О ГАЗЕТЕ
СОБЫТИЯ
АРХИВ
ВАШЕ УЧАСТИЕ
ОТЗЫВЫ
Культурный проект Пермской гражданской палаты АРТЕ_ФАКТ
АРТЕ_ФАКТ
Написать в редакцию
ld@prpc.ru

© Дизайн:
Мария Масло

"За человека", приложение к газете "Личное дело"

№3(008),
Июнь 2008

Вот в этом здании в Страсбурге творится высшее европейское правосудие...

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2008

ИСТОРИЯ УСПЕХА

Европейский суд защитил пермяков

Этой вести мы, сотрудники ПРПЦ, ждали 5 лет. В 2001-2002 гг. "чепецкое" дело стоило нам немалых сил, нервов и прочих затрат. И теперь мы не скрываем своего удовлетворения от того, что дождались финала! Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге обязал Российскую Федерацию выплатить семерым пермским заключённым по 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда в связи с нарушением их прав. Решение Европейского Суда по делу "Дедовский и др. против России" было вынесено семью судьями, включая судью от России, единогласно. Этим решением установлено, что в отношении всех семерых заявителей - Михаила Дедовского, Александра Матросова, Виктора Видина, Станислава Бухмана, Игоря Колпакова, Дмитрия Горохова и Алексея Пазлеева - государством-ответчиком (Российской Федерацией) были допущены нарушения прав, гарантированных ст. 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенции).

Европейский триумфатор - юрист ПРПЦ Захар Жуланов
Интересы заявителей в ходе разбирательства по уголовному делу в отношении спецназовцев и в ходе разбирательства в ЕСПЧ представлял Пермский региональный правозащитный центр, наш специалист Захар Жуланов, Суд в итоге принял все доводы, на которых мы настаиваяли. Скромно напомним, что впопыхах мы как-то забыли попросить ЕСПЧ о возмещении наших издержек, так что с нашей стороны это была полностью бескорыстная деятельность.

...17 апреля 2001 г. в исправительную колонию строгого режима АМ-244/9, находящуюся в посёлке Чепец Чердынского района, прибыла группа сотрудников отдела специального назначения "Варяг". Спецназовцы приехали, чтобы помочь администрации колонии в проведении режимных мероприятий, в том числе, обысков. При этом нет никаких данных о том, что этот визит был вызван какими-либо чрезвычайными событиями в колонии. Спецназовцы действовали в колонии с 17 по 20 апреля 2001 г. Они были одеты в камуфляж без каких-либо отличительных знаков и носили маски. В течение этого времени к осуждённым, в том числе, и к указанным выше семи заявителям, много раз применялась физическая сила и спецсредства, то есть резиновые дубинки.

В последующем около 160 пострадавших осуждённых написали жалобы на действия спецназовцев. Лишь после того, как эти жалобы достигли прокуратуры Пермской области, только 9 июня 2001 г. по фактам неправомерного применения спецсредств в отношении осуждённых было возбуждено уголовное дело по статье "превышение должностных полномочий с применением специальных средств". Однако, в последующем постановлениями следователей СУ прокуратуры Пермской области уголовное дело в отношении спецназовцев благодаря ПРПЦ было прекращено. Производство по уголовному делу было продолжено лишь в отношении командира отдела специального назначения АМ-244 Станислава Бромберга по статье "халатность". Однако, и в этой части уголовное дело успехом для потерпевших не увенчалось: приговором Чердынского районного суда Пермской области от 22 февраля 2002 г. С.Л. Бромберг был оправдан. Приговор этот Пермским областным судом был оставлен без изменения и вступил в законную силу.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)

Статья 3
Запрещение пыток

Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Статья 13
Право на эффективное средство правовой защиты

Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Итак, в чём же ЕСПЧ усмотрел нарушение прав в отношении заявителей? Нарушение прав, гарантированных ст.3 Конвенции, состоит, во-первых, в том, что в отношении всех их спецназовцами применялись резиновые дубинки. И это не было основано на законе. Не было применение дубинок и необходимой мерой воздействия на их поведение, даже если предположить, что они действительно совершили некоторые дисциплинарные проступки - именно на это указывалось государством-ответчиком Россией. Применение дубинок в обстоятельствах данного дела представляло собой лишь наказание. ЕСПЧ показал, что спецназовцы применяли насилие к заявителям умышленно, необоснованно, стремились вызвать у заявителей чувства страха и унижения. Целью такого обращения было унизить людей и привести их к повиновению. Нанесённые заявителям удары должны были причинять им сильные нравственные и физические страдания. При таких обстоятельствах ЕСПЧ посчитал, что заявители в нарушение ст.3 Конвенции были подвергнуты пытке.

Кроме того, нарушение прав, гарантированных ст.3 Конвенции, ЕСПЧ усмотрел и в следующем. По вполне обоснованным жалобам заявителей на действия спецназовцев компетентными государственными органами не было проведено незамедлительного расследования. Расследования, которое должно было привести к установлению и наказанию всех виновных лиц. В связи с этим ЕСПЧ отметил, что расследование было начато лишь через 1,5 месяца после событий. Суд установил, что даже медицинского осмотра в отношении заявителей после совершения в отношении них насильственных действий произведено не было - какие-либо доказательства проведения такого осмотра отсутствуют. И именно отсутствие, в частности, таких объективных медицинских доказательств и привело в последующем к тому, что расследование по большинству жалоб осуждённых было прекращено. Кроме того, ЕСПЧ посчитал, что, допустив ношение спецназовцами головных уборов, закрывающих их лицо, и униформы без каких-либо опознавательных знаков, российский власти сознательно сделали невозможным их опознание потерпевшими. В итоге это и стало главной причиной прекращения уголовного дела в отношении спецназовцев. В то же время ни один из составленных актов о применении резиновых дубинок не содержал данных о том, какое должностное лицо в действительности их применило. Всё это привело ЕСПЧ к выводу о том, что российские власти умышленно создали ситуацию, в которой установление должностных лиц, подозреваемых в неправомерном применении насилия, оказалось невозможным.

Наконец, было установлено и нарушение прав, гарантированных ст.13 Конвенции. Все разбирательства по уголовному делу были безуспешны. Поэтому ЕСПЧ счёл, что потерпевшие были лишены эффективного национального средства правовой защиты и возможности возмещения причинённого им вреда.

Большая часть заявителей на сегодня уже вышла на свободу. Нам удалось пока связаться лишь с одним из "героев" истории. Дмитрий Горохов живёт сейчас в Березниках, у него семья и маленький ребёнок. Исходу дела он, конечно же, очень рад.

И напоследок о некоторых вероятных далеко идущих последствиях этого судебного решения. Сложившаяся практика такова, что во исполнение решения ЕСПЧ государство должно будет не только выплатить заявителям, чьи права признаны нарушенными, компенсацию морального вреда, но и принять меры общего характера в целях предотвращения подобных нарушений в будущем. А именно, как следует из решения ЕСПЧ, государству будет необходимо, в частности, внести соответствующие изменения в законодательство РФ. А именно ввести следующие нормы. Во-первых, нормы, которые запрещают или существенно ограничивают возможности использования сотрудниками различных "силовых структур" в ходе специальных мероприятий такого элемента экипировки как маски или головные уборы, которые закрывают лицо. Во-вторых, нормы, которые предусматривают проведение обязательного медицинского освидетельствования заключённого (задержанного, содержащегося под стражей, отбывающего наказание в виде лишения свободы и т.п.), подвергшегося применению физической силы или специальных средств. В-третьих, устанавить требование об обязательной документальной фиксации данных (должность, звание, Ф.И.О.) о должностном лице, непосредственно применившим физическую силу или спецсредство.

И пусть государство помнит, что отлынить от решения ЕСПЧ едва ли удастся! Окончательное решение ЕСПЧ направляется в Комитет Министров Совета Европы (КМ), который осуществляет надзор за его исполнением. Окончательное решение ЕСПЧ, поступившее в КМ, ставится в повестку ближайшего заседания КМ, а в последующем вопросы исполнения конкретного решения ЕСПЧ обсуждаются на заседаниях КМ через каждые полгода до тех пор, пока указанные вопросы не будут исчерпаны.

Мы честно хотели разобраться с этой историей здесь, у нас, в Чердынском районе, мечтали русские проблемы решить в России, не вынося сор из избы. Но, к сожалению, вы не захотели. Что ж, теперь вас будут контролировать баре из Страсбурга, а вы будете перед ними униженно отчитываться. На будущее вам наука.

Соб. инф.

P.S. Данное решение ЕСПЧ - всего второе в отношении жителей Прикамья. Первая "пермская" победа в Страсбурге произошла в прошлом году: тогда матери погибшего солдата, жительнице Краснокамска Марии Вершининой присудили компенсацию за задержку государства с выплатой суммы морального вреда за сына, погибшего в Чечне (подробнее см. на prpc.ru/news_our/070814.shtml).

Главная / "Личное Дело" / "За человека" №3, 2008

счетчик посещений contadores de visitas mate1.com


[an error occurred while processing this directive]