НОВЫЙ САЙТ ПРПЦ НА NEW.PRPC.RU





Главная / Благотворительность / Аналитика

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ
Отчеты
Наши
  благотворители
Аналитика

Перспективы Пермской благотворительности

От редакции. Эти выдержки из исследования, проведенного Пермской гражданской палатой, о благотворительной деятельности в нашей области, не имеет очевидного информационного повода, но "что-то такое витает в воздухе", нечто пока неуловимо "информирующее" о возможном изменении традиционного для последних лет способа благотворительности. Все больше вопросов, иногда не лицеприятных, возникает у благотворителей и благополучателей друг к другу. Все чаще говорят, в частности, о консолидации в интересах регионального сообщества усилий трех секторов: государственного, некоммерческого и коммерческого. Об их пока очень редком для России союзе, но уже по своему модном и, конечно, перспективном.

"…Благотворительный потенциал пермского бизнеса значительно выше сегодняшнего объема выделяемых им пожертвований…

В некоммерческом секторе Пермской области сложилась не совсем нормальная ситуация, при которой общественно полезная гуманитарная и социальная деятельность многих некоммерческих общественных организаций на 60-100% финансируется международными благотворительными фондами, т.е. "из кармана" американских и европейских налогоплательщиков и частных жертвователей. С одной стороны, привлечение столь масштабных иностранных благотворительных инвестиций может только приветствоваться. С другой стороны, массовое "делание добра" в отдельных социально-гуманитарных сферах почти исключительно на иностранные деньги может (в отличие от коммерческих иностранных инвестиций) рассматриваться и как деморализующий общественность фактор, и как возможный предмет для политических спекуляций.

Многие пермские предприятия и организации, имеющие ресурсы для серьезной благотворительной деятельности, не занимаются ею или занимаются эпизодически либо потому, что их руководители не имеют пока серьёзных мотивов для благотворительности, либо потому, что не обладают технологиями, позволяющими им максимально эффективно вкладывать благотворительные средства (многие руководители имели или считают, что имели, негативный опыт малоэффективного и даже не целевого использования благополучателями их средств)…

…Некоторые особенности современной российской действительности (низкий уровень жизни и маргинализация населения; допустимость в массовом сознании "нечестного заработка"; низкая "договорная дисциплина" на всех уровнях от бытового "честного слова" до государственного договорного обязательства; общая, в условиях глобальной трансформации общества, размытость моральных норм) требуют от благотворителя особого внимания к контролю за надлежащим использованием выделенных средств. Большинство же благотворителей в России, в том числе западных, либо не занимаются этим, либо ограничиваются формальным требованием бухгалтерской отчетности.

…Сама по себе благотворительная деятельность пермского бизнеса имеет ряд особенностей, которые делают ее малоэффективной с точки зрения достижения социальных, гуманитарных и культурных целей; более того, эти особенности оказывают негативное влияние на формирующийся некоммерческий сектор и "благотворительный рынок".

Благотворительствуя, пермский бизнес не ограничивается моральным удовлетворением, а, прежде всего, рассчитывает получить от благополучателей прямую или опосредованную материальную или нематериальную выгоду - рекламу имени, торговой марки, продвижение новых товаров; политическую поддержку "благодарной общественности", "покупку" лояльности со стороны государственных и муниципальных органов и т.п. Соответственно, деньги вкладываются, как правило, либо в массовые мероприятия (шоу-представления, всевозможные празднования, спортивные соревнования), либо в организации, оперирующие массами членов, способные привлечь на свои мероприятия максимум публики (массовые общественные организации: советы ветеранов, ВОИ, ВОГ, ВОС, государственные и муниципальные учреждения культуры и спорта,), либо в социальные и культурные мероприятия, проводимые органами государственной власти и местного самоуправления или по их рекомендации.

В итоге в зону местной благотворительности, как правило, не попадают "маломерные" организации и мероприятия, как бы нужны они не были конкретным людям (экологические, правозащитные, молодежные, пацифистские организации, гуманитарные организации, осуществляющие поддержку маргинальных групп населения: заключенных, бездомных, больных туберкулезом, СПИДом и т.п.), а также организации, не желающие или не умеющие обменивать на благотворительную помощь свои политические или "маркетинговые" услуги.

Выделение благотворительных пожертвований в большинстве коммерческих организаций осуществляется спонтанно, не концептуально: или тем, кто активнее, настырнее просит, или клиентельно (знакомым, по просьбе знакомых), или известным, "раскрученным" организациям и общественным деятелям, или в соответствии с современной "благотворительной модой" (в разное время на пике "этой моды" были, например, "афганцы", "солдатские матери", "многодетные семьи", "волонтеры" и др., сегодня их место заняли "чеченцы", беспризорники и наркоманы). В итоге почти не имеют шансов получить благотворительную помощь новые и малоизвестные организации, сколь бы полезной не была их деятельность; организации, не имеющие связей в бизнесе и во власти; организации, занимающиеся деятельностью, не популярной в среде благотворителей; наконец, организации, лидеры которых просто недостаточно коммуникабельны или обаятельны для фандрайзинга, хотя могут быть очень толковыми, преданными делу людьми.

Низка технологическая культура пермской благотворительности: как правило, отсутствуют специальные внутренние положения, регламентирующие благотворительную деятельность организации, не проводятся реальные конкурсы, не применяются формализованные критерии отбора благополучателей и стандартная договорная документация; благотворительность как вид деятельности на отдельных крупных предприятиях, если и планируется, то уж точно не программируется; совершенно отсутствует социальный аудит и даже более простые формы проверки организационной, финансовой, кадровой и гуманитарной состоятельности обращающихся за помощью организаций. В итоге благотворительные средства нередко получают имитационные ("виртуальные") организации, а то и просто проходимцы; благотворительные средства с относительным избытком могут скапливаться "на руках" нескольких известных, "громких" или модных в этом благотворительном сезоне организаций, и при этом десятки, сотни других, не менее достойных и полезных обществу, не могут добиться благосклонности спонсоров; неформализованность отношений между благотворителем и благополучателем приводит к неадекватному пониманию взаимных обязательств, к необоснованным претензиям и конфликтам.

Уклоняясь от налогов, не относясь к благотворительности как к серьёзному делу, или просто от нежелания "возиться" пермские благотворители, как правило, не требуют от благополучателей формализованной текущей и окончательной финансовой и особенно содержательной отчетности об использовании благотворительных средств. Зачастую благотворители передают средства благополучателям, даже не оформляя договором целевой характер их использования, не утверждая смету расходов. В итоге благотворитель собственноручно поощряет безответственность и даже злоупотребления при расходовании благотворительных средств, развращая своих благополучателей.

Общий итог. Благотворительная деятельность пермских предприятий и организаций, как правило, не профессиональна (не достаточно технологична), зачастую использует некорректные и малоэффективные методы отбора благополучателей и выделения благотворительных средств; в результате невысока социальная эффективность многих благотворительных вложений (количество конкретных людей, получивших конкретную адекватную и качественную поддержку), а сам характер благотворительной деятельности чреват деформирующими воздействиями на корпоративную этику формирующегося некоммерческого сектора региона. Все вышесказанное, в свою очередь, лишает энтузиазма самих действующих благотворителей и мешает серьёзно заняться этой деятельностью благотворителей потенциальных и эпизодических. Отсюда следует предположение о том, что при устранении или ослаблении указанных негативных факторов совокупный объём благотворительных пожертвований пермских предприятий и организаций может быть значительно увеличен. Соответственно, к нормальному соотношению должны прийти доли иностранных и национальных вложений в некоммерческий сектор региона (естественно, не за счет сокращения иностранных, а за счет увеличения абсолютного объема российских вложений)...

…При определенных условиях, при создании некоей, условно говоря, школе благотворительности для предпринимателей - пермские предприниматели могли бы через некоторое время войти во вкус благотворительности, получить все возможные моральные дивиденды, привыкнуть тратить определенный процент на благотворительные программы, освоить наиболее эффективные технологии выявления действительно лучших и актуальных проектов. При условии, что такая "школа" отработает и распространит наиболее эффективные и корректные для всех участников благотворительной деятельности модели концентрации и распределения благотворительных средств из частных источников"...

И.В. Аверкиев

 Главная / Благотворительность / Аналитика






При использовании материалов с сайта Пермского регионального правозащитного центра ссылка на prpc.ru обязательна.