НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Библиотека / Библиотека гражданских технологий / … плюс депровинциализация всей страны

БИБЛИОТЕКА ГРАЖДАНСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

Открытое партнерство "Пермская Ассамблея"

"… плюс депровинциализация всей страны"

И.В. Аверкиев

Провинция как шанс и ресурс
(после дискуссии)

обложка издания

Мы не против культурной особливости провинций, мы против их культурной отсталости.

***

Российская провинция - запущенная провинция, запущенная властью и самими провинциалами.

***

"Проблема пропасти" между столичной и провинциальной жизнью нашла свое отражение и в массовом сознании, в идиоматическом выражении "внутри (за) кольцевой дорогой". Причем кто бы и в каком бы контексте ни употреблял это выражение, смысл в него всегда вкладывается негативный.

***

Гипотеза:
Максимальная самореализация одаренного россиянина в целом ряде видов деятельности (многие отрасли науки, менеджмента, инжениринга, большинство жанров, музыкального и изобразительного искусства и т.д.) возможна только в Москве, в то время как естественным это представляется лишь для государственно-административных и политических карьер.

В этом смысле Москва - это всего лишь несколько миллионов рабочих мест, несколько сотен тысяч предприятий и организаций, несколько десятков тысяч зданий, и несколько тысяч людей - носителей и ретрансляторов всего самого лучшего и передового. А в России - 150 миллионов человек. Скольким из них в течение, например, десятилетия Москва может обеспечить эту самую максимальную самореализацию - тысяче, двум тысячам, десяти тысячам? При этом есть подозрение, что российский корпус талантов и гениев во много раз превышает любую из этих цифр.

В раскрепощенном модернизирующемся обществе, каковым и является сегодня Россия, с закипающим индивидуализмом и просыпающимся вкусом к личному успеху, всего один город, даже с 10-ти миллионным населением и Президентом во главе, не в состоянии обеспечить полноценное развитие и укоренение всем национальным дарованиям и амбициям. И это в условиях все более жесткой геополитической конкуренции, стремительного вырастания в непосредственной близости от нас новых мировых лидеров. Причем, кадры как решали все, так и решают.

***

Столичная и провинциальная "цивилизации" существуют и в североатлантических странах, но в них это "цивилизации" в целом одного уровня развития, одного уровня культуры, одного способа жизни: они различны не по уровню, а по форме. У нас же соотношение столичной и провинциальной "цивилизаций" сугубо иерархично: одна - явно высшая, другая - явно низшая.

Если очень упрощать, то современная Москва уже живет по законам "информационного общества", Пермь еще не выбралась из "индустриального", а, например, Кунгур то ли скатился, то ли остался на "доиндустриальном" уровне (существенная роль натурального хозяйства, товарно-денежные отношения вперемешку с натуральным обменом). Конечно, речь идет о доминирующих укладах, определяющих общий стиль жизни. Как вкрапления в Москве существует что-то "пермское" и "кунгурское", а в Кунгуре пробиваются элементы "пермского" и "московского" уклада. Но сути дела это не меняет.

Принципиально иная ситуация в большинстве стран Запада. Например, Интернет практически в равной степени является одним из столпов жизни и в американской столице Вашингтоне, и в региональном центре Чикаго, и в маленьком провинциальном Су-сити. Есть лишь некоторое запоздание в освоении новинок и различия в объеме осваиваемых технологий. Что касается доступности культурных ценностей, то и здесь как-то выкручиваются. Моя жена стажировалась в Гориции (Северная Италия), никто из нас о Гориции, наверное, ничего не слышал, если ни помнит, с чего начинается знаменитый итальянский роман Хемингуэя "Прощай оружие", но в этом пятидесятитысячном городке проходят ежегодные европейские скрипичные фестивали, с поразительной регулярностью случаются какие-то социологические и психологические конгрессы и всеитальянский хоровой конкурс. Конечно, небольшая территория, высокая плотность населения и еще большая плотность культурного наследия на фоне несравнимого с нами благосостояния дают Италии значительную фору, но у нас ведь этого нет даже в тенденции ("ханты-мансийское чудо" не в счет: кувейты и брунеи - дело особенное).

***

Россия моноцентрична, а это несовременно и неэффективно. Большинство стран, сопоставимых с Россией по площади или по численности населения, давно или недавно, но уже встали на путь полицентричного распределения сил и ресурсов. Наша же Москва по-прежнему "наше все", единая и неделимая, она из последних сил и административная, и общественно-политическая, и финансовая, и культурная и научная столица нашей Родины. Более того, она еще и коммерческий центр страны: большинство более или менее значимых сделок осуществляются в Москве или при "московском" посредничестве - дорыночная, рудиментарная особенность.

У многих других все иначе: общественно-политические, финансовые, культурные и научные центры рассредоточены по территории государства, что позволяет им более эффективно и глубоко перерабатывать национальные кадры, создавать новые точки роста. В США кроме Вашингтона есть Нью-Йорк, Чикаго и Лос-Анджелес, научная жизнь рассредоточена по кампусам. В Канаде, кроме Оттавы, - Монреаль и Торонто. В Австралии - Канберра, Мельбурн, Сидней. В Германии - Берлин, Гамбург, Мюнхен. В Индии - Дели, Калькутта, Бомбей. В Китае - Пекин, Шанхай, Гонконг (Сянган). В России - только Москва, раньше - еще немного Петербург-Ленинград, а надо бы, чтобы еще, как минимум, и Нижний Новгород, и Екатеринбург, и Новосибирск, и еще у кого сил хватит.

Задача депровинциализации, прежде всего, встает перед большими, как минимум, индустриальными, государствами с многочисленным населением. Поэтому Испания еще может обходиться Мадридом и Барселоной, Италия - Римом и Миланом, Франция - Парижем, Великобритания - Лондоном, а мы - уже не можем.

***

Проблема деструктивного неравенства между столичным и провинциальным миром - проблема, прежде всего, социо-культурная, уходящая корнями в самые глубокие пласты национальной жизни, оттуда же и должна придти энергия для ее решения. Но, как всегда, многое зависит от верного подбора политических инструментов, которым предстоит встретить эту энергию на поверхности жизни.

Стране нужна политика депровинциализации, именно политика, как осознанное стремление власти преодолеть цивилизационное неравенство между центром и периферией. Это неравенство создает в развитии России дополнительный тормозящий эффект, настолько сильный, что требует от власти серьезного и концептуального к нему отношения. При этом политика депровинциализации в России обречена быть многоуровневой, глубоко эшелонированной. Пропасть между Москвой и провинцией в уменьшенной копии тиражируется в каждом российском регионе.

***

Духовная и амбициозная перенасыщенность Москвы делает столичную жизнь критически плотной, настолько плотной, что ни рукой, ни ногой не пошевелить. Волей-неволей, из-за невозможности учесть все и всех, столичная жизнь становится все более символичной, чрезмерно игровой, поступки все более ритуальными. Постмодернистская игра со смыслами становится стилем жизни, разжижая до каши любые идеи и порывы. Провинциальная же жизнь все еще содержательна. Именно содержательности, смысла, искренности так не хватает нашим бесконечно недоделанным, кувыркающимся по телу нации, реформам.

Поэтому дело не в том, чтобы прочистить и расширить каналы поступления в Москву наиболее продвинутых и амбициозных провинциалов, увеличивая плотность среды до параметров черной дыры. А в том, чтобы создавать точки роста и новые ресурсные ядра в провинциальных центрах, повышая тем самым качество и охват переработки национальных ресурсов, от финансовых до человеческих.

И.В. Аверкиев, председатель
Пермской гражданской палаты

  Главная / Библиотека / Библиотека гражданских технологий / … плюс депровинциализация всей страны






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.