НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Библиотека / Библиотека гражданских технологий / Гражданский контроль - пермские эксперименты

БИБЛИОТЕКА ГРАЖДАНСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

Открытое партнерство "Пермская Ассамблея"

"Гражданский контроль - пермские эксперименты"

Глава 1.
Гражданский контроль закрытых учреждений

С.В. Исаев, В.А. Краснобаев, Е.Ю. Першакова

обложка издания

Особенности внедрения общественного контроля закрытых и полузакрытых учреждений Пермской области

Проблема создания условий для действенного общественного контроля за соблюдением прав человека в местах лишения или ограничения свободы в последние годы является предметом бурных обсуждений между представителями российской власти и представителями общественности. Последние настаивают на том, что деятельность органов государственной власти в "закрытых" учреждениях не должна быть закрытой от общества. В настоящее время уже можно с уверенностью сказать, что скорое появление закона об общественном контроле в России почти ни у кого не вызывает сомнений. Существенно, что к этому шагу требовательно призывают рекомендации международных органов системы защиты прав человека. Эти рекомендации основаны на международных нормативных актах, которые Российская Федерация ратифицировала, обязавшись тем самым соблюдать международные правила.

Россия - страна, изобилующая "закрытыми" и "полузакрытыми" учреждениями, что часто пытаются объяснять "наследственностью" тоталитаризма, трудностями переходного периода и т.п. При этом, однако, нельзя забывать, что фактически этот "феномен" в значительной степени является следствием "несвободы", процветающей в самом обществе, живущей в каждом из нас.

Основным признаком учреждений органов власти, относимых к названным категориям, является установленный в них режим полной или частичной изоляции гражданина от общества или ограничения его свободы передвижения.

В Пермской области очень много таких учреждений:

    50 исправительных учреждений Главного управления исполнения наказаний МЮ по Пермской области;
    37 изоляторов временного содержания, спецприемник, 2 приемника-распределителя, 17 медицинских вытрезвителей, центры временной изоляции несовершеннолетних Главного управления внутренних дел Пермской области;
    60 детских домов и школ-интернатов Департамента образования Администрации Пермской области;
    10 домов-интернатов для престарелых и инвалидов, 18 психоневрологических интернатов, 2 медицинских психиатрических стационара.

Необходимость таких учреждений и важность осуществляемых ими функций, к сожалению, не может вызывать сомнений. Однако серьезную тревогу вызывает слишком большое их количество и огромное число людей, в них находящихся. Правила содержания в "закрытых и полузакрытых" учреждениях объективно предоставляют больше возможностей для унижения человеческого достоинства и различного рода злоупотреблений и меньше возможностей для отстаивания своих прав. Человеческая жизнь, физическое и психическое здоровье и другие общепринятые ценности существенно зависят от порядочности, совестливости и прочих нравственных качеств сотрудников этих учреждений. Даже при отрегулированной нормативно-правовой базе в области прав человека, четкой организации ведомственного, межведомственного и общественного контроля не всегда удается вовремя пресечь некоторые, продиктованные субъективными причинами, действия персонала, унижающие достоинство человека.

Наиболее действенным механизмом обеспечения прав человека в закрытых и полузакрытых учреждениях во многих европейских странах признан контроль представителей местных сообществ и неправительственных организаций. Очень важно, что общественный (гражданский контроль, визитирование, наблюдение и т.п.) избавлен от двойственности и корпоративной ограниченности, свойственной ведомственному контролю и прокурорскому надзору.

В связи с тем, что специального закона об общественном контроле в России нет, правовую основу этой деятельности составляют:

    положения Конституции РФ о непосредственном осуществлении народом своей власти (ч. 2 ст.3), о праве граждан участвовать в управлении делами государства (ч.1 ст. 32), о равноправии общественных объединений перед законом (ч.4 ст.13), о гарантиях свободы деятельности общественных объединений (ч.1 ст.30);

    законодательные нормы об осуществлении контроля за деятельностью учреждений органов, исполняющих наказания, общественными объединениями (ст.23 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, ст. 38 ФЗ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы", обе нормы имеют отсылочный характер);

    законодательные нормы об осуществлении контроля за деятельностью по предоставлению социальных услуг (ст. 37 ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов").

Учитывая тот факт, что никаких правовых документов, которые конкретно прописывали бы механизмы осуществления общественного контроля, права и обязанности лиц, его осуществляющих, и т.п., в настоящее время также не существует, правозащитным организациям приходится опираться, прежде всего, на свой авторитет и свой опыт, что очень сложно.

Авторитет общественной организации вообще, а правозащитной, вероятно, в особенности, складывается из всей ее предыдущей деятельности и опирается на ряд ключевых факторов. Сюда можно отнести:

    известность в регионе;
    имеющийся "задел" в той или иной области деятельности;
    "харизма" руководителя;
    умение руководителя(лей) организации найти точки соприкосновения (взаимодействия) с руководством силового ведомства;
    наличие идей, способных заинтересовать "партнера" и механизмов их реализации (другими словами, "есть ли у тебя, что предложить");
    соблюдение негласных этических норм при взаимодействии;
    скрупулезное выполнение взятых на себя обязательств;
    возможность оказания благотворительной помощи, совместные издательские планы;
    разработка и продвижение концепции социальной адаптации граждан, отбывших наказание и находящихся в иных трудных жизненных ситуациях, организация конкретной помощи этой категории граждан через общественную приемную и др.

Для того, чтобы приступить к работе по контролю, требуется установление контактов с руководством региональных ведомств и организация переговорного процесса. Ведение переговоров, в случае успеха, может завершиться двояко. Это либо заключение некоторого письменного соглашения (договора), либо достижение устной договоренности. Во втором случае, естественно, эту договоренность придется "подтверждать" на каждом этапе взаимодействия.

Исключительно важным моментом при установлении взаимодействия является совместное участие представителей НПО и силовых ведомств в различного рода мероприятиях (конференциях, круглых столах, выставках, дискуссиях и т.д.). С этой целью весьма желательно, чтобы НПО сама выступила инициатором проведения такого мероприятия, предложила его программу, регламент, список участников и т.п.

Следует отметить, что всякое проявление нелояльности и критичности со стороны НПО воспринимается порой крайне болезненно и может повлиять на стабильность этих отношений (например, участие ПРПЦ в известном "Чепецком деле", безусловно, отразилось на взаимодействии между правозащитной организацией и ГУИН МЮ по Пермской области в 2001-2002 годах). Выдержать принципиальность своей позиции бывает очень непросто, но выдерживать нужно, во что бы то ни стало. При организации общественного контроля необходимо учитывать, что одна, даже достаточно крупная правозащитная организация в состоянии регулярно наносить визиты только в небольшое количество пенитенциарных учреждений. Это, как правило, не дает нужного объема информации и может почти свести на нет приложенные усилия.

  Главная / Библиотека / Библиотека гражданских технологий / Гражданский контроль - пермские эксперименты






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.