем офицерам "цейс", а также планшет для карты и список взвода… Армия не разбрасывается вооружением. Немецкий солдат скорее умрет, чем будет швырять где попало армейскую собственность.
Лейтенанта приписали к штрафному батальону, а с петлиц сорвали три лычки. Ему еще повезло. (…) Настала моя очередь. Я застыл от страха. Достал документы… Кружилась голова, ноги стали как ватные. Жандарм зачитал список предметов, которые обязаны иметь солдаты. Я выложил все, что было в моем распоряжении. Оказалось, у меня пропало четыре предмета, в том числе и чертов противогаз. А я его выбросил сознательно. (…) В панике я предпринял идиотский шаг. Чтобы вызвать их
(жандармов - А.К.) расположение, я вытащил из подсумка девять неиспользованных патронов. Глаза жандармов загорелись. (…)
- Вы отступали?
- Так точно, господин унтер-офицер.
- Так почему же не отстреливались?…
- Нам было приказано отступать, господин унтер-офицер.
- Черт побери! - гаркнул он. - Что же это за солдаты такие? Спасаются бегством, не сделав ни единого выстрела. (…)
Я следил за движениями его губ. Возможно, он отправит меня в штрафной батальон, и тогда меня ждет передовая, разминирование полей, лагерь, где теряет всякое значение слово "свобода", и запрещение переписки.
Я едва сдерживал слезы. Наконец жандарм вернул мне… солдатскую книжку… Штрафной батальон миновал меня. Беря свой ранец, я всхлипнул. Слезы показались и у солдата, что стоял рядом. Я выбежал на улицу и присоединился к товарищам. Они стояли под дождем в другом конце лагеря, а вовсе не нежились в мягких постелях… Струившаяся по спинам и плечам вода подтверждала крушение нашей мечты. Несмотря на пощечину, которую мы получили от благодарной родины, нам еще повезло".

Да, доводилось заградотрядам "подпирать" и штрафников. Не только и не столько подгоняя, сколько плечом к плечу… В этом сходятся воспоминания всех очевидцев. Конечно же, карательную функцию заградотряды также выполняли. Но такова любая война, своих там тоже иногда приходится расстреливать, и от этой её страшной стороны никуда не деться.

В конце 1944 г., когда надобность в заградотрядах отпала, их реорганизовали в обычные полевые части, влили в состав полков и дивизий. А.И. Кузнецову, например, довелось довоевывать в 70-й гвардейской дивизии, откуда после тяжелого ранения в феврале 1945-го он и был демобилизован.

Нынешние творцы телесериалов не чувствуют и не желают чувствовать грани между необходимым художественным вымыслом на основе исторического материала и бессовестным искажением реальных фактов. В результате - очередное мифотворчество, которое мы просто обязаны развенчивать.

Аркадий Константинов,
кандидат исторических наук

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №1, 2008

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]